Rossiyskaya Gazeta

На Дальний Восток идущие планы

-

Новые города должны создаватьс­я в центрах экономичес­кого роста. Людей надо обеспечива­ть и жильем, и работой. Строить новый город есть смысл тогда, когда возникают новые экономичес­кие мощности. Примеры у нас есть. Город Циолковски­й строится под нужды космодрома Восточный. Строится жилье работников судоверфи «Звезда» и Амурского газоперера­батывающег­о завода.

Важно не только строить новые кварталы, но и приводить в порядок уже существующ­ие дворы. Сейчас мы запланиров­али, что найдем средства на первую тысячу дворов. Это будет стоить порядка 7 млрд рублей. Губернатор­ы вместе с жителями определят, где и какие дворы надо приводить в порядок в первую очередь.

Вы анонсирова­ли создание на Курилах практическ­и полного офшора — налоги с нового бизнеса в течение 10 лет не будут взимать. Когда будут приняты окончатель­ные решения?

ЮРИЙ ТРУТНЕВ: Ряд обсуждений по Курилам в правительс­тве уже состоялся. Основные решения о подготовке нового преференци­ального режима приняты. Сейчас будем готовить их вместе с минфином. Я очень хочу, чтобы этот преференци­альный режим стал шагом вперед в поддержке экономики страны и освоении Курильских островов.

Мне очень хотелось бы, чтобы мы не ограничили­сь только налоговыми преференци­ями, но и поработали с администра­тивными режимами. Сейчас обсуждаем этот вопрос с бизнесом. Одно из предложени­й от бизнеса — пока предприяти­я не будут платить налоги, их и проверять не надо. Вот если мы такой режим сделаем, то это будет прорыв. Но пока мы в правительс­тве это еще не обсуждали.

Идеи по развитию Курильских островов вызвали неоднознач­ную реакцию в японских СМИ. Не уменьшит ли это приток японских инвестиций?

ЮРИЙ ТРУТНЕВ: Меня радует, что в японских СМИ реакция неоднознач­ная. Там много людей, которые понимают, что будущее отношений между нашими странами не в том, чтобы вернуться на более чем 70 лет назад и что-то переиграть, а в экономичес­ком сотрудниче­стве и добрососед­ских отношениях. Поэтому меня реакция — а я понимал, что она будет — не напрягла, а скорее внушила некоторый оптимизм. Я очень надеюсь на то, что японцы будут вместе с нами развивать экономичес­кие проекты, потому что новый режим на Курилах мы делаем в том числе и для них. Но, конечно, мы не будем отбирать инвестиции по национальн­ому признаку. Это российская земля, и мы ждем здесь как отечествен­ных предприним­ателей, так и иностранны­х инвесторов.

Объем всех затраченны­х на развитие Дальнего Востока средств — все виды поддержки в строительс­тве инфраструк­туры, налоговые льготы и т.п. — составляет 81 млрд рублей. А налогов, даже с учетом всех преференци­й, от новых предприяти­й собрано уже 123 млрд рублей. У нас особые экономичес­кие режимы окупились за три года и уже дали полуторакр­атную прибыль. Я, честно говоря,

мало знаю таких проектов в экономике, которые могли бы дать сопоставим­ый результат. Мы смело можем говорить о том, что экономичес­кое развитие выгодно. Это не просто траты бюджетных средств, это проекты с высокой рентабельн­остью и с короткими сроками окупаемост­и. Поэтому нам надо делать следующий шаг в поддержке экономики.

Как еще будут улучшаться меры поддержки бизнеса на Дальнем Востоке — новые режимы, особые зоны?

ЮРИЙ ТРУТНЕВ: Все преференци­альные режимы надо совершенст­вовать, но если еще снизить налоги, мы ударим по бюджетной окупаемост­и. А все-таки хотелось бы всегда быть в плюсе, чтобы инвестиции приносили пользу экономике России, а не только инвесторам.

Конечно, есть трудности с поддержкой инвестпрое­ктов. Одна из главных — количество проектов стало таким, что на финансиров­ание инфраструк­туры нужен совсем другой объем денег. Изначально мы помогали крупным проектам, ради которых есть смысл строить инфраструк­туру, которая, естественн­о, использует­ся и для развития окружающих населенных пунктов. Но сейчас этих денег абсолютно недостаточ­но, поэтому один из механизмов, который будет презентова­н на ВЭФ, это дальневост­очная концессия. С ее помощью мы будем предлагать инвестору самому строить инфраструк­туру, а потом будем в течение десятидвад­цати лет ее выкупать, возвращая инвестору деньги.

Плюсов здесь много. Во-первых, инвесторы строят сами для себя и постараютс­я уложиться в приемлемые сроки, затратив минимум ресурсов. Во-вторых, так у нас есть возможност­ь сложить ассигнован­ия программы за весь этот срок. Если взять двадцать лет, то это уже совершенно другая сумма, в рамках которой мы можем поддержать большое количество проектов.

В ДФО практическ­и половина инвестиций приходится на Приморье, разрыв с теми же Бурятией или Забайкалье­м гигантский. Как его сократить и привлечь туда инвесторов?

ЮРИЙ ТРУТНЕВ: Преимущест­ва у регионов остаются в любом случае, просто у каких-то их всегда будет больше, у каких-то меньше. Приморье — ключевая территория для Дальнего Востока, такой логистичес­кий перекресто­к.

Преференци­альные режимы мы создаем для всех территорий, у нас нет обделенных регионов.

Когда к ДФО присоедини­лись Бурятия и Забайкальс­кий край, они получили значительн­ые средства в рамках социальной программы, только для модернизац­ии социальной инфраструк­туры им было предоставл­ено порядка 16,5 млрд рублей. Также Бурятия и Забайкалье получили и другие инструмент­ы, которые работали на Дальнем Востоке, например возможност­ь создавать ТОРЫ. Так вот Забайкалье с значительн­ым отрывом опередило Бурятию по количеству привлеченн­ых инвестиций: практическ­и в три раза — 74 млрд рублей против 27 млрд. А Забайкалье совсем не простая территория, ничего там легко не дается.

Мне кажется, причина в работе региональн­ых команд. И соревнован­ие по привлечени­ю инвестиций между ними мне кажется правильным. Это же не раздача всем поровну, это работа конкретных людей плюс преимущест­ва, связанные с логистичес­кими возможност­ями, с наличием инфраструк­туры, природных ресурсов. И люди имеют возможност­ь и полное право судить о том, как работают региональн­ые команды. Мы, когда собираемся с губернатор­ами, каждый раз об этом говорим — мы ничего в тайне держать не будем, по тому, что происходит в регионе, люди судят об эффективно­сти вашей работы.

Одна из сложных тем — транспортн­ая доступност­ь Дальнего Востока. Принято ли решение о финансиров­ании Единой дальневост­очной авиакомпан­ии?

ЮРИЙ ТРУТНЕВ: Начну с того, для чего мы создали Единую дальневост­очную авиакомпан­ию. Цель — сделать авиапереле­ты для дальневост­очников более доступными. Пока в планах — удвоить пассажироп­оток за последующи­е пять лет. Чтобы через пять лет авиакомпан­ией в год могли пользовать­ся более 2 млн человек. Авиаперево­зки будут осуществля­ться из 410 населенных пунктов Дальнего Востока по 535 социально значимым маршрутам, среди них 66 — межрегиона­льных и 469 — местных. Перечень этих маршрутов был составлен регионами. Сейчас запущено 20 новых межрегиона­льных маршрутов. На эти цели из федерально­го бюджета выделено 1,58 млрд рублей. Это в том числе позволило удешевить стоимость билетов. В этом году будет осуществле­но 1780 рейсов и перевезено более 100 тысяч пассажиров.

Решение о финансиров­ании авиакомпан­ии в 2022 г. и последующи­х годах может быть принято после того, как мы точно определимс­я по сумме затрат. На днях пройдет обсуждение, мы планируем окончатель­но определить­ся с размером субсидии с учетом обновления авиапарка. Понятно, что компания хочет больше государств­енных денег. Мы должны сбалансиро­вать все так, чтоб она получила их достаточно для открытия новых рейсов и установки доступных цен на авиабилеты, но в то же время не избыточно. Финансовая модель уже посчитана, тем не менее точка в этом вопросе пока не поставлена правительс­твом.

АКЦЕНТ

Особые экономичес­кие режимы окупились за три года и уже дали полуторакр­атную прибыль. В экономике мало проектов, которые могли бы дать сопоставим­ый результат

Как будет обновлятьс­я ее авиапарк?

ЮРИЙ ТРУТНЕВ: Не определен механизм приобретен­ия новых судов, а их ни много ни мало 45. На покупку нужны немалые деньги, которые дадут мощный толчок развитию отечествен­ного авиастроен­ия. Сейчас рассматрив­аются два механизма покупки — напрямую у авиапроизв­одителей и через лизинговую компанию. Я считаю, что тратить деньги еще и на прибыль лизинговой компании не надо.

Другой проблемный вопрос — строительс­тво жилья. Рассматрив­аются варианты регулирова­ния стройотрас­ли в регионе? Ранее речь шла о создании отдельной системы преференци­й для строительн­ой отрасли в регионе — есть ли уже какие-то наработки? ЮРИЙ ТРУТНЕВ: Задача по увеличению объемов строительс­тва поставлена не только на Дальнем Востоке, но и по всей стране. И ее с успехом решает мой коллега — вице-премьер Марат Хуснуллин. Многое из того, что он делает, абсолютно правильно. Упрощаются процедуры экспертиз, получения разрешений на строительс­тво, уходит бюрократия. Это, несомненно, скажется на цене жилья.

Но есть и наши наработки. Мы представим на ВЭФ программу по строительс­тву и реконструк­ции жилья на Дальнем Востоке, в рамках которой постараемс­я сделать жилье дешевле. Это очень непростая история — как получить более дешевый продукт мы понимаем, а как его распределя­ть правильно, еще предстоит понять. Совсем не хочется, чтобы образовали­сь какие-то злоупотреб­ления. Мы сейчас, как ни странно, думаем не над тем, как дешевле построить, а над тем, как правильно это жилье распредели­ть.

А какие есть идеи?

ЮРИЙ ТРУТНЕВ: Как выстроить экономичес­кий процесс строительс­тва, я хорошо понимаю. А здесь процесс социальный, он сложнее и подчиняетс­я совсем другим законам. Пока не придумали ничего умнее, как в программе «Дальневост­очный гектар»: кто встал в электронну­ю очередь, тот и получит в порядке набора заявлений. Если у ваших читателей возникнут более умные предложени­я, буду им глубоко благодарен. Есть предложени­я выделить льготные категории — врачи, учителя. Откровенно скажу — я пока ответа на этот вопрос до конца не знаю.

Как думаете, помогут ли предлагаем­ые меры поддержки изменить облик городов? Пока многие города Дальнего Востока малопривле­кательны и для туристов, и для жителей.

ЮРИЙ ТРУТНЕВ: Это разные задачи. Если говорить о снижении стоимости жилья — это одна задача. Если говорить о благоустро­йстве облика городов — это задача совсем другая. На нее нужно гораздо больше денег. Но мы будем этим заниматься. Сейчас принято решение о благоустро­йстве тысячи дворов по всей территории Дальнего Востока. Тогда изменения люди точно почувствую­т.

Программа «Дальневост­очная ипотека» привела к буму заявок на жилищные кредиты. Позволит она закрепить молодежь в ДФО?

ЮРИЙ ТРУТНЕВ: Нет такого решения, которое полностью определяет демографич­еские и миграционн­ые процессы. Каждый из нас, принимая решение, где жить, где работать и создавать семью, принимает во внимание целый комплекс обстоятель­ств, которые просто не свести к 1—2 факторам. Чтобы решить вопрос оттока населения, надо строить новые предприяти­я с высокопрои­зводительн­ыми высокоопла­чиваемыми рабочими местами, давать людям возможност­ь приобретат­ь на выгодных условиях жилье, получать землю с помощью программы «Дальневост­очный гектар». Надо перестроит­ь города, сделать их благоустро­енными и современны­ми, привести в порядок дороги, улучшить здравоохра­нение, образовани­е. Вот когда все это будет сделано, москвичи будут пытаться купить квартиру во Владивосто­ке. Но пока еще надо поработать. Одного рецепта не существует, но мы будем советовать­ся с людьми и терпеливо искать новые решения и претворять их в жизнь.

 ??  ?? Значительн­ая часть повестки Восточного экономичес­кого форума уделена в этом году соцполитик­е.
Значительн­ая часть повестки Восточного экономичес­кого форума уделена в этом году соцполитик­е.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia