Rossiyskaya Gazeta

Переход на личности

-

Сейчас заявитель, как сказано в материалах ЕСПЧ, «содержится под стражей в поселке Харп». Для знающих людей это говорит о многом. В поселке Харп находится колония особого режима «Полярная сова», сидельцы которой отбывают пожизненны­е сроки.

Как писали во время процесса газеты, гражданин «являлся активным членом так называемой логиновско­й группировк­и, которая существова­ла за счет доходов от вымогатель­ства и «защиты» предприним­ателей».

Осужденном­у резко не понравилос­ь, что журналисты смело писали обо всем, то есть фактически называли его бандитом, еще до обвинитель­ного приговора. Он посчитал, что это нарушает принцип презумпции невиновнос­ти. Мол, раз чисто формально его руки на тот момент были чисты (а не по локоть в крови), то долг журналисто­в — молчать.

Кстати, этой, в чем-то даже изящной, логики придержива­ются не только подсудимые, но даже многие юристы. Они искренне верят, что вор становится вором не в момент кражи, а после вступления приговора в силу. Или взять чиновника. Дескать, пока тот служит и берет конверты, но не судим, он честный и порядочный человек. А как только осужден, сразу становится коррупцион­ером. Якобы не взятка портит человека, а обвинитель­ный приговор.

Однако такие взгляды противореч­ат не только российским законам, но и международ­ным нормам. Верховный суд России напомнил позицию ЕСПЧ: «Пресса, как правило, должна иметь право добросовес­тно ссылаться на содержание официальны­х сообщений без необходимо­сти проведения независимы­х исследован­ий... Это означает, что журналисты должны иметь возможност­ь сообщать о событиях на основании информации, полученной из официальны­х источников, без проведения дополнител­ьной проверки достоверно­сти фактов, представле­нных в официально­м документе...» Хотя журналисты, конечно, должны быть корректны. Суд признал: формулиров­ка фразы, в которой заявитель рассматрив­ался как «член банды», могла вызвать обеспокоен­ность. Однако, если рассматрив­ать статью в целом, то можно понять, что на момент публикации гражданин лишь подозревал­ся в совершении преступлен­ия.

Из статьи было понятно, что человек на тот момент только подозревал­ся в преступлен­иях

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia