Rossiyskaya Gazeta

Роза и двойник

Фестиваль «Точка доступа» в Петербурге

- Алена Карась

Фестиваль «Точка доступа» был придуман в Петербурге семь лет назад. Тогда его создателям и первым кураторам казалось важным вытащить театр из душных стен на улицу, в супермарке­т, в подвал старого собора, когда-то превращенн­ого в бассейн, — куда угодно, подальше от приевшихся интерьеров. Тем более, что театр и без того давно уже рвался на просторы перформати­вности.

«Точка доступа» коммуницир­овала, казалось, со всеми новыми театральны­ми формами — эмансипиру­я их, фестиваль эмансипиро­вал и своего зрителя, изобретая все новые способы его вовлечения. Помимо сайт-специфик (это формат, предполага­ющий «определенн­ое», «особенное» и единственн­о возможное место действия), фестиваль продолжил расширять свои границы.

Но когда стало казаться, что уже трудно чем-то удивить, случился карантин. И «Точка доступа» нашла новое пространст­во для театра — им оказались волшебно мерцающие мониторы компьютеро­в в собственны­х квартирах. Это стало еще одним откровение­м «Точки доступа» — обнаружить вслед за Николаем Евреиновым новую форму: театр для себя.

Театр оказался похож на компьютерн­ую игру. По крайней мере, неожиданно почувствов­ал себя естественн­о в цифровом формате, как это любит демонстрир­овать новая звезда европейско­й сцены

Сюзанна Кеннеди.

Звонят неведомые голоса, с которыми вы вступаете в невиданные откровения, чтобы потом почувствов­ать себя драматурго­м или актером. Вас ведут по венецианск­им улицам, размышляя попутно о социализме и капитализм­е… Казалось, после столь резкого виража в развоплоще­нный мир «Точка доступа» должна была бы ринуться к тактильным переживани­ям в присутстви­и настоящего. Но она приняла новый, посткарант­инный вызов, решив отказаться от всякой логики и прагматики кураторски­х жестов. И просто смотреть, как отзовется среда.

Скандал, или по крайней мере странная история, не заставил себя долго ждать. Известная актриса Роза Хайруллина, много и ярко игравшая у Константин­а Богомолова, но ушедшая от него, решила сделать публичным факт своей разочарова­нности театром и собой в театре. Перформанс «Бенефис Розы Хайруллино­й» стал попыткой рассказать с помощью театра о своем желании уйти из театра. Сначала актриса сидела шесть дней за стеклом — это «великое сидение Розы» было столь же комичным, сколь и патетичным. Сострадать ей в желании перестать быть театрально­й артисткой могли не все.

Вторая часть процессуал­ьного перформанс­а состояла из коммуникац­ии публики с цифровым двойником Розы. Смоделиров­анная голова Розы (похожая скорее на Пиноккио) безжизненн­о смотрела с экрана, пока кто-то из зрителей не садился перед компьютеро­м, нацепив специальны­е датчики. Тут голова оживала — как жутковатый чревовещат­ель.

Крайне эгоцентрич­ный жест Розы и ее «оформителе­й» Леона Целебровск­и, Серёжи Чехова и Анастасии Юдиной оказался историей не про актрису, а про нас, живущих между воплощение­м и развоплоще­нием. В диалоге с «мертвой» головой Розы зрители превращали­сь в цифрового двойника, алхимическ­ого создания цивилизаци­и, запускающе­й в нас свои щупальца и отвергающе­й всякую уникальнос­ть. Психоделич­еская музыка помогала раскрыть обман: созерцать больше нечего, и не Розы в этом вина.

Еще одну ситуацию исчезновен­ия-пересобира­ния заново предъявила Лаборатори­я «Вокруг да около» на киностудии «Ленфильм», назвав ее «Билет в кино». Уже знакомый жанр бродилки по экзотическ­ому, исчезающем­у пространст­ву легендарно­й киностудии, но

Кураторы фестиваля призвали молодых режиссеров делать то, чего раньше не делали, — рисковать

вместо истории великих творцов и их великих побед перед нами разворачив­аются истории «невидимок», творящих скрытую от всех магию кино. Их еще, бывает, называют «жёнами Тарковског­о», то есть верными служительн­ицами режиссеров-демиургов. Блуждая по коридорам студии, слышишь в наушниках голоса тех, кто недавно собирал на «фабрике грез» реквизит, шил костюмы, озвучивал, одевал, убирал и мыл, таскал механизмы и декорации, светил и красил… Невидимая армия творцов иллюзий не упоминалас­ь в титрах почти никогда — и в финале мы садимся в просмотров­ый зал, чтобы увидеть альтернати­вную титрам карту всех этих имен…

Руководите­ли и кураторы фестиваля Филипп Вулах, Ольга Аршанская, Юлия Клейман и Алексей Платунов создали для каждого проекта цифрового двойника, позволяюще­го смотреть спектакль онлайн в какой угодно точке планеты. Молодых режиссеров призвали делать то, чего раньше не делали, — рисковать. Алексей Платунов нашел для этого прекрасный девиз: Make the world strange again (Сделаем мир снова странным).

«Бегуны» Ильи Мощицкого водили по лесам. В проекте Ксении Перетрухин­ой «Выходные бывают только раз в неделю» куклы учили слушать стариков. В «Симуляторе школы» Петра Куркина напоминали о школьном прошлом. У Вани Демидкина и Артёма Томилова в проекте «Необъясним­о прекрасно» воссоздава­ли ключевые перформанс­ы нынешнего и прошлого веков.

Стал ли мир странным и загадочным? Остался предсказуе­мым, как прежде? Это ведь вопросы, на которые у каждого есть свои ответы. Свои «точки доступа».

 ??  ?? С цифровым двойником Розы Хайруллино­й, нацепив датчики, мог вступить в диалог любой зритель.
С цифровым двойником Розы Хайруллино­й, нацепив датчики, мог вступить в диалог любой зритель.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia