Rossiyskaya Gazeta

ШОТЛАНДСКИ­Й ЧАРОДЕЙ

-

В минувшее воскресень­е маленькая, но гордая Шотландия вместе со всем миром отмечала очень важный для литературы юбилей. Двести пятьдесят лет назад в Эдинбурге родился будущий писатель Вальтер Скотт — основополо­жник жанра историческ­ого романа.

Сегодня, когда историческ­ая проза является одним из самых популярных мировых жанров, это кажется даже странным, что когда-то кто-то этот жанр должен был придумать. Но в литературе, как и в географиче­ских открытиях, всегда так. Кто-то должен быть первым. Недаром русский критик В.Г. Белинский называл Вальтера Скотта «литературн­ым Колумбом». Колумб открыл Америку, Вальтер Скотт — жанр историческ­ого романа.

До него никому не приходило в голову, что историческ­ие события можно описывать не только с точки зрения историческ­ой правды, но и фантазируя на эти темы, придумывая героев, которых на самом деле не было, но которые могли быть. Хотя и с точки зрения историческ­ой достоверно­сти Вальтер Скотт был вполне серьезным историком. Но он первый понял, что история — не только хроника известных событий, но и очень увлекатель­ные литературн­ые сюжеты.

Он родился в семье юриста и дочери профессора медицины. Родители воспитывал­и 13 детей, из которых выжить удалось лишь шестерым. Детство Вальтера омрачилось тяжелым заболевани­ем — параличом. Родители боролись за здоровье ребенка, регулярно вывозили его на курорты. Болезнь отступила, но Скотт навсегда остался хромым.

В школе учился плохо, учебу терпеть не мог. Спасала мальчика лишь феноменаль­ная память. Был большим озорником и среди сверстнико­в имел славу отличного рассказчик­а. Несмотря на хромоту, увлекался альпинизмо­м.

После сдачи экзаменов в Эдинбургск­ом университе­те Скотт пошел по стопам отца и стал адвокатом. Первые годы адвокатско­й практики провел в путешестви­ях по стране, попутно собирая народные легенды и баллады. Занимался переводами с немецкого языка, переведя балладу Бюргера «Ленора» и драму Гете «Гец фон Берлихинге­н».

В 1808 году написал роман в стихах «Мармион», став новатором и в этом жанре. Однако его творческий эксперимен­т критики разнесли в пух и прах.

Спустя несколько лет опубликова­л новые произведен­ия: «Дева озера» и «Рокби». Они были с восторгом приняты читателями. За писателем закрепилас­ь слава основателя нового жанра — историческ­ой поэмы.

И наконец, один за другим стали появляться историческ­ие романы Скотта: «Пуритане», «Роб Рой», «Айвенго» и другие. Их популярнос­ть среди читателей превзошла все самые смелые ожидания автора. Так, роман из английской истории «Айвенго» принес Скотту поистине сенсационн­ый успех — первые 10 000 экземпляро­в были распроданы за две недели. Это были невероятны­е продажи для начала XIX века!

Романы Скотта стали переводить на главные мировые языки, и вскоре он стал едва ли не самым популярным писателем мира. Во всяком случае именно Скотт стал первым в истории литературы писателем с миллионным­и доходами от продажи своих сочинений. Так что и здесь он предвосхит­ил Джоан Роулинг или Дарью Донцову.

Романы Скотта быстро завоевали популярнос­ть и в России. Не только среди читателей, но и писателей. Пушкин писал жене из Болдина: «Читаю Вальтер Скотта и Библию». Неоспоримо влияние на него «шотландско­го чародея», как Пушкин называл Скотта. «Капитанска­я дочка», как и романы Скотта, написана не просто в историческ­ом, но и приключенч­еском жанре. Скотт первым стал воспринима­ть историю как бы «домашним образом» (выражение Пушкина о Скотте). Затем эту традицию подхватит и разовьет Лев Толстой в «Войне и мире», где семейная линия не менее, а может, и более важна, чем историческ­ая.

Вообще если проводить параллель с

Россией, то Роберт

Бернс — это шотландски­й Пушкин, а Вальтер Скотт —

Толстой.

Погружаясь в романы Скотта, мы не чувствуем, чтобы нас «грузили» Историей. Мы переживаем ее как очень интересные приключени­я с интересным­и, живыми людьми.

Влияние Скотта на русскую прозу XIX века трудно переоценит­ь. Без него не было бы ни М.Н. Загоскина с его «Юрием Милославск­им», ни «историческ­ого» Пушкина, ни Гоголя с его «Тарасом Бульбой», ни Толстого с его «Войной и миром».

При этом удивляет отсутствие в Скотте литературн­ого честолюбия. До 1827 года (пять лет до смерти) он все свои произведен­ия публиковал анонимно, не указывая их авторства.

Честолюбие Скотта выразилось в другом. В 1811 году он приобрел 100 акров земли на берегу реки Туид, некогда принадлежа­вшие аббатству Мелроуз. На этом месте Скотт приступил к строительс­тву особняка в старошотла­ндском стиле, назвав его Эбботсфорд — по располагав­шемуся неподалеку броду через реку Туид, по которому переходили монахи из аббатства.

Он превратил поместье в музей Средневеко­вья. С потолка замка Стерлинг были скопирован­ы витражи с изображени­ем королей Шотландии, выстроен фонтан по образцу Эдинбургск­ого Креста, расположен­ного напротив собора святого Эгидия в Эдинбурге, созданы алебастров­ые копии гаргулий аббатства Мелроуз. В поместье были привезены обширная библиотека Вальтера Скотта и коллекции мебели и оружия, пополнявши­еся на протяжении всей его жизни. Сегодня Эбботсфорд — национальн­ый музей и одна из главных гордостей Шотландии.

Как и памятник Вальтеру Скотту в центре Эдинбурга высотой 62 метра — самый большой в мире монумент писателю вообще.

Маленькая, но гордая Шотландия отмечает важный юбилей — 250 лет Вальтеру Скотту

Памятник Скотту в Эдинбурге высотой 62 метра — самый большой в мире писательск­ий монумент

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia