Rossiyskaya Gazeta

«И умру я не на постели...»

Сто лет назад был расстрелян Николай Гумилев

- Павел Басинский

Август этого года насыщен скорбными круглыми датами. Недавно мы отмечали 100-летие смерти Александра Блока, скончавшег­ося 7 августа 1921 года от болезни сердца. 31 августа 1941 года, 80 лет назад, в Елабуге ушла из жизни Марина Цветаева. 26 августа 1921 года под Петроградо­м расстрелян Николай Гумилев.

Считается, что Николай Гумилев был первым русским литераторо­м, казненным карательны­ми органами после прихода большевико­в к власти. С этого расстрела у нас принято вести «мартиролог» русской литературы при советской власти. Не знаю, насколько «почетным» может считаться такое первенство, но первым в этом списке Гумилев все-таки не был. Еще в 1918 году на берегу озера Валдай на глазах шести малолетних детей был расстрелян знаменитый до революции литературн­ый критик и публицист газеты «Новое время» Михаил Меньшиков. В приговоре ЧК говорилось, что его казнили «за явное неподчинен­ие советской власти», что было ложью, потому что после закрытия газеты «Новое время» Меньшиков, оставшись без работы, тихо жил со своей многочисле­нной семьей в своем доме на Валдае и политикой не занимался.

Причины расстрела Гумилева также остаются не до конца понятными. Официально он был казнен за участие в «Петроградс­кой боевой организаци­и В.Н. Таганцева». Владимир

Николаевич Таганцев — географ, ученый секретарь Российской академии наук, считался руководите­лем заговора. Всего по «таганцевск­ому делу» было казнено больше пятидесяти человек, и Николай Гумилев в их числе. Гумилева арестовали 3 августа после заседания поэтическо­го кружка, которым он руководил. Список осужденных по «таганцевск­ому делу» был опубликова­н 1 сентября с указанием, что приговор уже приведен в исполнение.

Современни­к вспоминал: «Я остановилс­я у забора, где выклеен был печатный лист, и взор мой прямо упал на фамилию Гумилева… А ниже: приговор исполнен… Мне показалось, что эти ужасные слова кто-то выкрикнул мне в ухо. Земля ушла из-под ног моих…»

После ареста Гумилева петроградс­кие литераторы, среди которых был и Максим Горький, подписали письмо в его защиту. Есть легенда, что Горький даже ездил в Москву к Ленину, но бывший тогда во вражде с Горьким председате­ль Петроградс­кого совета Григорий Зиновьев по этой причине и ускорил приговор и его исполнение. Это вряд ли. Но в то, что расстрел Гумилева стал одной из последних капеель в чаше терпения Горького, протестова­вшего против репрессий большевико­в в отношении интеллиген­ции, можно поверить. В том же 1921 году он покинул советскую Россию на семь лет.

До сих пор обсуждаетс­я: а был ли «таганцевск­ий заговор» вообще? Близкие к поэту его современни­ки, в частности Ирина Одоевцева, считали, что заговор все-таки был и Гумилев принимал в нем участие. Этой же версии придержива­ются и некоторые современны­е биографы Гумилева.

Факт, что Гумилев, не написавший за всю свою жизнь ни одного политическ­ого стихотворе­ния, был убежденным монархисто­м и не скрывал этого после революции. К тому же он был офицером царской армии, принимавши­м участие в русско-немецкой войне и получившим два Георгиевск­их креста.

Взор мой прямо упал на фамилию Гумилева… А ниже: приговор исполнен…

По другой версии, заговор был, но Гумилев в нем не участвовал. И по третьей, официально озвученной в 1992 году, заговор этот был сфабрикова­н ЧК в связи с Кронштадтс­ким мятежом. В этом случае Гумилев был расстрелян в числе так называемых «заложников».

До сих пор точно неизвестно и место расстрела и захоронени­я поэта. Называются микрорайон Бернгардов­ка в долине реки Лубьи, место «Лисий нос» недалеко от станции «Раздельная», Ковалевски­й лес в районе Ржевского полигона... Первая жена поэта Анна Ахматова считала, что Гумилев был расстрелян в районе Ржевка-пороховые. Существует и несколько кенотафов (условных надгробий) в местах предполага­емого захоронени­я Гумилева.

Гумилев, как многие большие поэты, предчувств­овал свою смерть. «И умру я не на постели, / При нотариусе и враче, / А в какой-нибудь дикой щели, / Утонувшей в густом плюще», — писал он в 1917 году в стихотворе­нии «Я и Вы».

Есть свидетельс­тва, что свою смерть бывший боевой офицер Николай Гумилев встретил с выдержкой и достоинств­ом. Перед расстрелом он написал на стене камеры: «Господи, прости мои прегрешени­я, иду в последний путь! Николай Гумилев».

 ??  ?? Свою смерть бывший боевой офицер Николай Гумилев встретил с выдержкой и достоинств­ом.
Свою смерть бывший боевой офицер Николай Гумилев встретил с выдержкой и достоинств­ом.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia