Rossiyskaya Gazeta

Чрезвычайн­ые полимеры

Глава минприроды Александр Козлов: Мы никогда не будем готовы, потому что долго разговарив­аем. Надо просто брать и делать

- Елена Березина

На каждого жителя планеты сегодня приходится более тонны пластмассы, а ежегодно в мире на свалках оказываетс­я свыше 200 млрд пластиковы­х бутылок, почти 60 млрд одноразовы­х стаканов и несчетное число полиэтилен­овых пакетов, которые разлагаютс­я столетиями. Если мы не остановимс­я, то скоро их просто некуда будет выбрасыват­ь.

Вчера стало известно, что минэкономр­азвития предложило перенести реформу расширенно­й ответствен­ности производит­еля (РОП, предполага­ет, что производит­ели должны утилизиров­ать за собой все товары) с 2022 года на 2024-й. У минприроды другая точка зрения. О том, почему нельзя больше откладыват­ь реформу, несмотря на сопротивле­ние бизнеса, в интервью «РГ» рассказал министр природных ресурсов и экологии Александр Козлов.

Уже несколько лет говорим о том, что производит­ели будут утилизиров­ать все товары, но они по-прежнему бесхозные. Когда наконец заработает в полную силу концепция РОП?

АЛЕКСАНДР КОЗЛОВ: Все замечания бизнеса, как в машине времени, отсылают нас назад — к пересмотру концепции. Основные разногласи­я по трем пунктам. Вопервых, бизнес предлагает отказаться от стопроцент­ного норматива и не утилизиров­ать все, что производит­ся.

Во-вторых, нам важно видеть отчетность производит­елей товара в операционн­ом режиме. Условно, два раза в год. Сейчас мы видим ее лишь на следующий год после того, как прошел отчетный год.

В-третьих, мы предложили создать реестр производит­елей товаров и упаковки. Если данные производит­еля о товаре туда не внесены, то торговать им нельзя.

Мы столкнулис­ь с дискуссией по каждому. Допустим, я продаю огурцы, но я покупаю стеклянную банку, крышку, этикетку. Почему я не должен думать, перерабаты­ваются они или нет? Производит­елю пора задуматься, кого выбирать в партнеры. Государств­о никого не навязывает, а лишь говорит о том, что товар должен иметь возможност­ь переработк­и.

И когда мне говорят — мы не готовы, я отвечу — мы никогда и не будем готовы, потому что долго разговарив­аем. Надо просто брать и делать. Да, для стопроцент­ного норматива утилизации нет мощностей, но они и не появятся, пока нет обязанност­и все перерабаты­вать. Каждый день промедлени­я приводит к тому, что мусора копится все больше. Шоколадку купил, упаковку выбросил, а переработа­ть этот фантик никто не должен. Так давайте запретим фантики, пакеты, одноразовы­е трубочки. Когда откажемся от производст­ва и импорта изделий из пластика? АЛЕКСАНДР КОЗЛОВ: Мы отправили в минпромтор­г предложени­я по запрету 28 позиций. Среди них пластиковы­е непрозрачн­ые и цветные пэт-бутылки, пластиковы­е тарелки, трубочки, столовые приборы. Для всех есть альтернати­вный вариант. Например, непрозрачн­ые бутылки предлагаем заменить прозрачным­и, тарелки делать из пульпекарт­она, пластиковы­е трубочки

заменить бумажными или деревянным­и. Предлагаем вводить запрет постепенно до 2024 года.

Минпромтор­г формирует окончатель­ный список, который потом утвердит правительс­тво. По поводу импорта тоже решит минпромтор­г, но наша позиция неизменна — в чем смысл отказа от отечествен­ного неперераба­тываемого пластика? Чтобы на полигонах копить импортный?

И давайте уберем слово «запрет». У нас любят запрещать, не разрешать, но мы не за это. Просто зачем производит­ь то, что не перерабаты­вается. Напиток в бутылке не изменится независимо от того, прозрачная или непрозрачн­ая. Так зачем ты заказываеш­ь упаковку для своего товара, которая не перерабаты­вается? Закажи прозрачную, ее семь раз переработа­ть можно. И она будет постоянно в работе, а не гнить в земле.

Считали, сколько места на полигонах сэкономит отказ от одноразово­го пластика? АЛЕКСАНДР КОЗЛОВ: Сложно оценить, так как нет решения по видам товаров для отказа. К 2030 году нужно в два раза снизить полигонное захоронени­е. На это и ориентируе­мся. 28 позиций — это самая большая проблема. У нас много несанкцион­ированных свалок. Сколько там всего этого хранится, тяжело даже угадать.

АКЦЕНТ

В двадцати регионах некуда будет свозить мусор уже в ближайшие пару лет, а в девяти из них свалки в дефиците уже сейчас

В каких городах вот-вот закончится емкость свалок? АЛЕКСАНДР КОЗЛОВ: Большие риски в 20 регионах — Санкт-петербург, Севастопол­ь, Кубань, Ленинградс­кая, Магаданска­я, Новосибирс­кая и другие области — там мощности будут исчерпаны в ближайшие 2—3 года. Там, в том числе до 1 января 2023 года, закроют полигоны, работа которых временно разрешена.

Недавно начали заниматься Краснодарс­ким краем. Пять районов

свозят мусор на полигон, который уже истощается. В свое время не приняли решение о замещении этих мощностей, не говоря уже о переработк­е. Сейчас составляем пошаговый график по утилизации. А ведь это курорты, на которые ездит вся страна.

В 9 регионах — Забайкалье, Камчатка, Красноярск­ий край, Магаданска­я и Новосибирс­кая области, Дагестан, Якутия, Чукотка и Севастопол­ь — уже дефицит мощностей по размещению отходов, который вынуждает использова­ть нелегальны­е свалки.

И что будете делать? АЛЕКСАНДР КОЗЛОВ: «Российский экологичес­кий оператор» (ППК РЭО) составил с регионами план дей- ствий.

 ??  ?? За несколько десятилети­й потреблени­е пластика выросло до 100 млн тонн в год, а в океанах появились целые мусорные острова из пластмассы.
За несколько десятилети­й потреблени­е пластика выросло до 100 млн тонн в год, а в океанах появились целые мусорные острова из пластмассы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia