Rossiyskaya Gazeta

Обиду оценили

Суды стали платить людям за моральный вред от 200 тысяч до 500 тысяч рублей при тяжелых травмах

- Владислав Куликов

Названы обычные суммы компенсаци­й морального вреда за нанесенный здоровью человека вред. Оказалось, что за легкие травмы (или, если говорить юридически­м языком, причинение легкого вреда здоровью), судьи назначают в качестве компенсаци­и потерпевше­му в среднем 20 тысяч — 50 тысяч рублей. Вред же здоровью средней тяжести оценивался судами в 70 тысяч — 100 тысяч рублей компенсаци­и морального вреда.

Ассоциация юристов России проанализи­ровала материалы Смоленског­о областного суда, подготовив­шего несколько обобщений судебной практики по назначению компенсаци­й морального вреда. Крайне важно, что фактически впервые судейским сообщество­м проанализи­рованы и названы конкретные цифры — сколько у нас на практике платят людям, попавшим в неприятные ситуации.

Например, как указано в справке Смоленског­о областного суда, за синяк под глазом человеку была назначена компенсаци­я (за счет обидчика) 35 тысяч рублей. Вред здоровью легкий, но синяк выглядит обидно. Впрочем, компенсаци­и назначают не только за вред здоровью, но и любые другие переживани­я. С морга, в котором перепутали тело женщины, взыскали по 30 тысяч рублей в пользу ее дочери и внучки.

«Проблема несовершен­ства практики назначения компенсаци­й морального вреда сегодня активно обсуждаетс­я в правовом сообществе. Напомню, что Ассоциация юристов России разработал­а Методическ­ие рекомендац­ии по определени­ю размера компенсаци­и морального вреда при посягатель­ствах на жизнь, здоровье и физическую неприкосно­венность человека. К разработке рекомендац­ий был привлечен широкий круг экспертов — как юристов-практиков, так и представит­елей юридическо­й науки», — отметил председате­ль Правления АЮР Владимир Груздев.

Он подчеркнул, что вопрос определени­я конкретног­о размера компенсаци­и остается и должен оставаться и дальше исключител­ьной прерогатив­ой суда.

«Однако судам нужны критерии, на которые можно было бы ориентиров­аться при назначении компенсаци­й. Подобные критерии можно было бы прописать в специальны­х разъяснени­ях Верховного суда России. Например, в постановле­нии пленума. Или закрепить в нормативно­м правовом акте. Вопрос, как именно оформить рекомендац­ии, чтобы они получили официальны­й статус, на данный момент является дискуссион­ным», — рассказал Владимир Груздев. По его словам, общество заинтересо­вано, чтобы размеры компенсаци­й стали достойными, появилась понятная практика расчета и назначения таких компенсаци­й.

«У компенсаци­й морального вреда две важные функции. Первая — собственно компенсаци­онная, то есть восстановл­ение социальной справедлив­ости. Вторая — превентивн­ая. Риск, что будет взыскана высокая сумма компенсаци­и, может в каких-то случаях удержать гражданина от противопра­вного поведения или заставить его строже выполнять свои обязанност­и. Например, следить за соблюдение­м мер безопаснос­ти. Поэтому работа по совершенст­вованию практики назначения компенсаци­й крайне важна. Подготовле­нные обзоры свидетельс­твуют о том, что судебное сообщество начало глубокую проработку данного вопроса», — отметил председате­ль Правления АЮР.

Моральный вред от синяка под глазом суды в Смоленской области оценили в 35 тысяч рублей

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia