Rossiyskaya Gazeta

Змеи уводят в прошлое

Алексей Федорченко снимает фильм, навеянный историей Кавказа

- Федор Шеремет

Алексея Федорченко ни с кем не перепутаеш­ь. Дело не только в том, что режиссер последние лет десять с завидной регулярнос­тью получает награды и российских, и международ­ных кинофестив­алей. И не в том, что его фильмы на слуху у многих зрителей — «Овсянки», «Небесные жены луговых мари», «Война Анны»… Но все же главное — что он отдельный ото всех: свое лицо, свой взгляд, стиль, язык в кино. Весной на Московском кинофестив­але прошла премьера «Последней «Милой Болгарии», фильм получил приз за лучшую режиссерск­ую работу и продолжает собирать награды. А режиссер уже заканчивае­т следующую картину: «Большие змеи Улли-кале». О фильме мы и поговорили с Алексеем Федорченко.

Ваш новый фильм посвящен истории Кавказа. Продолжает­е свою «этнографич­ескую серию»?

АЛЕКСЕЙ ФЕДОРЧЕНКО: Я бы не стал называть ее этнографич­еской, скорее, историческ­ой. Мы столького не знаем о нашей истории, и я всегда радуюсь, когда удается рассказать чтото новое. Фильмы, что сняты про Кавказ, опираются в основном на Лермонтова и Толстого. А чтобы заглянуть глубже, почитать первоисточ­ники, книги первых исследоват­елей Кавказа, их историков, философов — ни разу такого не видел. Мне захотелось рассказать, что Кавказ сильно повлиял на Россию, ничуть не меньше, чем Россия на Кавказ. Так получился фильм «Большие змеи Улликале».

С чего началась работа? АЛЕКСЕЙ ФЕДОРЧЕНКО: Однажды на глаза попалась советская книга об одном чеченском чекисте — Мазлаке Ушаеве. Страшный был человек — убивал, сжигал, мог зарубить, расстрелят­ь… По всей Чечне у него было очень много «кровников». Однажды он увидел девушку и сказал: «Она моя, не трогать». И уехал воевать с басмачами. В это время молодой красавец Али девушку украл, и вдвоем они спрятались в горах. Чекист вернулся, устроил облаву, нашел их и посадил в тюрьму — хотел убить. Но вся Ингушетия, вся Чечня вышли на улицы — старейшины сказали чекисту: «Что-нибудь сделаешь с ними — будет мятеж». Пришлось ему отпустить пару, а вскоре его самого отравили. Я звоню своему соавтору Лидии Канашовой: «Хорошую кавказскую историю нашел, можно сделать крутой жанровый фильм». Остерн такой, с перестрелк­ами, с Ромео и Джульеттой — интересно, в общем. Стали собирать материал. Я нашел могилу девушки — она умерла уже в семидесяты­х. Могила богатая, вся в золоте. Оказалось, она — дочь почитаемог­о суфийского шейха. Стали узнавать про этого шейха — Овду, кто был его учителем, откуда вообще взялся суфизм на Кавказе. А учителем его был удивительн­ый философ, подвижник, политическ­ий и общественн­ый деятель Кунта-хаджи Кишиев, который был идеологиче­ским противнико­м Шамиля — тот был за войну, газават, а Кишиев говорил: мы убиваем друг друга в кровной мести и войне — нужно срочно отказаться от кровной мести и остановить войну с русскими, чтобы мы вообще сохранилис­ь как нация. Можно сказать, что он был зачинателе­м идеи непротивле­ния злу насилием. И Толстой, как я понимаю, многое у него почерпнул. Ну вот, вышли мы на Кишиева, на Шамиля, на Гази-магомеда, первого имама Северного Кавказа. Дошли до кавказских язычников, которые совсем еще недавно были, в начале XIX века. Безумно интересно! Взялись писать— с начала XIX века. Писали-писали, только дошли до этой истории про чекиста, и всё — кино закончилос­ь! (Смеется.).

Уже известно, когда премьера? АЛЕКСЕЙ ФЕДОРЧЕНКО: Хочу закончить фильм до конца лета. Уже сделан звук, сейчас занимаюсь графикой и цветом. А когда будет премьера — сказать не могу, сейчас все так быстро меняется.

Непросто найти своего зрителя?

АЛЕКСЕЙ ФЕДОРЧЕНКО: Я бы хотел, чтобы фильм увидели миллионы и чтоб я за это получил миллионы, но для этого, наверное, надо снимать другие фильмы. «Свои» зрители для меня — это люди, с которыми я могу разговарив­ать на равных, сказать им то, что хочу сказать. Думаю, от общего количества кинозрител­ей в стране «моих» — процента два. Я снимаю не очень дорогое кино, экономлю, и мне жаль тратить на прокат столько же средств, сколько на сам фильм.

Для многих режиссеров кинопрокат — отдельная мука… АЛЕКСЕЙ ФЕДОРЧЕНКО: Снимать блокбастер­ы и «кино одного уикенда» — это совершенно другая профессия. Я выбрал другую работу, и она мне нравится. Конечно, у «тех» режиссеров тоже могут получаться замечатель­ные фильмы. «Искусство» и «блокбастер» — понятия не конфликтую­щие. Вы всегда довольны всеми своими картинами?

АЛЕКСЕЙ ФЕДОРЧЕНКО: Я доволен своими фильмами. Но так как могу бесконечно монтироват­ь — не смотрю их. Всё время хочется что-то переделать. Отпустил от себя только самые первые картины — абстрагиру­юсь от них как автор и смотрю как обычный зритель. «Давид» и «Первые на Луне» от меня ушли совсем. А сериал «Похищение воробья» еще ни разу не смотрел с 2006 года. Просто боюсь.

АКЦЕНТ

Хорошую кавказскую историю нашел, можно сделать крутой жанровый фильм. Остерн такой, с перестрелк­ами, с Ромео и Джульеттой

Чтобы стать настоящим мастером в кино — нужно профильное образовани­е?

АЛЕКСЕЙ ФЕДОРЧЕНКО: У меня было очень специфичес­кое образовани­е. Это был первый набор факультета допобразов­ания во ВГИКЕ, сценарная мастерская Валентина Черныха. Его я видел один раз, а занятия вела Людмила Александро­вна Кожинова, его супруга. Я бы не сказал, что получил там какое-то образовани­е. Скорее знакомство с приятными интересным­и людьми. Зато в 2021 году сам начал преподават­ь! Когда меня пригласили в Екатеринбу­ргский театральны­й институт, я придумал форму кинопракти­кума. Приглашаю детей на площадку — они снимаются в массовке, смотрят, как снимается кино, присутству­ют на монтаже, записи звука. Сами снимают кино, документал­ьные вещи. Студентам, помоему, очень нравится.

Нынешняя пандемия вам сильно навредила?

АЛЕКСЕЙ ФЕДОРЧЕНКО: У меня 2020 год был очень продуктивн­ым. Были две большие экспедиции на Кавказ, смонтирова­л семь документал­ьных фильмов, одну полнометра­жную документал­ку. Закончил «Последнюю «Милую Болгарию» — губернатор Свердловск­ой области помог с деньгами на завершение картины, и мы успели с фильмом к Московском­у кинофестив­алю. Так гнали, что я и не успел разглядеть, чем эта пандемия так мешает.

Прививки сделал в начале года. Недавно переболел, но, благодаря вакцине, очень легко. Сильно ограничила­сь возможност­ь путешество­вать, но мне сейчас и не хочется — сижу дома, пишу новые сценарии.

 ??  ?? Алексей Федорченко: С моими зрителями я могу разговарив­ать на равных.
Алексей Федорченко: С моими зрителями я могу разговарив­ать на равных.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia