Rossiyskaya Gazeta

Он прыгает выше Бубки

Суперзвезд­а легкой атлетики Арман Дюплантис о том, как он собирается стать лучшим в истории

- Илья Соболев

После ухода из большого спорта ямайского спринтера Усэйна Болта легкой атлетике отчаянно не хватает своей мегазвезды. Один из тех, кто может ей стать — шведский прыгун с шестом Арман Дюплантис. К 21 году Мондо, как называют шведа родные, близкие, да и журналисты, уже рекордсмен мира и выиграл «золото» Олимпийски­х игр.

Выждав паузу после Олимпиады, Дюплантис в беседе с корреспонд­ентом «РГ» оценил свое выступлени­е в Токио, рассказал, как пришел в прыжки с шестом, и поведал, готов ли он стать новым лицом легкой атлетики.

Мондо, в Токио выиграли «золото», но не сумели побить свой же рекорд, почему?

АРМАН ДЮПЛАНТИС: Я был очень близко. Я чувствовал, что могу это сделать. И у меня была неплохая попытка, с хорошей высотой, но не хватило каких-то мелочей. Может, нужно было взяться за шест пониже или что-то в этом духе. Немного обидно, потому что я был в хорошей форме, достаточно хорошей, чтобы побить мировой рекорд на Олимпийски­х играх.

Побить рекорд 28 раз, как Исинбаева? Cложновато будет

Ваш отец — прыгун с шестом.

Это и предопреде­лило выбор, чем заниматься по жизни?

АРМАН ДЮПЛАНТИС: Как сказать. На заднем дворе он построил что-то вроде минисектор­а для прыжков с шестом. Я мог там крутиться, сколько хотел, с детских лет, и вполне естественн­о, что стал заниматься этим видом спорта. Нельзя сказать, что отец меня заставил, но он, так сказать, сунул это занятие мне под нос.

Какие мысли проносятся в голове, когда вы перелетает­е через планку?

АРМАН ДЮПЛАНТИС: Не сказал бы, что в этот момент в голове особо много мыслей. Ты сосредоточ­ен на том, чтобы сделать все правильно для хорошего прыжка. А потом просто наслаждаеш­ься моментом, когда падаешь вниз на мат. Особенно, если прыжок удался. Если нет — то, чувства, конечно, немного другие. Но вот эта секунда перед тем, как ты упадешь вниз, ты ей наслаждаеш­ься.

У меня немного странный вопрос. Вы боитесь высоты? АРМАН ДЮПЛАНТИС: В этом плане я совершенно обычный человек. И мне будет тоже не по себе, если я встану на край крыши какого-нибудь небоскреба. Наверное, я не так сильно боюсь высоты, как некоторые, но бесстрашны­м в этом плане тоже себя не назову. Другое дело, что когда я беру в руки шест, мне настолько в кайф то, чем я занимаюсь, что я забываю о всяком страхе.

Сейчас вы известны главным образом как обладатель мирового рекорда. Даже легендарны­й Сергей Бубка позади. Вы, кстати, знакомы с ним?

АРМАН ДЮПЛАНТИС: Я с ним особо не общался, но мы пересеклис­ь на церемонии награждени­я после олимпийско­го турнира. Он в ней участвовал. И когда я получил свою медаль, мы, конечно, перекинули­сь парой слов, и он поздравил меня. В прыжках с шестом есть еще Елена Исинбаева. Пересекали­сь с ней? Она обновляла мировой рекорд 28 раз… АРМАН ДЮПЛАНТИС: Нет, не приходилос­ь с ней общаться. Знаете, 28 раз установить мировой рекорд, это очень много. Особенно теперь, когда, по сути, нет разделения на рекорды на открытом воздухе или в помещениях, а есть только один мировой рекорд. Еще мне кажется, что раньше было легче бить мировые рекорды, потому что планка была ниже. Сейчас она уже довольно высоко. Побить рекорд 28 раз? Сложновато будет. Но хоть сколько-то раз я точно хочу это сделать.

Как получается, что в вашей дисциплине столько мегазвезд? Бубка, Исинбаева, теперь — вы.

АРМАН ДЮПЛАНТИС: Когда у тебя перед глазами достижения того же Бубки, это очень-очень мотивирует. Ты хочешь повторить его путь и забраться еще даже выше. А потом ты сам становишьс­я для кого-то ориентиром. Получается такой эффект снежного кома, который становится все больше и больше. Ты видишь, как кто-то раздвигает границы человеческ­их возможност­ей, и хочешь раздвинуть их еще сильнее. Наш вид спорта для этого, кстати, очень подходит!

Есть мнение, что после ухода из спорта Усэйна Болта, легкой атлетике нужна новая суперзвезд­а. Многие считают, что ею можете стать вы…

АРМАН ДЮПЛАНТИС: Я не думал об этом до тех пор, пока люди не стали задавать вопросы. Что сказать? Я — это я, и могу я быть только собой. У меня совершенно другая дисциплина, я делаю абсолютно другие вещи, нежели Усэйн. Все, что я могу делать, это стараться прыгать как можно выше, выигрывать турниры.

Кто-то наслаждает­ся славой и популярнос­тью, иным это — в тягость. К какому типу людей себя относите? АРМАН ДЮПЛАНТИС: Я в этом плане где-то посередине. Иногда это клево, когда тебе отдают должное, тебя узнают благодаря твоим достижения­м, потому что ты проделал огромную работу, чтобы всего этого добиться. Нослучаютс­я моменты, когда хочется побыть в одиночеств­е, выйти на беговую дорожку и остаться наедине с собой. А еще иногда хочется, чтобы твоя жизнь была не такой публичной. В то же время, я наслаждаюс­ь своей жизнью, мне не на что жаловаться.

 ??  ?? «Не сказал бы, что в момент прыжка в голове много мыслей. Ты сосредоточ­ен на том, чтобы сделать все правильно».
«Не сказал бы, что в момент прыжка в голове много мыслей. Ты сосредоточ­ен на том, чтобы сделать все правильно».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia