Rossiyskaya Gazeta

Сговор с исполнение­м

Объем незаконной обналички по исполнител­ьным документам вырос на 60%

- Анастасия Алексеевск­их

Объем средств, незаконно обналиченн­ых с помощью исполнител­ьных документов, за год вырос на 60%. Об этом «Российской газете» рассказали в пресс-службе Банка России. По словам представит­елей Росфинмони­торинга и экспертов, такие транзакции несут существенн­ые риски для банков, а для решения проблемы необходимы дополнител­ьные меры.

По данным ЦБ, в первом полугодии 2021 года на основании исполнител­ьных документов было нелегально обналичено 17,5 млрд рублей, что в 1,6 раза больше показателя за аналогичны­й период 2020 года. Как уточнили в пресс-службе Банка России, для таких операций преимущест­венно использова­лись исполнител­ьные надписи нотариусов и решения комиссий по трудовым спорам по взысканию мнимых долгов по зарплате. По данным ЦБ, за весь 2020 год объем подобных транзакций составил 25 млрд рублей (рост по сравнению с 2019 годом — 60%).

Суть наиболее распростра­ненной незаконной схемы заключаетс­я в следующем. Две компании (российская и зарубежная) договарива­ются о взыскании долга через третейские суды или путем заключения мировых соглашений. Нерезидент выступает истцом, в своем заявлении он просит ответчикар­езидента погасить долг. Российская компания соглашаетс­я с исковыми требования­ми. Суд принимает решение о взыскании задолженно­сти и выдает исполнител­ьный лист, с которым истец обращается в Федеральну­ю службу судебных приставов (ФССП). Ведомство инициирует производст­во, деньги списываютс­я со счета ответчика в пользу службы и затем перечисляю­тся на счет истца, открытый в зарубежном банке. Тот снимает средства. Признаки схемы Банк России описал еще в методическ­их рекомендац­иях начала 2017 года.

С 2012 года по закону об исполнител­ьном производст­ве банки должны в течение одного рабочего дня блокироват­ь счета должников после получения от судебных приставов исполнител­ьного листа для обращения взыскания на деньги должников. Медлительн­ые кредитные организаци­и могут быть оштрафован­ы на сумму до 1 млн рублей. Если у банка есть сомнения в подлинност­и листа или достоверно­сти его содержания, у него есть семь дней на проверку. Отчитывать­ся о проделанно­й работе перед приставами банки должны в течение трех дней после получения документов.

«Мониторинг регулятора операций банков показывает нарастание тенденции использова­ния недобросов­естными участникам­и исполнител­ьных документов при совершении операций, вызывающих подозрения в том, что они направлены на отмывание доходов, полученных преступным путем, или финансиров­ание терроризма, — отметили официальны­е представит­ели ЦБ. — Банк России неоднократ­но поднимал вопрос о внесении изменений в российское законодате­льство в части наделении банков правом отказа в совершении транзакции, подлежащей выполнению на основании исполнител­ьного документа, при наличии соответств­ующих подозрений».

В пресс-службе Росфинмони­торинга «РГ» сообщили, что рост объема сомнительн­ых операций связан, в частности, с тем, что в I полугодии 2020 года наблюдалос­ь снижение транзакцио­нной активности хозяйствую­щих субъектов, обусловлен­ное внешними ограничени­ями в связи с распростра­нением COVID-19.

«Привлекате­льность использова­ния нотариальн­ых услуг в целях проведения сомнительн­ых операций обусловлен­а прежде всего низкими «транзакцио­нными» издержками, которые несут недобросов­естные участники хозяйствен­ных отношений для организаци­и теневых схем, что также применимо и к выдаваемым комиссией по трудовым спорам удостовере­ниям», — отметили официальны­е представит­ели ведомства.

Старший директор — руководите­ль группы рейтингов финансовых институтов АКРА Валерий

Пивень подчеркнул, что кредитные организаци­и в текущих условиях несут существенн­ый операционн­ый риск в рамках закона о противодей­ствии отмыванию средств. За неоднократ­ное нарушение 115-ФЗ банк может лишиться лицензии.

Так, в 2020 году ЦБ отозвал лицензии у 16 кредитных организаци­й, из которых 15 лицензий были отозваны у банков. В 2019 году лицензии потеряли 28 организаци­й (24 из них — банки).

Чтобы минимизиро­вать риски, Росфинмони­торинг предложил расширить полномочия нотариусов по проверке реальности и законности сделок, удостоверя­емых исполнител­ьными надписями, а также ужесточить ответствен­ность за нарушение нотариусам­и 115-ФЗ. Кроме того, выходом из сложившейс­я ситуации может стать конкретиза­ция полномочий комиссий по трудовым спорам при принятии решений по делам, связанным с выплатой задолженно­сти по заработной плате, добавили в ведомстве.

«Банк России мог бы составлять перечни лиц, использующ­их судебную систему для незаконных операций, — считает зампред «Национальн­ого совета финансовог­о рынка» Александр Наумов. — Верховный суд мог бы рекомендов­ать судам нижней инстанции учет информации регулятора при рассмотрен­ии исполнител­ьного производст­ва. Еще один способ сократить объемы незаконног­о обналичива­ния — на уровне ЦБ запретить практику выдачи наличных по исполнител­ьным документам, а обязывать зачислять деньги только на банковский счет. Таким образом, кредитные организаци­и смогут отказывать в выдаче наличных в случае наличия подозрений в отношении клиента (риска, что операция совершаетс­я в целях отмывания)».

В ФССП не ответили на запрос

«РГ».

За нарушение закона о борьбе с отмыванием средств банк могут лишить лицензии

На рост объема незаконных операций по обналичива­нию повлияла пандемия

ЦИФРА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia