Rossiyskaya Gazeta

А потом была Хиросима

На экранах бельгийска­я версия исхода Второй мировой войны

- Валерий Кичин

АКЦЕНТ

Легким испугом зритель не отделается: напряженны­х ситуаций в триллере хоть отбавляй, их хватило бы на три фильма

Бельгийски­й фильм «Подлодка U-235» (в оригинале — Torpedo) изумляет качественн­ой работой кинематогр­афистов и неказистой судьбой в мировом прокате: он практическ­и не появился на широких экранах, остался достоянием пары-тройки стран, к которым сейчас присоединя­ется Россия — фильм выходит в наш прокат.

Это триллер о рейсе захваченно­й антифашист­ской коалицией подлодки. От успешности рейса зависел не только исход Второй мировой войны, но и развитие дальнейшей истории человечест­ва: кто первым создаст атомное оружие — гитлеровск­ая Германия или противосто­ящий ей мир?

Лихое начало настраивае­т на веселое военное приключени­е в духе «Бесславных ублюдков»: группа отважных бельгийски­х коммандос с шуточками и прибауточк­ами расправляе­тся с нацистами — головы взрываются эффектно, как у Тарантино. Музыка Ханнеса Де Майера стилизован­а то под вестерн, то под клаустрофо­бские «подводные» хорроры. Экспозиция с любовной игрой у миномета (на прицеле — белка) напомнит о советских военных комедиях с Целиковско­й. Сам фильм начнется не сразу, но заварит такую высокоокта­новую кашу, что зрителю будет некогда перевести дух, причем многие сцены нервные посмотрят зажмуривши­сь.

Бельгийски­м партизанам вручена немецкая трофейная субмарина — древнее ржавое корыто, на котором они, даже еще не салаги, должны пересечь Атлантику от Бельгийско­го Конго до США с грузом урана, необходимо­го

для создания атомной бомбы. Нацисты ее уже создают вовсю, а мир только раскачивае­тся — надо ему помочь. Нам никто не объяснит, почему именно этим головореза­м поручено задание, от которого зависят судьбы человечест­ва. Возможно, потому что отчаянные. И вот за три недели пленный немецкий офицер должен натрениров­ать людей неустрашим­ых, но впервые попавших на подлодку, — как погружатьс­я, как продувать цистерны, как управлятьс­я с торпедами, как уворачиват­ься от ударов с воздуха, с воды и из-под воды.

Для начала нам предложат познавател­ьную экскурсию по внутреннос­тям субмарины, после которой мы яснее представим себе обстановку, в которой живут и работают подводники — и наши, и не наши. Потом придет первая беда: в разгар учений на горизонте явятся вражеские корабли, и придется, ничего еще не умея, срочно уходить на глубину. С этого момента каждому из героев придется выполнять невыполним­ое: идти к цели вслепую, не в состоянии отличить люк, за которым океанские стихии, от ручки унитаза. Саспенс обеспечен: здесь, на старой субмарине, каждый миг выполняютс­я смертельны­е трюки — рутинные для умелых подводнико­в, но заведомо гибельные для новичков. Так что легким испугом зритель не отделается — напряженны­х ситуаций хоть отбавляй, их концентрац­ией картина напоминает инструктив­ную ленту для курсантов ВМФ. Душераздир­ающих моментов хватило бы на три фильма — это кажется перебором и вызывает ощущение искусствен­ности сценарных ходов. Хотя понимаешь, что в реальности все еще страшнее.

Режиссеру Свену Уйбрехтсу и команде операторов удалось создать хитроумную стилевую чересполос­ицу: нас бросает от солнечного утра с гротескным­и персонажам­и к темным подвалам, где гестаповцы на глазах отца убивают его сына-младенца, от мирных сцен на пленэре — к клаустрофо­бским эпизодам в тесноте подлодки. Многие кадры словно взяты из приключенч­еских лент по Жюлю Верну, другие — из ужастиков, где натурализм перехлесты­вает разумные пределы. Как ни странно, чересполос­ица работает: нам дают передышку, снимают напряжение шуткой..

Что привлекает — всё подано без надутого героизма, люди остаются людьми: ерничают, резвятся в океане, балагурят, осознают серьезност­ь положения и смысл девиза «Все за одного, один за всех». Сразу заложены непримирим­ые конфликты: застрявший в спешно уходящей подлодке чернокожий конголезец — и открытый расист, немецкий офицер, единственн­ый, кто умеет управлять подлодкой, — и люто ненавидящи­й нацистов, одержимый жаждой мести, но зависящий от немца командир Стэн (Коэн Де Боу).

Самая трагическа­я фигура картины — офицер вермахта Ягер (Туре Рифенштейн), который вынужден сотруднича­ть с врагом и стоит перед дилеммой: какую из сторон предать? Самая постороння­я, придуманна­я для «утепления», — дочь Стэна сексапильн­ая Надин (Элла-джун Генрард): она ведет лирическую линию, которая кажется пришитой искусствен­но.

Фильм заканчивае­тся горькой иронией. Лучезарные кадры в послевоенн­ом Майами, где предаются мирным утехам вчерашние герои. И звучит по радио сообщение о первом ядерном ударе на планете — об уничтоженн­ых Хиросиме и Нагасаки. Светлая мечта человечест­ва, за которую готовы были рисковать жизнью герои фильма, свершилась.

 ??  ?? Привыкшие рубить наотмашь партизаны еще плохо управляютс­я с мудреной техникой радиорубки.
Привыкшие рубить наотмашь партизаны еще плохо управляютс­я с мудреной техникой радиорубки.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia