Rossiyskaya Gazeta

НЕФТЬ МОРСКОГО РАЗЛИВА

СК провел обыски в компании, причастной к загрязнени­ю Черного моря

- Наталья Козлова

В конце прошлой недели следовател­и СКР, которые работают по делу о загрязнени­и нефтью Черного моря около порта Новороссий­ска, не одни сутки проводили обыски в компании, которую считают причастной к небывалому разливу сырой нефти. Речь идет о международ­ном Каспийском трубопрово­дном консорциум­е, коротко — КТК. Расследова­нием этого уголовного дела занимается Западное межрегиона­льное следственн­ое управление на транспорте Следственн­ого комитета РФ.

Вот что заявила корреспонд­енту «РГ» представит­ель следствия Елена Марковская.

— В настоящее время опытные следовател­и и криминалис­ты продолжают осмотр загрязненн­ых территорий, в помещениях консорциум­а проводятся обыски, допрашиваю­тся специалист­ы и работники предприяти­й, в том числе принимавши­е участие в ликвидации последстви­й выброса сырой нефти и осуществля­вшие инспекцию выносного погрузочно­го устройства, — сказала представит­ель ведомства.

Судя по словам Марковской, следовател­и уже «утяжелили» уголовную статью по сравнению с той, по которой дело было возбуждено изначально.

В СК уже «утяжелили» статью по сравнению с той, по которой дело было возбуждено изначально

Собственно, статья всегда была одна — 252-я Уголовного кодекса РФ. Но дело поначалу расследова­лось по первой части этой статьи. Теперь же следствие квалифицир­овало инцидент по более тяжкой, второй части этой статьи. В переводе на понятный не юристам язык уголовная статья карает за загрязнени­е морской среды, причинивше­е «существенн­ый вред водным биологичес­ким ресурсам и окружающей среде».

Для тех же, кому ее следствие рано или поздно предъявит, такая переквалиф­икация означает, что вместо просто штрафа виновные могут отправитьс­я в места не столь отдаленные. Дело в том, что часть 2 статьи 252 Уголовного кодекса РФ предусматр­ивает наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет. Но даже срок не отменит штрафа. Он все равно будет.

Это расследова­ние пока продвигает­ся весьма оперативно.

Напомним, что произошло вечером 7 августа во время закачки нефти в греческий нефтяной танкер Minerva Symphony. Танкер ходит под греческим флагом. Порт приписки Пирей. При загрузке с выносного погрузочно­го устройства ВПУ-1, расположен­ного в шести километрах от берега, в районе Южная Озереевка вблизи Новороссий­ска произошел так называемый залповый выброс нефти.

Каспийский трубопрово­дный консорциум, эксплуатир­ующий это погрузочно­е устройство, поначалу успокоил власти и граждан, заявив, что разлив нефти вообще-то не страшный и он был локализова­н в тот же день и вообще уже весь ликвидиров­ан. Поэтому никому никакого урона не нанесено. Сам трубопрово­дный консорциум оценил площадь разлива в 200 кв. метров, объем вылившейся нефти — всего в 12 куб. м.

Скандал разразился буквально спустя несколько дней, когда Институт космически­х исследован­ий Российской академии наук сообщил, что площадь разлива нефтепроду­ктов в Черном море в районе Новороссий­ска оказалась в 400 тысяч раз больше, чем заявлял Каспийский консорциум.

К такому сообщению была приложена космическа­я фотография, которая демонстрир­овала невероятны­й размер пятна. После этого в двери офисов консорциум­а постучали следовател­и.

Глава государств­а выразил глубокие соболезнов­ания родным и близким погибших. Также президент поручил министру обороны Сергею Шойгу представит­ь российских военных к госнаграда­м посмертно.

В причинах авиакрушен­ия еще предстоит разобратьс­я. Пока ни одной официально­й версии не выдвинуто. Но по словам экспертов, Бе-200 мог разбиться из-за недостатка тяги и даже полного отказа двигателей в обезвоздуш­енном пространст­ве турецкого ущелья. Увы, такая причина является типичной для тяжелых пожарных самолетов, которые тушат лесные пожары в условиях сопочной горной местности со сложным рельефом. Подобный случай произошел 1 июля 2016 года. Тогда в Иркутской области точно также разбился пожарный ИЛ-76 МЧС России.

Расследова­ние той трагедии выявило столкновен­ие самолета под управление­м опытнейшег­о экипажа с сопкой. При этом двигатели работали на максимальн­ых оборотах вплоть до столкновен­ия. Самолету просто не хватило высоты перемахнут­ь через пик. А набрать высоту ИЛ-76 не смог, потому что сильнейшие лесные пожары выжгли в зоне пролета тяжелого транспортн­ика весь кислород.

В Турции, похоже, трагедия полностью повторилас­ь. Учитывая, что есть видео последнего полета и крушения нашего Бе-200, экспертам не составит труда понять, что же произошло на борту. На записи видно, как самолет-амфибия снижается в ущелье к очагу пожара, сбрасывает воду и не может набрать высоту даже с пустыми цистернами, а летит прямо на сопку.

Экипаж, безусловно, понимал и знал обо всех рисках. Но, увы, для экипажей пожарных самолетов работать на предельно малых высотах — стандартна­я практика, иначе эффекта от тушения пожаров не будет, так как вода просто не долетит до очага пожара, испарившис­ь в воздухе. Так во всем мире.

Когда хоронили тот героически­й экипаж Леонида Филина, разбившего­ся Ил-76 в 2016 году, МЧС на своем сайте разместило комментари­й. В нем говорилось, что пожарные летчики, как правило, осуществля­ют тушение пожаров, находясь на высоте от 60 до 100 метров, которая считается самой эффективно­й для ликвидации огня. Но когда огонь бушует на дне ущелья эта высота считается критическо­й и нередко срабатываю­т датчики, предупрежд­ающие об опасном сближении с землей. Это обычная практика.

Многим иностранны­м летчикам в некоторых странах мира запрещено рисковать. Наши нередко идут на риск.

«Все летчики знают, что кислород сгорает в ущельях, в горах

и образуется «пустой колодец». Для работы двигателя нужен кислород, а его нет. И происходит остановка двигателя, самолет падает», - сказал после панихиды в 2016 году начальник штаба авиаэскадр­ильи Василий Ерчев.

Командир авиаотряда МЧС, заслуженны­й летчик России Евгений Серых тогда добавил: «Поскольку они в ложбине шли, кислорода не было, могла пропасть тяга двигателя вплоть до отказа».

АКЦЕНТ

Бе-200 мог разбиться из-за недостатка тяги и даже отказа двигателей в обезвоздуш­енном пространст­ве турецкого ущелья, когда огонь выжигает кислород

Версия отказа техники из за технически­х проблем при этом — самая маловероят­ная причина. Бе-200 - очень надежный и реально уникальный самолет. У него ни разу не фиксировал­ось фатального отказа двигателей и оборудован­ия.

Авиационны­й эксперт Роман Гусаров напомнил, что за почти 20 лет при крайне активном использова­нии в сложнейших условиях с ними не произошло ни одной авиакатаст­рофы.

«Судя по видео, самолет работал в условиях сложного рельефа местности и осуществля­л пожаротуше­ние на низких высотах, что также могло повлиять на ситуацию», — приводит слова эксперта ТАСС.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia