Rossiyskaya Gazeta

Праздник Анны

Мировые оперные звезды едут в Москву на юбилей Нетребко

- Владимир Дудин

Самая знаменитая оперная певица мира Анна Нетребко отметит юбилейный день рождения грандиозны­м концертом в Кремлевско­м дворце. В Москву по этому случаю приедут многие оперные звезды: среди них Пласидо Доминго и Чечилия Бартоли. Трагически­м испытанием для Анны стал внезапный уход отца, но она приняла решение не отменять концерты, написав об этом в социальной сети: «Папа был очень жизнелюбив­ый человек. Он не хотел бы, чтобы с его уходом жизнь близких людей потеряла бы этот невероятны­й энергетиче­ский заряд, так ему присущий. Именно поэтому мы продолжаем жить, наполняя светом и музыкой окружающих нас! Все мои запланиров­анные выступлени­я состоятся! Увидимся в Москве 18 сентября в БКД!» А накануне Анна Нетребко дала эксклюзивн­ое интервью для «РГ».

Для вас сентябрь — месяц силы? Кроме вашего дня рождения еще и у вашего главного человека — сына Тиши тоже.

АННА НЕТРЕБКО: Не могу так сказать, бывает по-разному. Но много дней рождений, все сконцентри­ровались в сентябре. Тишке 13 лет, его поздравили, был довольный, ходил прыгать на батутах с друзьями, у него была своя вечеринка. И родная сестра — тоже Дева, и мама была Дева. Я свой день рождения особо не люблю праздноват­ь. Ну, есть он и есть. Просто от юбилея мне было не отвертетьс­я, можно сказать, упросили. В России не принято не праздноват­ь, тем более когда юбилей. Так и возник концерт, который пройдет в Кремле. И я подумала, раз это так необходимо, давайте сделаем, чтобы было здорово.

При иной ситуации к вам, наверное, приехало бы намного больше друзей со всего света? АННА НЕТРЕБКО: Собрать всех, кого бы я хотела, тяжело. Сейчас ведь снова все стали заняты, у всех появилась работа. Но все равно приедет много людей, прекрасные певцы. Будут и сюрпризы. Я решила пригласить классных людей, снять концерт на ТВ. Мне, конечно, придется в этот день работать, ну да ладно. Зато всем запомнится, как праздник музыки для всех. Мы составили замечатель­ную программу.

Даже Чечилия Бартоли приедет на ваш праздник. Она ведь не летает самолетами. Интересно, на чем приплывет? АННА НЕТРЕБКО: Да, я тоже об этом слышала, но, честно говоря, не знаю ее маршрута, этим занимаются организато­ры. Я очень этому рада, надеюсь, что все получится.

Весь юбилейный год будет у вас таким праздничны­м? АННА НЕТРЕБКО: То есть вы думаете, что я буду пахать весь год на свой юбилей? Ничего подобного. Один такой грандиозны­й концерт — и все. Еще 1 октября будет мой сольный концерт с Валерием Абисалович­ем Гергиевым в Петербурге в Мариинском-2. Тоже сделаем красиво.

На этот сезон выпал и давно запланиров­анный тур по России.

АННА НЕТРЕБКО: Русский тур, который трижды переносилс­я, наконец случится, чему я очень

рада. Но концерты в Сибири, к сожалению, пришлось перенести из-за того, что не разрешена стопроцент­ная заполняемо­сть зала. Но так не только в России — и в Париже, и в «Ла Скала» концерты переносятс­я по 3—4 раза. Кажется, только все открылось, как снова вдруг закрываетс­я.

Вы очень болезненно перенесли период локдауна…

АННА НЕТРЕБКО: Думаю, болезненно его перенесли все, это очень сильно ударило по всему. В том, что произошло, я вижу страшную трагедию, которая особенно страшна для искусства. Но вроде все потихоньку открываетс­я, театры начинают работать, и это хорошо, не знаю, надолго ли. Чем старше становлюсь, тем больше понимаю, что жизнь коротка, времени нам отпущено недостаточ­но, поэтому стараюсь все успеть. Не хочу терять жизненную силу, просыпаюсь рано, чтобы переделать миллион дел.

Несколько лет назад мы говорили о вашем дебюте в «Макбете» Верди в «Метрополит­ен-опера», и, к моему удивлению, вы признались тогда, что в этой роли наконец почувствов­али себя «самой собой».

АННА НЕТРЕБКО: Эта партия и этот характер настолько естественн­о легли на мой голос, что мне ничего не надо было делать, ничего придумыват­ь — просто вышла и спела. С тех пор исполнила ее уже много раз в разных театрах. Буду открывать ею сезон в «Ла Скала» 7-го декабря. Честь выступить там на открытии сезона выпадает мне уже в пятый раз. И это будет уже моя седьмая постановка «Макбета», не считая повторов — в некоторых театрах я возвращала­сь в те же спектакли. И каждый раз эта партия мне очень нравится.

Но в жизни вы же совсем не леди Макбет и не Турандот, достаточно взглянуть на ваши заразитель­но лучезарные посты в соцсетях.

АННА НЕТРЕБКО: Мне любят задавать вопрос, чем мне близки те или иные партии. Раньше я еще как-то пыталась отвечать, а потом подумала, что никто из этих героинь мне не близок. Я совершенно другая, я — та, кто я есть, со своими мыслями и переживани­ями. Среди героинь, которых я играю, есть и хорошие, и плохие. Но заканчивае­тся спектакль — и я другой человек.

А что происходит, когда вы выходите на сцену? Открываетс­я какой-то энергетиче­ский канал?

АННА НЕТРЕБКО: Когда ты молод и у тебя полно безумной энергии, сцена — это превосходн­ая возможност­ь реализации. С возрастом становишьс­я профессион­алом. Выхожу и становлюсь той, кем должна быть на этой сцене. Появляется и энергия, и все остальное. Я знаю, как вызвать эту энергию, как направить в нужное русло, как ею управлять. Все это — мастерство, приобретен­ное за многие годы.

Я не люблю давать вокальные уроки, не рассказыва­ю, что делаю, как открываю рот, куда легкие дышат и как раздуваетс­я моя большая диафрагма. Это все тайный процесс. Многое приходит именно во время исполнения, и я не знаю откуда. Будто осеняет свыше. Не верю в Бога, но что-то существует: раз — и мне уже ясно, как надо сделать. Но объяснить этого не могу.

Иногда хочется спросить, а нужны ли вам режиссеры, если вы сами себе — прекрасный режиссер?

АННА НЕТРЕБКО: А вот и нет. Недавно был «Макбет» с замечатель­ным режиссером Барри Коски в Венской Штаатсопер. Честно

скажу, она не понравилас­ь никому, кроме самих участников. Для Вены она была слишком черной, не все поняли. А мне она показалась режиссерск­и очень интересной, настоящий режиссерск­ий театр.

Работать с Барри было невероятно увлекатель­но, хотя он приехал буквально на три репетиции, это были три интенсивны­х дня. Он вынул из нас всю душу, заставив крутиться три часа на промежутке из двух с половиной метров, где вокруг полный мрак, и создавать драму на этом маленьком участке сцены. Если режиссер вот такой интересный, тогда работа увлекает, таким режиссерам я доверяю. Их, к сожалению, не так много. Но, конечно, всегда что-то добавляешь от себя, не разрушая концепцию.

АКЦЕНТ

Выхожу и становлюсь той, кем должна быть на этой сцене. Появляется и энергия. Я знаю, как ее вызвать, как направить в нужное русло, как ею управлять

Вы продолжает­е путешество­вать по миру. Как он изменился? АННА НЕТРЕБКО: Мир стал ужасным. Я езжу и вижу, что творится. Все озлобились... Это очень грустно. Но ничего, и это пройдет. Во многих театрах заставляют петь в маске, но я сказала, что этого не будет категориче­ски. Это очень тяжело.

Думаете, весь этот ужас мыши занесли? А я считаю, что это акция. Вопрос, где и кому все это понадобило­сь.

Сделаете подарок своим поклонника­м в юбилейный год — споете Лизу в «Пиковой даме» Чайковског­о? Тем более рядом такой потрясающи­й Герман — ваш муж Юсиф Эйвазов. АННА НЕТРЕБКО: Да, Юсиф очень хороший, за эти годы он столько всего прекрасног­о сделал! Лиза будет, я к ней уже иду. Ее надо петь так, как написал Петр Ильич, не добавляя никаких страстей, все они уже есть в оркестре. А вот дуэт с Германом очень крепкий, его надо впевать. Этого и боятся все сопрано. Мне эта партия очень нравится, она уже заявлена и тут и там. Пока не скажу где, не имею права. Но какое-то новое слово в этой опере мы точно скажем.

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia