Сказ­ка ком­про­мис­сов

«Спя­щая кра­са­ви­ца» в те­ат­ре име­ни Сац

Rossiyskaya Gazeta - - КУЛЬТУРА - Ан­на Га­лай­да

Под за­на­вес Го­да Пе­ти­па свое при­но­ше­ние к его 200-ле­тию сде­лал Дет­ский му­зы­каль­ный те­атр име­ни Сац.

Несколь­ко де­ся­ти­ле­тий на­зад уви­деть в Москве «Спя­щую кра­са­ви­цу» мож­но бы­ло толь­ко в Боль­шом те­ат­ре — этот ба­лет сим­во­ли­зи­ру­ет всю рос­кошь им­пер­ско­го ба­ле­та. В ори­ги­наль­ной по­ста­нов­ке в од­ном Кре­стьян­ском валь­се бы­ло за­ня­то 64 тан­цов­щи­ка, на сва­деб­ном ба­лу прин­цес­са и принц бы­ли окру­же­ны сот­ней при­двор­ных.

Но се­год­ня «Спя­щая кра­са­ви­ца» по­яв­ля­ет­ся на са­мых неожи­дан­ных сце­нах. Те­атр име­ни Сац — од­на из них. И то, что вы­бор был бес­про­иг­рыш­ным, по­ка­за­ла пре­мьер­ная се­рия: зал был по­лон и, ка­за­лось, рис­ко­вал лоп­нуть от же­ла­ю­щих за­бить да­же про­хо­ды.

Взяв­шись за по­ста­нов­ку, те­атр яв­но от­да­вал се­бе от­чет, на­сколь­ко ком­про­мисс­ным бу­дет су­ще­ство­ва­ние пре­крас­ной прин­цес­сы из ми­ра Лю­до­ви­ка XIV в се­ром со­вет­ском бе­тоне, ка­ким яв­ля­ет­ся его зда­ние. Офор­мить ба­лет был при­гла­шен Вя­че­слав Оку­нев, в сво­их луч­ших спек­так­лях уме­ю­щий пре­вра­тить да­же то­пор­ную син­те­ти­ку в пар­чу и шел­ка. Ди­ри­жер Алев­ти­на Иоф­фе смог­ла до­бить­ся от ор­кест­ра то­го, что­бы Чай­ков­ский зву­чал пусть не пол­но­кров­но, но ди­на­мич­но и де­ли­кат­но по от­но­ше­нию к хо­рео­гра­фии.

Са­мая слож­ная за­да­ча до­ста­лась хо­рео­гра­фу Ки­рил­лу Си­мо­но­ву. Он зна­чи­тель­но со­кра­тил неспеш­но раз­вер­ты­ва­ю­щу­ю­ся сказ­ку до мас­шта­бов по­ста в соц­се­тях — вме­сто че­ты­рех ча­сов эта «Спя­щая» укла­ды­ва­ет­ся в два с по­ло­ви­ной. Она по­чти не оста­нав­ли­ва­ет­ся на от­вле­чен­ные тан­цы, и несет­ся га­ло­пом, пе­ре­ска­зы­вая сю­жет, но пе­ре­ска­зы­вая его на­столь­ко чет­ко, что мож­но обой­тись без чте­ния либ­рет­то. Си­мо­нов са­мо­сто­я­тель­но ста­вит дра­ма­тур­ги­че­ски клю­че­вые Кре­стьян­ский вальс (он об­хо­дит­ся все­го 14 тан­цов­щи­ца­ми), ду­э­тв­стре­чу прин­ца Де­зи­ре и прин­цес­сы Ав­ро­ры в сцене ви­де­ний (ис­поль­зуя му­зы­каль­ный ан­тракт) и пан­то­мим­ную сце­ну Ав­ро­ры по­сле про­буж­де­ния. Хо­рео­гра­фи­че­ская ода­рен­ность по­ста­нов­щи­ка от­ли­ча­ет­ся от мощ­но­го ге­ния Пе­ти­па, но Си­мо­нов де­мон­стри­ру­ет по­ни­ма­ние клас­си­че­ско­го сти­ля. Его но­ме­ра под­чер­ки­ва­ют и до­сто­ин­ства ве­ду­щих ис­пол­ни­те­лей — Ан­ны Мар­ко­вой, про­хо­дя­щей путь от сти­ли­сти­че­ской глу­хо­ты и борь­бы с тех­ни­че­ски­ми про­бле­ма­ми пер­во­го ак­та к по­чти ли­ку­ю­щей сво­бо­де тре­тье­го, и Ива­на Ти­то­ва, на ко­то­ро­го пар­тия се­ла как вли­тая. Оста­ет­ся жа­леть, что Си­мо­нов не ре­шил­ся на ав­тор­скую «Спя­щую кра­са­ви­цу». То­гда хо­рео­гра­фии Пе­ти­па не при­шлось бы стро­ить гри­ма­сы ис­пол­ни­те­лям, а прин­цу и прин­цес­се празд­но­вать сва­дьбу в огром­ном двор­це, ли­шен­ном при­двор­ных.

Се­год­ня «Спя­щая кра­са­ви­ца» по­яв­ля­ет­ся на са­мых неожи­дан­ных сце­нах.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.