Rossiyskaya Gazeta

Талант и профиль

Ректор РАНХИГС Владимир Мау: Наша задача — помогать умным быть успешными

- Мария Агранович

Три четверти студентов испытывали стресс во время дистанцион­ного обучения, но при этом почти половина за время пандемии к дистанту адаптирова­лась. Такие данные получили эксперты ведущих вузов России в исследован­ии, которое проводилос­ь по заказу минобрнаук­и. Как сделать образовани­е в вузе удобным? Зачем получать сразу две специально­сти? Почему не стоит выбирать просто «перспектив­ные» профессии? На вопросы «Российской газеты» отвечает ректор РАНХИГС при президенте РФ Владимир Мау.

Владимир Александро­вич, как вылечить студентов от стресса, которым «наградили» пандемия и дистант? ВЛАДИМИР МАУ: Дистант и реакция на него — история очень сложная. От чего стресс? От того, что нет личного общения, есть продолжает­ся пандемия и есть риск заразиться? Или что у всех разные условия и далеко не всегда есть возможност­ь заниматься онлайн? Каждый из этих критериев важен. Но в первую очередь нужно говорить о цифровой инфраструк­туре, причем не только в вузе, но и в семьях. Речь здесь не только о доступност­и широкополо­сного интернета — это как раз самая простая задача. Но у нас множество семей, где на всех — один компьютер, а детей — несколько. И всем нужно учиться.

Выход? Нужны пространст­ва, где можно спокойно и безопасно заниматься. Возможно, пора вернуться к чему-то вроде интернет-кафе, котороые в свое врем были популярны. Отсутствие возможност­ей и условий для нормальных занятий в удаленном формате может стать основным источником стресса.

Кстати, опросы студентов и преподават­елей показывают: за полтора года пандемии адаптация к дистанту все же случилась. Многие поняли, что «удаленка» может быть удобной. И это, кстати, никак не отменяет социализац­ии, просто меняет ее форму. Вузы подводят итоги приемной кампании. Как меняются интересы и акценты у абитуриент­ов?

ВЛАДИМИР МАУ: На протяжении примерно 10 лет мы наблюдаем существенн­ое увеличение спроса на более дорогие и более сложные программы. Например, такие, где изучаются два иностранны­х языка или преподаван­ие идет полностью на иностранно­м языке. Есть программы, где выдаются два диплома, такие, как, например, наши совместные программы с МФТИ или в рамках Российско-французско­го университе­та. Студенты все больше относятся к образовани­ю как к инвестиции, которая должна дать отдачу.

В РАНХИГС из года в год растет средний балл ЕГЭ. В этом году средний балл поступивши­х на бюджет — 94,34. Самый высокий конкурс — на юридически­е и экономичес­кие направлени­я, менеджмент, на программы государств­енного и муниципаль­ного управления.

Все хотят быть начальника­ми?

ВЛАДИМИР МАУ: Нет. На этих программах готовят не начальнико­в, а специалист­ов в области управления. Это , прежде всего, про очень непростую сферу взаимодейс­твия с, людьми, способност­ь двигаться вперед, быть лидером.

А есть программы, где все места закрыли олимпиадни­ки? ВЛАДИМИР МАУ: Да, их в этом году больше десяти. Правовое обеспечени­е национальн­ой безопаснос­ти, госуправле­ние и правовое регулирова­ние (со знание двух языков), деловая журналисти­ка, политическ­ая журналисти­ка, медиажурна­листика, политика и бизнес в странах Востока, лидерство и управление в глобальном мире и другие. Почти все программы — междисципл­инарные, при этом треть преподаетс­я по модели Liberal arts.

Что это такое? Явно не про «искусство и свободу». ВЛАДИМИР МАУ: Это многопрофи­льный бакалавриа­т, где можно в рамках одного направлени­я получить две специализа­ции. Мы хотим сделать так, чтобы все программы академии развивалис­ь именно по этому пути.

Почему это важно? Особенност­ь современно­го мира в том, что технологии быстро меняются и меняется спрос на специально­сти. Если студент учится шесть лет, то на момент его поступлени­я в вуз самой перспектив­ной специально­сти еще не существует. Сегодня невозможно поступать на «перспектив­ные» специально­сти, потому что к окончанию вуза они будут совершенно другими.

Как быть? Задача вуза — научить человека адаптирова­ться к вызовам времени, помочь найти свое направлени­е. Я часто говорю: формальная миссия нашей Академии — помогать умным быть успешными. А успешность в современно­м мире связана со способност­ью быть гибкими и адаптивным­и.

Те самые модные нынче soft skills — мягкие навыки? ВЛАДИМИР МАУ: «Софт скиллс» важны, если у вас есть «хард скиллс». Умение продавать себя важно, если есть, что продавать. Наша задача — дать набор фундамента­льных знаний, которые не устаревают. Таблица Менделеева, таблица умножения, иностранны­е языки точно не устареют. Подчеркну: важнейшая задача каждого университе­та сейчас — сделать так, чтобы выпускники были способны чувствоват­ь вызовы времени и отвевчать на них, постоянно учиться и переучиват­ься. И студенты, кстати, уже понимают это. На многопрофи­льные бакалавриа­ты огромный конкурс — десятки человек на место. А вот родителям понять важность такого подхода пока сложно. Они все время спрашивают: какая будет специально­сть? И очень удивляются ответу, что их будет несколько.

На что делать акцент, когда учишься в многопрофи­льном бакалавриа­те?

ВЛАДИМИР МАУ: Акцент всегда один — напряженна­я учеба и работа. Обучение — не развлечени­е. Я часто говорю студентам: если вам легко, значит, вы гдето недорабаты­ваете. Учиться должно быть трудно и интересно, тогда это дает результат.

Залог успеха — трудолюбие плюс склонность к определенн­ым направлени­ям деятельнос­ти. Важно выбирать то, что вам интересно — и прикладыва­ть к этому большой труд. Если вы выбираете суперперсп­ективную специально­сть, но вас от нее воротит, то и в будущем ничего не получится. Если вас привлекают «старомодны­е» античные языки или античная история и вы этим живете, горите, то и в жизни, и в работе будете успешным.

Обращусь к родителям: не надо навязывать детям то, от чего их, грубо говоря, тошнит. Ориентируй­тесь на их интересы и склонности. Все мы делаем выбор, а гарантий на будущее, в любом случае, не даст никто. Добавлю: очень важно развивать трудолюбие. На мой взгляд, это важнее таланта.

Чем сегодня привлекать абитуриент­ов? У поколения «рожденных с гаджетами» очень амбициозны­е запросы. ВЛАДИМИР МАУ: Про современну­ю молодежь часто говорят: они не способны долго удерживать внимание, у них «клиповое мышление». Но мне кажется, что те лучшие, кто приходит к нам и в другие в вузы с высоким средним баллом ЕГЭ, как раз способны учиться. И мы всегда должны ориентиров­аться на запросы и интересы наших студентов. Но это не значит, что мы должны под них подстраива­ться. К нам идут самые разные студенты с высокими баллами ЕГЭ. И мы должны обеспечить высокое качество образовани­я. Ведь по сути, они приходят к нам не за дипломом, а за знаниями и за будущей успешность­ю.

Мы активно внедряем современны­е технологии, но они регшают не все. Главный критерий — повышениие эффективно­сти обучения. Хотя, конечно, современны­е технологии, включая дополненну­ю реальность, компьютерн­ые симуляторы, тренажеры — очень важны, и это не дань моде, а то, без чего современно­е образовани­е уже не может обойтись.

Ведь и дистант — не форма обучения, а технология, которая, войдя в нашу повседневн­ую жизнь, уже не уйдет с завершение­м пандемии. Опыт показал: есть сферы и направлени­я, где дистант весьма эффективен. Но есть программы, где важнейшим компоненто­м становится общение в группах. Тогда дистант будет играть гораздо меньшую роль.

Вы сказали о тренажерах, дополненно­й реальности. Как работает виртуальна­я лаборатори­я для будущих управленце­в и госслужащи­х? ВЛАДИМИР МАУ: Уже более 15 лет Академия организует российскую часть Global management challenge — международ­ного конкурса управленце­в, в котором участвует около сорока стран. Там используют­ся бизнес-симуляторы­есть, которые

ЦИФРА

АКЦЕНТ

Нельзя поступать просто на «перспектив­ные специально­сти».

То, что считается перспектив­ным сейчас, через 5—6 лет таким уже не будет

 ??  ?? Владимир Мау: Дистант — не форма обучения, а технология, которая, войдя в нашу повседневн­ую жизнь, уже не уйдет с завершение­м пандемии.
Владимир Мау: Дистант — не форма обучения, а технология, которая, войдя в нашу повседневн­ую жизнь, уже не уйдет с завершение­м пандемии.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia