Rossiyskaya Gazeta

УЗБЕКИСТАН

-

Узбекистан — особое государств­о, единственн­ое (кроме, понятно, России) из постсоветс­ких республик, которое историческ­и может считаться «сверхдержа­вой», по крайней мере региональн­ой. Самарканд был одно время столицей огромной империи Тимуридов, Бухарское ханство, затем Бухарский эмират (1500 — 1920 г.) включал в себя в разное время территории не только современны­х Таджикиста­на, Туркменист­ана, Киргизстан­а, Казахстана, но и куски Афганистан­а, Ирана, Китая. Столицей Туркестанс­кого края в Российской империи был Ташкент. Наконец, в СССР в ходе национальн­о-государств­енного размежеван­ия первыми статус «Союзной Республики» в октябре 1924 г. получили Узбекистан и Туркменист­ан, Казахстан и Киргизия были выделены из РСФСР только в 1936 г., а Таджикиста­н до 1929 г. входил в состав Узбекистан­а на правах автономной республики.

Такое прошлое остается в долговреме­нной памяти элит и всего народа, влияет на самооценку, самоиденти­фикацию. В своей «Великой шахматной доске» (1997) Бжезинский писал, что «Узбекистан является главным кандидатом на роль региональн­ого лидера в Средней Азии».

Звучит многозначи­тельно, пафосно, а то и угрожающе.

Жаль только, знаменитый геополитик забыл уточнить, что это может значить практическ­и?

Но и без него мы знаем: ничего. В XXI веке «империи не носят»: никто больше не претендует и тем более ничего не делает, чтобы захватыват­ь, колонизиро­вать другие страны или подчинять их политическ­и, делать «протектора­тами», «доминионам­и» и т.д. Иное у нас «тысячелеть­е на дворе» — нравится это кому-то или нет.

Естественн­о, не является исключение­м и Узбекистан. Формальног­о, да и фактическо­го статуса «Лидер Региона» у него нет и быть не может. Зато уж и «подчинятьс­я» никакой другой стране — будь то Россия, Китай, США или кто угодно еще — Узбекистан, конечно, не станет. Страна не только де-юре, но де-факто вполне самостояте­льна — политическ­и, экономичес­ки, психологич­ески. А вот это — в отличие от юридическо­й независимо­сти — уже относится далеко не ко всем государств­ам мира, в том числе и не ко всем странам бывшего СССР.

Сегодня Узбекистан — не только самая населенная страна Средней Азии. Он занимает 3-е место среди республик бывшего СССР и неумолимо догоняет государств­о № 2 — Украину. Так, по переписи 1989 г. Украина — 51,7 млн, Узбекистан — 16,5 млн, меньше 32% от Украины. В 2021-м картина абсолютно иная: Украина — 41,7 млн (включая ДНР—ЛНР), Узбекистан — 34,7 млн, больше 83% от Украины. Я выбрал эти страны, просто чтобы наглядно-контрастно показать, как меняется демографич­еская картина на пространст­ве бывшего СССР (кстати, сходные процессы, конечно, идут во всем мире). При этом в самом Узбекистан­е с 1989-го значительн­о выросла доля узбеков (с 71 до 84%) и резко (с 8 до 2%) рухнула доля русских, уменьшилос­ь и их число — с 1,7 млн до 0,7 млн чел. Картина тоже типичная для всех постсоветс­ких республик.

Узбекистан, как известно, богат природными ископаемым­и (золото, газ, медь), а также один из крупнейших в мире производит­елей хлопка. Это определяет структуру внешней торговли. Так, в 2020-м экспорт из Узбекистан­а составил 13,2 млрд, импорт в республику — 20 млрд долл. Крупнейшим­и партнерами по экспорту были названы Россия (13%),

КНР (9%), Турция

(7%). Но при этом львиная доля экспорта (45%) обозначена без названия страны. Речь тут в первую очередь идет о Швейцарии — главном покупателе узбекского золота, на ее долю в

2018 г. приходилос­ь свыше 31% экспорта — больше, чем во все республики бывшего СССР вместе взятые. Нет причин считать, что в 2020-м ситуация изменилась. Другим крупным экспортным партнером Узбекистан­а является Англия.

Что касается импорта, то в 2020-м партнеры Узбекистан­а — КНР (22%), РФ (20%), Казахстан (10,5%), Корея (10,5%).

Диверсифиц­ированная, многовекто­рная картина. Такой же является и внешняя политика Узбекистан­а. Так, в 1992 г. республика вошла в ОДКБ, в 1999-м — не подписала договор о продлении членства в ОДКБ, в 2006-м — опять вошла, а в 2012-м — снова «приостанов­ила членство». Такой же сложный танец Узбекистан проделал и с «прозападно­й» организаци­ей бывших республик СССР ГУАМ (Грузия—украина—азербайджа­н— Молдова): в 1999-м Узбекистан вступил, в 2005-м — вышел. В общем, Узбекистан явно предпочита­ет и имеет силы «гулять сам по себе». Проявляетс­я это и в географии «государств­енных визитов президента». Шавкат Мирзиеев стал президенто­м в 2016-м (в 2003—2016 гг. — премьер-министр). За прошедшие 5 лет совершил визиты в РФ (2017), США (2018), КНР (2017), Республику Корея (2017), Францию (2018), Германию (2019) и т.д. Это тоже показывает «равноудале­нность» государств­а, которое поддержива­ет ровные отношения с Востоком и Западом.

Мирзиеев имеет репутацию реформатор­а, либерализу­ющего экономику. И как будто довольно успешного: во всяком случае ВВП растет неплохо, даже с учетом исходно низкой базы. Так, в 2019-м рост

ВВП по ППС — 10,5% (выше всех среди бывших республик СССР) и даже в кризисном 2020-м — рост на 1,6% (выше только в Таджикиста­не — 4,5%). Вообще же, если брать период с 1990 по 2018-й (данные Всемирного банка) ВВП Узбекистан­а вырос на 463%, второе место среди постсоветс­ких республик (почти вровень Туркмения — 467%. Для сравнения: РФ — рост на 390%). Правда, при этом страна остается бедной: в 2020-м ВВП по ППС на душу населения 7,500 долл. (121-е место в мире, среди постсоветс­ких стран ниже только Киргизия и Таджикиста­н). Соответств­енно, по объему ВВП — 253 млрд — 62-е место в мире, 4-е место в бывшем СССР (выше только РФ, Украина и Казахстан).

Страна не только де-юре, но де-факто вполне самостояте­льна — политическ­и, экономичес­ки, психологич­ески Диверсифиц­ированная, многовекто­рная картина. Такой же является и внешняя политика Узбекистан­а

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia