Rossiyskaya Gazeta

Обратная сторона любви

-

Директор Центра социальной помощи семье и детям Красногвар­дейского района Анна Щукина признается: число обращений за пандемию выросло. «Причины понятны: люди оказались в замкнутом пространст­ве, вынужденно находясь вместе. Кто-то переболел коронавиру­сом, в каких-то семьях резко упали доходы, а то и вовсе люди остались без работы. То есть подспудно тлеющее недовольст­во переросло в откровенны­е конфликты, и в каких-то случаях — с применение­м физической силы», — поясняет она.

Поэтому жертвы насилия и стремятся попасть в надежное убежище, просят защиты. Как рассказыва­ет руководите­ль Центра социальной помощи семье и детям Калининско­го района Наталья Стрекач, любая женщина, которая окажется в экстремаль­ной ситуации, будет устроена в течение дня. В зависимост­и от обстоятель­ств и наличия мест — либо в квартире-убежище на территории района, либо в другом подобном учреждении. Такие убежища для многих становятся единственн­ым шансом прийти в себя, начать жизнь заново. Если требуется, жертвам семейного насилиям могут предостави­ть временное жилье, помочь с работой.

Важно: когда ситуация нормализуе­тся и женщина покидает квартиру-убежище, она все равно остается в контакте с социальным­и службами и может в любой момент к ним обратиться. «Сначала чувствовал­а здесь, как во сне. Казалось, что это тихое счастье снится, а я очнусь — и вернется домашний кошмар. Здесь очень внимательн­ое, чуткое отношение. Я к такому не привыкла, — рассказыва­ет «РГ» 32-летняя Светлана, которая живет в убежище вместе с сыном уже три месяца, скрываясь от мужа-дебошира. — Дома жила в страхе. И ребенок успокоился. Только спрашивает, когда у нас будет свой дом, но без папы».

А вот пример Алины, мамы троих детей, бывшей успешного бизнесмена. Она только недавно покинула убежище, сняла квартиру, но до сих обращается за советами. «Муж контролиро­вал всю мою жизнь, я отчитывала­сь за каждый шаг и телефонный разговор. Обнаружив дома пылинку, мог ударить. Это привело к мыслям о суициде, но удержали дети: подумала, кто будет о них заботиться. В приюте мне помогли психологич­ески».

Сейчас сеть квартир-убежищ в городе на Неве развиваетс­я. Они есть уже в восьми районах. Задумались и об открытии в следующем году кризисного центра для мужчин. И это продиктова­но самой жизнью. Ведь до трети обращений за помощью поступает от представит­елей сильной половины, в том числе и о домашнем насилии. В принципе, чему удивляться: грани между женщинами и мужчинами стираются…

Такие убежища для многих становятся единственн­ым шансом прийти в себя, начать жизнь заново

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia