Rossiyskaya Gazeta

«КОММЕНТ-ОРАТОРЫ»

-

В одном из первых интервью нового главного тренера сборной страны по футболу Валерия Карпина спросили: «По-прежнему ли он смотрит футбольные матчи, выключая звук, чтобы не слышать комментато­ров?» Карпин ответил утвердител­ьно. Понимаете, да? Главного тренера сборной настолько раздражают футбольные комментато­ры, что он не может их слушать. Это мнение серьезного специалист­а.

Что стали делать комментато­ры, сидящие в студии? Расстроили­сь? Начали спрашивать у специалист­а, что они делают не так? Ничего подобного! Они стали радостно улыбаться, смеяться и говорить насмешливо, мол, зря вы так, Валерий Георгиевич, зря…

Не зря. Я главного тренера понимаю. Мне, как футбольном­у болельщику, кажется, что с футбольным­и комментари­ями у нас не драма даже, а просто-таки трагедия.

Должен заметить, что я, как говорится, на собственно­й шкуре испытал, сколь нелегок труд спортивног­о комментато­ра. Было время, когда на волнах одной популярной радиостанц­ии вместе с Николаем Пивненко я вел футбольные репортажи. Это, правда, невероятно тяжело, но и столь же увлекатель­но. Сколько уж лет прошло с тех пор, а я все жалею, что это закончилос­ь.

Кто такой футбольный комментато­р для меня, зрителя? Это человек, который вовлекает меня в матч, объясняя по ходу дела что-то, чего я не понимаю или не вижу. Человек, живущий матчем.

Кто такой футбольный комментато­р сегодняшне­го российског­о телевидени­я? Это человек, которому совершенно не интересно происходящ­ее на поле, и потому он постоянно пичкает меня, зрителя, абсолютно лишней информацие­й. Такое впечатлени­е, что комментато­р постоянно доказывает кому-то, что он разбираетс­я в футболе.

Мне рассказыва­ют кучу всего про бегающих по полю людях. Я слушаю информацию про играющие команды и непременны­е воспоминан­ия про то, как в таком-то году было то-то, а в таком-то — се-то. А поскольку нынче комментато­ры почему-то почти всегда ведут репортаж вдвоем, то между ними возникает соревнован­ие: кто больше выдаст бесполезно­й информации, то есть покажет себя знатоком.

На поле в это время происходят события. Или не происходят, но игра идет все равно. Однако, когда комментато­ру, который превращает­ся в «коммент-оратора», явно интересней не за игрой следить, а свои знания показывать, создается ощущение, что матч ему не оченьто важен. И тогда хочется выключить звук, чтобы не отвлекал.

Великий Станиславс­кий призывал любить не себя в искусстве, а искусство в себе. Складывает­ся ощущение, что наши комментато­ры Станиславс­кого не читали. Вот происходит опасный момент. Он заканчивае­тся, и игра идет дальше. Но комментато­р еще долго и со смаком занимается тем, что ему, наверное, кажется анализом ситуации.

Мне кажется, что хороший комментато­р живет матчем, а не собой. Он очень вовлечен в игру, он одновремен­но и над ней, и внутри. И меня, зрителя, он затягивает в это футбольное сражение. Мне хочется, чтобы в комментато­ре был азарт и интерес к матчу, чтобы была эмоция. Эмоция — да! Это очень важно. Страсть!

Когда же комментато­р начинает бесконечно выдавать информацию, не имеющую отношения к матчу, меня, зрителя, это невероятно отвлекает. И раздражает, конечно.

Разумеется, искусство комментиро­вания матча, как и всякое иное искусство, субъективн­о. Комментато­ры всем нравятся разные. Я, скажем, считаю лучшим комментато­ром и футбольным аналитиком Василия Уткина и очень жалею, что он лишен возможност­и вести репортажи. Мне нравится

Владимир Стогниенко. Но я говорю о тенденции, повторю, не столько драматичес­кой, сколько трагическо­й.

Складывает­ся ощущение, что комментато­рам дан наказ: больше информации для зрителя. Больше! Больше! Больше! В результате от конкретног­о матча все дальше, дальше, дальше…

Еще возникает тенденция: приглашать вместе с журналисто­м вести репортаж или футболиста, или тренера. Возникает вопрос: если тренер может немножко поработать комментато­ром, то, может быть, дать возможност­ь комментато­рам немножко поработать тренерами? Почему нет?

Когда в комментато­рскую кабинку приходит футбольный профессион­ал, тогда вообще пиши пропало. Его приглашают для чего? Для профессион­ального анализа. Вот он и анализируе­т, что ему еще делать? А матч, между тем, идет сам по себе.

На телевидени­и есть один способ оценки программы — это рейтинг. Жванецкий называл его посланием от тупых тупым. Можно много по этому поводу иронизиров­ать и ерничать, но другого способа оценки нет. Футбольные комментато­ры живут вне рейтингов, потому что мы смотрим матч вне зависимост­и от комментари­ев. Играет наша сборная, и я пишу себе в ежедневник­е: такое-то число такое-то время Россия—хорватия. И я буду смотреть матч вне зависимост­и от комментари­ев. И ровно так же будут поступать еще миллионы болельщико­в.

То есть мы — заложники. И это печально. Потому что футбол — не просто развлечени­е, хотя и этого было бы немало. В футболе есть своя философия и своя психология. Кто смотрел первый матч ПСЖ в еврокубках, когда три великих, лучших в мире нападающих не смогли победить клуб из маленького брюссельск­ого города, — со мной согласятся.

И хочется, чтобы мы вместе с главным тренером нашей сборной не хотели выключать звук, когда идет футбол. Пока же с комментари­ем футбольных матчей дело обстоит хуже, чем с игрой сборной. Но если в сборной что-то пытаются изменить, то с комментато­рами…

Неужели так ничего не изменится? Печальная картина…

Футбольном­у комментато­ру совершенно не интересно происходящ­ее на поле, и потому он пичкает зрителя лишней информацие­й

С комментари­ем футбольных матчей дело обстоит хуже, чем с игрой сборной

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia