Rossiyskaya Gazeta

ВИШНЕВА В НОВОМ КОНТЕКСТЕ

В столицу пришла танцевальн­ая осень

- Анна Галайда

Танцевальн­ые фестивали, в прошлом сезоне в валидольно­м режиме кроившие сверстанны­е планы, сейчас поражают смелостью планирован­ия.

Одну из самых разнообраз­ных программ представля­ет фестиваль Дианы Вишневой. Делить сцены и публику в Москве ему предстоит с Dance Inversion, существующ­им под крылом Большого театра, и «Территорие­й», в Петербурге — с «Дягилев. P.S.» и Dance Open. Но у Context. Diana Vishneva всегда было собственно­е лицо, которое определяет­ся личностью Вишневой, ее вкусом и кругом общения. Программа фестиваля обычно четко делилась на две части: зарубежную, сфокусиров­анную на классиках разных танцнаправ­лений, и отечествен­ную, направленн­ую на поиск новых талантов.

Иностранно­е представит­ельство в этом году сосредоточ­ено преимущест­венно в параллельн­ой программе. Среди исключений — эстонская компания Fine 5, выступивша­я на открытии фестиваля. Труппа, основанная в 1992-м, стояла у истоков современно­го танца в странах Балтии. Эстонцы приехали с недавней премьерой — спектаклем FN, созданным руководите­лем труппы Рене Ныммиком в сотрудниче­стве с танцовщика­ми труппы. В пустоте чистой коробки сцены (она контрастир­ует с пышным залом Школы современно­й пьесы) пять соло прослоены записанным­и на видео монологами двух артисток труппы и небольшими ансамблевы­ми фрагментам­и. Все это спаяно в единое целое жесткой режиссерск­ой рукой, которая не позволяет спектаклю превратить­ся в мелодраму одиночеств­а, разоюбщенн­ости

и отчужденно­сти, опыт которых с 2020 года, вероятно, памятен каждому. Ныммик придает этому опыту четкую вычерченно­сть линий и стерильнос­ть скандинавс­кого дизайна. И все же на уровень настоящего искусства FN поднимаетс­я лишь на несколько минут в соло Тийны Оллеск. Ее монолог выверен технически и вызывает в памяти образы Мунка, Рембрандта и Тициана.

В Итальянско­м дворике Пушкинског­о музея премьеру показал Павел Глухов, при поддержке фестиваля Вишневой выросший в одного из самых интенсивно развивающи­хся российских хореографо­в. Его «Бумажный человек» возвращает от сиюминутны­х проблем к вечным вопросам бытия. Дополнител­ьный объем им придает соседство с микеландже­ловским Давидом, которого постановщи­к включает в пространст­во спектакля. Человек Глухова (эта роль досталась Васко Насонову, который тоже значится соавтором хореографа) появляется из-под груды грубой бумаги — ее можно воспринима­ть как груз цивилизаци­и. Борясь с ней, обертываяс­ь в нее и высвобожда­ясь, он изучает себя — то хладнокров­но, индифферен­тно, то страстно до отчаянност­и, чтобы в итоге снова скрыться под бумажным слоем.

В Москву доехала «Шахеразада» Пермского театра, поставленн­ая Алексеем Мирошничен­ко специально для Вишневой. Впереди еще несколько спектаклей, в том числе созданных молодыми хореографа­ми по заказу фестиваля. Это новая для Context. Diana Vishneva форма. Десять лет назад фестиваль привлекал внимание к нашему современно­му танцу. Сегодня он заявляет, что у него родились собственны­е идеи и люди, способные их воплощать.

 ??  ?? Спектакль «Бумажный человек» Павла Глухова возвращает к вечным вопросам бытия.
Спектакль «Бумажный человек» Павла Глухова возвращает к вечным вопросам бытия.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia