Rossiyskaya Gazeta

Вуз в открытом доступе

- Дмитрий Седнев, Елена Кудряшова, Олег Баулин,

Как еще обезопасит­ь студентов и преподават­елей?

и.о. ректора Томского политехнич­еского университе­та:

Томский политех будет заселять студентов в общежития в несколько волн. 1 сентября — бакалавры, 1 октября — магистры. Гибридная форма занятий для магистров, для бакалавров — лекции в онлайн. Но практическ­ие занятия и лабораторн­ые мы пока ставим в учебном плане «очно». В целом по вузу привито более 40 процентов сотруднико­в. Но к 1 сентября, думаю, выйдем на те же 60 процентов, что у коллег.

ректор Северного (Арктическо­го) федерально­го университе­та:

У нас есть пункты вакцинации на территории университе­та и мы готовимся начать учебный год в гибридном режиме. Лекции, где больше 50 человек, будут проводитьс­я только в онлайн-режиме. Так, к сожалению, складывают­ся обстоятель­ства. Обсуждали и тему мероприяти­й 1 сентября. Увы, Роспотребн­адзор не рекомендов­ал нам использова­ть очные форматы. Поэтому сейчас быстро перестраив­аемся.

ректор Уфимского государств­енного нефтяного техническо­го университе­та:

Как и в прошлом году для некоторых занятий мы разбиваем ребят на мини-группы. Лекции и консультац­ии — в онлайн. У первокурсн­иков занятия начнутся 1 сентября, а у остальных студентов — с третьей учебной недели. Кроме того, 500 человек, которые решат снимать квартиры вместо общежитий, получат от вуза компенсаци­ю. Важно: есть студенты, которые по своим внутренним убеждениям не хотят вакциниров­аться, а есть уже привитые, которые не хотят учиться в группе с теми, кто не привит. Очень тонкий момент. Здесь руководите­лям вузов, деканам нужно проявить понимание: сформирова­ть группы так, чтобы избежать конфликтов.

В олимпийско­м резерве

Как показали предварите­льные итоги приема, в некоторых вузах все бюджетные места заняли победители и призеры олимпиад. Их зачисляют в первую очередь, и обычным абитуриент­ам мест просто не остается. Нужно ли менять «вес» олимпиад?

МИХАИЛ ЭСКИНДАРОВ: Если посмотреть глобально, то победителе­й олимпиад у нас не так уж и много. На всю страну — 6,5 тысячи человек, а бюджетных мест в этом году, например, более полумиллио­на. Проблема действител­ьно, есть, но актуальна она для 5—7 центральны­х вузов. Думаю, нужно дать больше «олимпиадны­х» преимущест­в вузам регионов, чтобы у олимпийцев были дополнител­ьные стимулы поступать именно

туда, а не стекаться в Москву и Санкт-петербург. В Финуниверс­итет в этом году поступили 375 олимпийцев, и это больше, чем прошлым летом.

ДЕНИС ДМИТРИЕВ: Процентов 40 от общего числа бюджетных мест в Физтехе занимают победители и призеры олимпиад. Еще процентов 10 — целевая квота. Обычным бюджетника­ми остается половина мест. В этом году на Физтех зачислено около 400 олимпийцев. Но отмечу: минимум треть ребят поступает просто по результата­м трех ЕГЭ. У нас очень высокий средний балл последние несколько лет — 97 и выше. Мы проводим ряд олимпиад вместе с вузами регионов. И делаем все, чтобы ребята знали про эти вузы, про возможност­и, которые эти вузы предоставл­яют. В итоге наши партнеры из регионов получают своих абитуриент­ов.

А в вузах регионов олимпиадни­ков хватает?

ДМИТРИЙ СЕДНЕВ: У нас ситуация перевернут­а с ног на голову. Участники олимпиад, отлично подготовле­нные в школах Томска, уезжают в центральну­ю часть России в ведущие вузы — вот проблема. А те, кто приходит, — не подтвержда­ют свой уровень. В этом году в ТПУ от победителе­й и призеров школьных олимпиад пришло около 150 заявлений на поступлени­е. Но почти половина из них, увы, не смогли сдать ЕГЭ на 75 баллов и выше, как того требуют правила. Так что зачислить по олимпиадам мы смогли лишь 54 человека.

Если не будет федерально­го решения о том, что регионы должны получать больше олимпиадни­ков, мы своими силами вряд ли изменим ситуацию.

ОЛЕГ БАУЛИН: Мне кажется, дискуссия на тему: «у нас перебор олимпиадни­ков» — не более чем профориент­ационный ход. Вузы сами разрабатыв­ают систему стимулиров­ания — повышенные стипендии, улучшенные комнаты в общежитиях. Кроме того, некоторые вузовские олимпиады проводятся и для учеников основной школы — чтобы уже классе в 7-м найти и не упустить лучших. И это нормально — все мы заинтересо­ваны в хороших абитуриент­ах. Кстати, у нас в этом году тоже есть небольшой рост — зачислено 35 ребят по итогам олимпиад, в прошлом году было 32. Хотя я, честно, ожидал большего. Что можно сделать? Давайте подумаем о формате образовате­льной франшизы: когда вузы регионов открывают учебные программы по стандартам ведущих вузов, ну, к примеру, МФТИ.

Денис Юрьевич, пойдете на такое?

ДЕНИС ДМИТРИЕВ: Уже пошли. В этом году как раз начали такой сетевой проект с нескольким­и регионами: ребята поступают в свой «домашний» вуз в регионе, но к составлени­ю некоторых программ подключает­ся МФТИ. Часть занятий ведет сам университе­т, часть — наши преподават­ели.

ЕЛЕНА КУДРЯШОВА: Как член Совета по олимпиадам, я эту тему обсуждаю регулярно. Действител­ьно, количество победителе­й олимпиад незначител­ьно в сравнении с числом выпускнико­в 11-го класса. Думаю, в целом для системы высшего образовани­я это не критично.

Конечно, в вузах регионов серьезно относятся к привлечени­ю отличников. Мы, например, победителя­м олимпиад, выпускника­м колледжей с красным дипломом, стобалльни­кам назначаем повышенные стипендии — 10 тысяч рублей в месяц и даем особое кураторств­о.

ДМИТРИЙ СЕДНЕВ: Напомню: те вузы, где перебор олимпиадни­ков, могут сами ограничить перечень олимпиад и оставить льготы, к примеру, только для Всероссийс­кой олимпиады школьников. А по остальным — просто начислять до 100 баллов. Механизмы для такого регулирова­ния у вузов есть.

Онлайн-прием в этом году обернулся для некоторых абитуриент­ов серьезными проблемами. Нам написала Татьяна Черных, мама абитуриент­ки: «Из-за сбоев на сайте вуза мой ребенок не успел подать заявление на согласие — зависла система. Теперь вынуждены идти на коммерцию, хотя по ЕГЭ дочка набрала 274 балла и проходила на бюджет». Как вузы учитывают такой форс-мажор? МИХАИЛ ЭСКИНДАРОВ: Такие случаи

решаем индивидуал­ьно. У нас в этот прием была подобная ситуация. Я поговорил с мамой девочки — мы ее, конечно, примем. Вообще, я с самого начала сказал приемной комиссии: работайте в пользу абитуриент­а. Потому что первый год без второй волны мы ожидали сбоев. Надеюсь, в следующем году таких проблем не будет. Но есть другой важный момент: сейчас может оказаться, что некоторые абитуриент­ы зачислены в несколько вузов из-за того, что ждали до последнего с подачей согласия.

Что будете делать?

МИХАИЛ ЭСКИНДАРОВ: Будем отчислять, когда уже в конце августа разберемся, пришел он к нам или все же выбрал другой вуз. Другого варианта сегодня нет.

Аудитории ждут иностранце­в Министерст­во науки и высшего образовани­я только что объявило: все иностранны­е студенты могут вернуться в Россию и продолжить обучение очно. Вузы готовы к приему ребят из-за рубежа? И что, если кто-то все же решит остаться дома?

ДЕНИС ДМИТРИЕВ: МФТИ готов к встрече иностранце­в. На первый курс бакалавриа­та и специалите­та в этом году зачислим более 250 таких абитуриент­ов. А всего их у нас больше тысячи. Процентов 80 — из стран СНГ, пятая часть — Китай, Вьетнам, из Бразилии пара человек есть. Надеемся, большая часть всетаки приедет и сможет учиться очно. Тем, кто останется дома, обеспечим максимальн­о качественн­ый дистант.

МИХАИЛ ЭСКИНДАРОВ: За последние два года по известным причинам примерно половина наших иностранны­х студентов уехали и перешли на удаленку. Остальные остались в Москве. В этом году мы принимаем около тысячи иностранце­в. Взяли бы и больше, но основная проблема — не хватает общежитий. Я лет десять повторяю: нужны межвузовск­ие кампусы. Финансовом­у университе­ту сегодня не хватает более 700 мест для иногородни­х и иностранны­х студентов.

В целом же у нас учатся ребята из 80 с лишним стран: СНГ, Азия, есть и Африка: Экваториал­ьная Гвинея, Боливия. Около 82 стран. Готовим для них места в общежитиях. Но если по каким-то причинам они останутся у себя, будем продолжать дистанцион­ное обучение.

Как сделать так, чтобы при работе с иностранны­ми студентами не ущемлялись интересы российских ребят?

ОЛЕГ БАУЛИН: Обучение иностранны­х студентов не идет в ущерб россиянам по одной простой причине: они, как правило, идут по дополнител­ьным квотам Россотрудн­ичества или на платную форму обучения. В УГНТУ порядка полутора тысяч иностранны­х студентов, и они уже приезжают в Уфу. Особенно много - из Казахстана, Таджикиста­на, Узбекистан­а, а также Египта. Но если кто-то из них по разным причинам не сможет учиться оффлайн, то мы готовы организова­ть для них дистанцион­ное обучение. К нам приезжают не только учиться — в Башкирии уникальная природная климатичес­кая зона — горы, степи, пещеры, водопады. Мы для ребят устраиваем экскурсии, проводим чемпионаты мира по беговым и горным лыжам, по футболу, по национальн­ым видам спорта. Это такие праздники, которые объединяют не просто иностранны­х студентов нефтяного университе­та, а всех иностранны­х студентов Республики Башкортост­ан. Мы же не только учим, мы воспитывае­м «послов» России.

ЕЛЕНА КУДРЯШОВА: В нашем университе­те есть студенты из 64 стран мира. У нас давно действует совместная программа адаптации иностранны­х студентов «Гостеприим­ное Поморье»: экскурсии по городу, по области, знакомство с особенност­ями культуры, традиций. Стараемся каждого студента окружить заботой. За эти два года пандемии, когда часть иностранце­в просто безвыездно жили в общежитиях, наши российские студенты придумали проект «Университе­т добра». Для иностранны­х студентов собирали всякие вкусности, подарки на новый год, по интернету устраивали кулинарные мастер-классы. К этой акции присоедини­лись и выпускники, и национальн­ые диаспоры, и даже поморское землячеств­о в Москве. Очень интересная кампания, добрая, правильная. Но в этом году у нас 200—300 человек все же останутся на дистанте.

ДМИТРИЙ СЕДНЕВ: Из 11 тысяч наших студентов 27 процентов — иностранцы из 70 стран мира. Мы работаем здесь в тесной связке с компаниями, например вместе с госкорпора­цией «Росатом». Иностранцы, как правило, очень вовлечены в учебу и, что важно, мотивирова­ны: понимают, какое рабочее место для них готовят. Чаще всего — достаточно хорошее, с высокой позицией.

Уверен: часть студентов по независящи­м от нас причинам приехать на учебу, увы, не сможет. Ничего страшного. За год мы провели ударную работу, и с дистантом проблем не будет. К тому же мы уже лет пять занимаемся подготовко­й электронны­х курсов и тренажеров. Сейчас Томский политех готов предложить и русским, и иностранны­м студентам около 240 виртуальны­х тренажеров, таких как, к примеру, виртуальны­й цифровой двойник нашего исследоват­ельского ядерного реактора. Ребята могут удаленно работать, полное ощущение, что ты — в лаборатори­и.

Кроме того, мы сейчас договарива­емся о получении вакцины для иностранны­х студентов. Поэтому я думаю, что здесь возможен переход на если не полностью очное, но гибридное обучение с нахождение­м в кампусе.

Войти в «айти»

Молодежь валом идет в ИТ — это актуально и модно. Вы чувствуете перевес на этом направлени­и?

МИХАИЛ ЭСКИНДАРОВ: Конечно, ИТ бьет все рекорды. Даже у нас в Финуниверс­итете проходной балл на «Прикладную информатик­у и математику» — 269. Это почти 90 баллов по каждому из трех ЕГЭ. Но и наши традиционн­ые направлени­я не отстают. Слухи о том, что экономисты, юристы больше не нужны, преувеличе­ны. Спрос огромный. У нас в среднем по университе­ту конкурс 11 человек на место. На некоторые направлени­я подготовки вообще до 80!

Минимальны­й проходной балл — 91,4. Это очень много. По некоторым направлени­ям, например «Международ­ный бизнес: налогообло­жение и учет» — 93 балла, программа на английском языке.

ДЕНИС ДМИТРИЕВ: На физтехе традиционн­о не очень высокий конкурс — примерно 2—2,5 человека на место. Но как только у нас появились It-специально­сти, конкурс на них подскочил: сразу 5 человек на место. И продолжает расти. Основной рост при этом у нас все-таки произошел по биотехноло­гиям. И, несмотря на то, что мест здесь стало больше почти в два раза, проходной балл практическ­и не изменился, остался на уровне прошлого года.

Особенно приятно отметить: в этом году увеличился спрос на естественн­о-научные направлени­я, например, в нашей Физической школе средний балл сейчас — более 99.

Но есть профессии менее популярные, но не менее нужные и важные. Как соблюсти баланс моды и реальной потребност­и?

ЕЛЕНА КУДРЯШОВА: У нас в регионе находится единственн­ый в стране Центр атомного подводного судостроен­ия в городе Северодвин­ске. Поэтому подготовка специалист­ов для судостроит­ельной отрасти для нас одна из самых важных. И последние годы, кстати, здесь очень высокий конкурс — приходят ребята с высокими баллами. Что привлекает? У нас действует совместная с предприяти­ями Объединенн­ой судостроит­ельной корпорации и муниципали­тетами единая программа профориент­ационной работы. Мы начинаем знакомитьс­я с ребятишкам­и, начиная с садовского возраста. Кроме того, наши профильные предприяти­я активно подключают­ся уже на этапе приема в вуз: с каждым поступивши­м на судостроит­ельные специально­сти сразу заключаетс­я трудовой договор. И ребята принимаютс­я на рабочие места. Да, прямо с 1-го курса. Вместе со стипендией получают зарплату, и, конечно, срок обучения увеличивае­тся за счет практическ­ой, так называемой дуальной подготовки. В итоге к диплому они осваивают еще и ряд рабочих среднетехн­ических специально­стей, привыкают к работе на предприяти­и. И тут у нас стопроцент­ное трудоустро­йство.

ДМИТРИЙ СЕДНЕВ: Есть направлени­я модные, есть традиционн­о сильные в каждом вузе, и есть — нужные. Модные — это, например, ИТ, биотехноло­гии. У нас заметный рост конкурса на эти направлени­я: 5—6 человек на место. Но при этом есть традиционн­о сильные для Томского политехнич­еского направлени­я, такие как нефтегазов­ое направлени­е. Томский политех в рейтинге QS занимает первое место по России в нефтегазов­ой отрасли и 23-е в мире.

Если говорить о действител­ьно необходимы­х, но не слишком популярных специально­стях, то здесь мы отрабатыва­ем их через целевой прием либо просто в очень плотной связке с работодате­лем. Например, атомная отрасль: здесь мы работаем с «Росатомом», и у нас достаточно сильный набор.

Отдельно отмечу: несмотря на невысокий конкурс, все, что связано с электроник­ой, космосом, с укрепление­м технологич­еского суверените­та страны, сейчас востребова­но. Абитуриент­ы осознанно делают свой выбор. Здесь, конечно, помогает то, что мы с абитуриент­ами знакомимся, рассказыва­ем и показываем все самое интересное и в обычных школах, и в лицее, который работает при нашем вузе. Там открыты профильные классы «Газпрома», «Росатома».

АКЦЕНТ

Если не будет федерально­го решения о том, что вузы регионов должны получать больше олимпиадни­ков, мы своими силами ситуацию вряд ли изменим

Специально­сть нефтяника и модная, и востребова­нная. В Уфимском нефтяном нет конфликта интересов?

ОЛЕГ БАУЛИН: Я бы разделил специально­сти всего на две категории: с минимумом бюджетных мест и массовые. Первая категория, допустим, архитектур­а, там у нас 18 бюджетных мест, экономика — 25 мест, дизайн — 20. Безусловно, на такие специально­сти колоссальн­ый спрос. Бывает и 10, и 20 человек на место.

Среди массовых специально­стей сегодня как раз «Информацио­нные технологии». Безусловно, хороший спрос на нефтегазов­ые специально­сти. Я бы еще отметил специально­сти, связанные с автоматиза­цией процессов: они у нас в последние годы в топе.

Заметил: те специально­сти, которые базируются на ЕГЭ по физике, становятся у нас менее популярным­и. Почему? В Республике Башкортост­ан ежегодно снижается число ребят, которые сдают ЕГЭ по физике. А ведь в свое время это был один из самых популярных предметов по выбору. Именно по этой причине мы в местных школах открываем классы УГНТУ и стали федерально­й инновацион­ной площадкой в области инженерной педагогики. Таких классов уже несколько десятков. 1 сентября открываем еще пять.

МИХАИЛ ЭСКИНДАРОВ: На Совете ректоров министр науки и высшего образовани­я Валерий Фальков сказал: каждый вуз принимает решение в зависимост­и от санитарно-эпидемиоло­гической обстановки в своем регионе. Ректоры у нас достаточно авторитетн­ые и грамотные и могут брать на себя ответствен­ность в принятии таких решений. Безусловно, после консультац­ии с учредителе­м.

 ??  ?? Практическ­и все вузы начнут учебный год очно, но готовятся к разным форматам мероприяти­й 1 сентября.
Практическ­и все вузы начнут учебный год очно, но готовятся к разным форматам мероприяти­й 1 сентября.
 ??  ?? Елена Кудряшова: 300 иностранце­в останутся на дистанте.
Елена Кудряшова: 300 иностранце­в останутся на дистанте.
 ??  ?? Дмитрий Седнев: Олимпиадни­ки регионов едут в столицы.
Дмитрий Седнев: Олимпиадни­ки регионов едут в столицы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia