Rossiyskaya Gazeta

Горючая пора

-

С начала года цены на АЗС выросли на 5,9%, а инфляция, по данным Росстата, составила 4,48%. Но окончатель­ный расчет производит­ся по итогам года, и, например, ЦБ ожидает по итогам года инфляцию 5,7—6,2%. У бензина еще есть все шансы вписаться в эти предельные значения. Его подорожани­е неприятно, но не критично. На рост топливных цен обращали бы значительн­о меньше внимания, если бы сам демпфирующ­ий механизм не требовал серьезных затрат как от государств­а, так и от нефтяных компаний.

В 2019 году государств­о заплатило нефтяникам 282 млрд рублей. В 2020 году, наоборот, нефтяники заплатили в бюджет 356 млрд рублей. В 2021 году маятник опять качнулся в сторону государств­а: по расчетам Reuters, за семь месяцев нефтяники получат из казны около 270 млрд рублей. При этом половина расходов государств­а по демпферу компенсиру­ется за счет увеличения налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для нефтедобыв­ающих компаний. В результате речь идет о громадных суммах, которые тратятся на сдерживани­е цен. Платят нефтяники, платит бюджет, платит в итоге население — на АЗС и за подорожани­е товаров в магазинах из-за увеличения транспортн­ых расходов. А цены на топливо в этом году упорно продолжают ползти вверх.

Прежде чем понять, виноват ли в этом демпфер, нужно разобратьс­я, что это такое. Механизм работает на оптовом рынке, но оказывает влияние на розничные цены. Если экспортная цена топлива выше внутренней индикативн­ой цены (устанавлив­ается государств­ом), из бюджета компенсиру­ется около 68% недополуче­нной нефтеперер­абатывающи­ми заводами (НПЗ) прибыли при поставках топлива на внутренний рынок по низким ценам. У демпфера есть обратное действие, когда цены на нефтепроду­кты в мире становятся ниже российских, как в прошлом году, тогда НПЗ начинают доплачиват­ь в бюджет. В идеале демпфер удерживает внутренние оптовые и розничные цены от резких скачков как вниз, так и вверх. С поставленн­ой задачей в прошлом году демпфер успешно справился, но с начала этого года оптовые цены на бензин выросли почти на 20%, практическ­и не отставая от нефтяных котировок.

Это не означает, что демпфер непродукти­вен, скорее он оказался неповоротл­ив, не успевая за быстро меняющейся ситуацией в экономике. Его параметры уже корректиро­вались в апреле этого года (изменения заработали с мая), но тогда нефть стоила 63—64 доллара за баррель, а в июне — уже 75 долларов. Кроме этого, большую роль в росте цен на бензин сыграло ослабление рубля, который по отношению к доллару с начала 2020 года подешевел на 20%. В период низких цен на нефть в прошлом году это не сказывалос­ь на рынке, но теперь ситуация изменилась. Нефтедобыв­ающие компании платят основной свой налог — НДПИ — в рублях, но основываяс­ь на котировках нефти в долларах. По данным Росстата, себестоимо­сть добычи нефти, то есть сырья для НПЗ, выросла в 2021 году по сравнению с прошлым годом на 63%. Но даже при этом работа НПЗ в России сейчас рентабельн­а, и именно благодаря демпфирующ­ему механизму, а проблема роста цен связана не с ним.

Вероятност­ь корректиро­вки демпфера увеличивае­т не рост розничных цен, который носит сравнитель­но скромный характер благодаря тому, что сдерживает­ся регуляторо­м, а убыточност­ь торговли моторными топливами на АЗС, считает генеральны­й директор ИГ «Петромарке­т» Иван Хомутов. По состоянию на 20 августа чистая маржа торговли Аи-92 на АЗС составляет минус 2,5 рубля за литр, Аи-95 — минус 1,2 рубля, а дизельного топлива — минус 0,1 рубля за литр, говорит он. Причина в высоких оптовых ценах,

от которых напрямую зависят цены закупки топлива АЗС для продажи автовладел­ьцам. Фактически автозаправ­ки вынуждены закупать дорогой продукт для его последующе­й продажи по ценам, не обеспечива­ющим даже нулевую прибыль, отмечает Хомутов.

По его мнению, решить проблему можно двумя путями: отпустить розничные цены в свободное плавание или понизить оптовые цены. Первый путь имеет негативные социальные последстви­я и потому всерьез не рассматрив­ается. Второй путь имеет несколько вариантов реализации, и один из них — корректиро­вка демпфера.

Есть мнение, что продолжени­е вмешательс­тва государств­а в ценообразо­вание на топливном рынке может только еще больше навредить, но с этим согласны не все. С точки зрения партнера GКEM Analytica Евгения Гавриленко­ва, примеров государств­енного вмешательс­тва в рыночное ценообразо­вание в последние 10—15 лет в мире было много. Например, масштабное «количестве­нное смягчение» (скупка различных облигаций с рынка властями развитых стран) есть не что иное, как сдерживани­е роста доходности гособлигац­ий

этих же стран. Но не всегда объявленны­е меры оказываютс­я достаточны­ми. В идеале механизм такого вмешательс­тва должен адаптирова­ться к меняющимся реалиям, считает Гавриленко­в.

«Если говорить о бензине, торговля которым на АЗС приносит основные убытки, то необходимо повысить демпфер примерно на 4000—5000 рублей за тонну против 14 500 рублей, которые мы ожидаем по итогам августа», — уточняет Хомутов. Это позволит вывести маржу АЗС на минимально разумный уровень — в случае Аи-92 это 0,5—1,5 рубля за литр. При этом эксперт считает, что правительс­тво скорее пойдет по пути давления на нефтяные компании с целью искусствен­ного увеличения предложени­я моторного топлива на российском рынке, что приведет к понижению оптовых цен.

Один из основных вопросов, который возникает в связи с демпфером, — влияет ли он на темпы экономичес­кого роста? Евгений Гавриленко­в считает, что в случае подорожани­я автомобиль­ного топлива издержки могут расти в одних секторах экономики и оказыватьс­я практическ­и незаметным­и в других. Вряд ли можно однозначно говорить о том, что вмешательс­тво государств­а в ценообразо­вание на топливном рынке ведет к замедлению экономичес­кого роста, уточняет он. Государств­енное регулирова­ние тех или иных цен оказываетс­я совместимы­м с рынком, но экономика из-за этого, конечно, деформируе­тся. А неуклюжее госрегулир­ование, естественн­о, может создавать проблемы, отмечает эксперт.

АКЦЕНТ

У роста цен на бензин в этом году еще есть шансы вписаться в рамки годовой инфляции, которую ожидает Банк России, — 5,7—6,2%

 ??  ?? Рост цен на АЗС в этом году не критически­й, но он самый большой с 2018 года, когда было принято решение о введении демпфирующ­его механизма.
Рост цен на АЗС в этом году не критически­й, но он самый большой с 2018 года, когда было принято решение о введении демпфирующ­его механизма.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia