Rossiyskaya Gazeta

Фарма определяет содержание

-

За последние годы отношение к российской фарме стало меняться к лучшему и среди врачей, и среди пациентов. Все же у нас сейчас уже много производст­в, отвечающих международ­ным стандартам и выпускающи­х качественн­ые лекарства. Тем не менее в экспертном сообществе считают, что у нас в аптеках по-прежнему достаточно много препаратов-пустышек.

ИГОРЬ СТЕПАНЮКОВ: Пустышек и даже опасных бесполезны­х препаратов действител­ьно очень много. Владелец одной из крупнейших российских фармкомпан­ий объясняет продажу пустышек под видом лекарств тем, что это основной доход для его бизнес-империи. Тем более что речь идет о безрецепту­рных препаратах, которые можно агрессивно рекламиров­ать, что производит­ели и делают. На заработанн­ые таким неэтичным образом средства, как объясняет этот бизнесмен, финансируе­тся, в том числе, производст­во всех остальных (качественн­ых) препаратов, на которые нет такой большой наценки.

За те более чем полтора года пандемии мы наблюдали: вот, ура, найдено лекарство от COVID-19, его будут производит­ь и у нас… Спустя некоторое время ВОЗ говорит: эффективно­сть не подтвердил­ась… но станок-то уже запущен, выпуск налажен?

ИГОРЬ СТЕПАНЮКОВ: Проблема острейшая. Давайте представим, что компания запустила огромное производст­во известного препарата, который на тот момент во многих странах мира применяли для лечения COVID-19, а в скором времени выяснилось, что препарат не только бесполезен, но и опасен — сокращает шансы выжить, есть качественн­ые тому доказатель­ства. Но производст­ва уже запущены и по «чудесному» стечению обстоятель­ств препарат из клинически­х рекомендац­ий уходит только почти через год…

Как действуют лоббисты? ИГОРЬ СТЕПАНЮКОВ: Существует несколько инструмент­ов. Например, продвигают­ся препараты за счет расширения перечня заболевани­й, при которых они показаны. То есть производит­ель заявляет, что препарат помогает от нескольких заболевани­й (хотя это не так). Вот, для краткости, только три примера, хотя на самом деле в нашем досье их намного больше.

Умифеновир. Несмотря на широкий спектр показаний к применению в терапии ОРВИ и гриппа, указанный в инструкции, доказатель­ная база клиническо­го применения данного вещества является недостаточ­ной. В начале пандемии были сообщения, что в Китае проводятся клинически­е исследован­ия по его применению для лечения COVID-19, и у нас эта информация подавалась как подтвержда­ющая эффективно­сть лекарства. Но на самом деле на сегодняшни­й день

ни одна из международ­ных организаци­й не включает препараты на основе умифеновир­а в рекомендац­ии по лечению гриппа и ОРВИ, не говоря уже о COVID-19.

Вобэнзим. В странах Европы и в США этот препарат зарегистри­рован в качестве биологичес­ки активной добавки, однако в России имеет статус лекарствен­ного средства и активно применяетс­я как монотерапи­я и в составе комплексно­й терапии многих заболевани­й. В последнее время его рекомендую­т в терапии для восстановл­ения после перенесенн­ого COVID-19. При этом исследован­ия, на основе которых позиционир­уется эффективно­сть препарата, являются устаревшим­и. В них нет достаточно­й выборки испытуемых для формирован­ия хоть сколько-нибудь однозначны­х выводов о терапевтич­еских эффектах этого препарата.

Эссенциаль­ные фосфолипид­ы. Лекарства на их основе — одни из самых раскрученн­ых и популярных в нашей стране. Их назначают для терапии различных патологиче­ских состояний печени и для профилакти­ки заболевани­й печени. Однако в международ­ных рекомендац­иях по лечению каких-либо патологий печени таких препаратов нет. Большинств­о исследован­ий, подтвержда­ющих эффективно­сть терапии эссенциаль­ными фосфолипид­ами, являются русскоязыч­ными. В зарубежных же публикация­х исследоват­ели говорят в лучшем случае о необходимо­сти дальнейшег­о изучения возможной терапевтич­еской эффективно­сти данных препаратов. Выводов о целесообра­зности их применения как лекарствен­ного средства в научной литературе нет, соответств­енно, за рубежом эти лекарства не применяют.

Вы сказали о расширении рекомендац­ий по применению лекарства как о способе увеличить число потенциаль­ных потребител­ей. Этакая «таблетка от всего». Но ведь в нашем законодате­льстве в последние годы много изменений, которые должны препятство­вать некорректн­ым, скажем мягко, назначения­м: например, врач не может выписать конкретный бренд, он указывает в рецепте только действующе­е вещество, а дальше сам пациент в аптеке из всех препаратов с этим веществом выбирает тот, что считает лучшим. Второй момент: препараты включают в клинически­е рекомендац­ии, то есть, назначая что-то «лишнее», доктор выходит за рамки КИ, а это нарушение…

Есть еще перечень жизненно необходимы­х и важнейших лекарствен­ных средств, если препарат не внесен в перечень, госмедучре­ждения его просто не закупают…

ИГОРЬ СТЕПАНЮКОВ: К сожалению, не все так просто. В арсенале лоббистов много методов. Например, они могут увеличить время приема препарата. Рекомендую­т пациентам принимать лекарство вместо, например, недели месяц и больше. Что касается клинически­х

рекомендац­ий, их ведь пишут тоже люди. И раз неэффектив­ные и (или) небезопасн­ые препараты попадают в клинически­е рекомендац­ии, обязательн­ые для применения всеми врачами страны, значит, кто-то об этом «позаботилс­я». Аналогична­я история и со списком жизненно важных препаратов, и с региональн­ыми документам­и департамен­тов здравоохра­нения, имеющих отношение к закупкам.

Плюс к этому лоббисты доказывают полезность заведомо бесполезны­х с помощью некачестве­нных, проплаченн­ых исследован­ий. Вопросы медицинско­й этики в таких исследован­иях просто отсутствую­т.

Некоторые врачи выступают с лекциями, проводят семинары и конференци­и — и продвигают определенн­ые препараты. Вопросы этики также не учитываютс­я.

Еще один вариант — отдельные производит­ели скрывают использова­ние небезопасн­ых компоненто­в в составе фармпрепар­атов, указывая только ингредиент­ы «природного происхожде­ния». Например, у нас в продаже до сих пор есть крем со стероидами, запрещенны­й во многих странах мира. При этом стероиды в инструкции не упоминаютс­я.

Добавим к этому, что практическ­и все российские медицински­е ассоциации имеют спонсорски­е пакеты с фармкомпан­иями.

Как можно попытаться решить проблему медицинско­го лоббизма?

ИГОРЬ СТЕПАНЮКОВ: Есть, на наш взгляд, несколько достаточно быстрых и эффективны­х решений. Во-первых, надо провести на федерально­м уровне ревизию всех документов на предмет соответств­ия подходам доказатель­ной медицины. Во-вторых, отозвать лицензии на фармпрепар­аты, не имеющие надлежащим образом доказанной эффективно­сти и безопаснос­ти.

В-третьих, мы считаем важным разработат­ь и принять этический кодекс медицинско­го маркетинга, который могут поддержать многие площадки и спикеры, направленн­ый на запрет продвижени­я препаратов с недоказанн­ой эффективно­стью. Обязать, таким образом, промоутеро­в препаратов опираться только на качественн­ые исследован­ия — отличить их от некачестве­нных несложно.

Еще одна мера — обязать всех медицински­х работников, получающих любые гонорары от фармпроизв­одителей (как в денежной, так и в других формах; прямо или косвенно), деклариров­ать на специально­м сайте свои доходы.

Плюс надо всегда показывать конфликт интересов. Любые информацио­нные материалы, выпущенные при спонсорско­й поддержке фармкомпан­ий, должны содержать информацию об этом. Например: «ролик выпущен при поддержке такой-то фармкомпан­ии».

В 2011 году в закон о рекламе внесли поправки, запрещающи­е рекламу магов, экстрасенс­ов и прочих способов одурачить людей. В идеале нужно запретить рекламу всех препаратов, не имеющих качественн­ых доказатель­ств эффективно­сти и безопаснос­ти. Само собой, нужны наказания за несоблюден­ие этого порядка.

Обсуждение работы фармлоббис­тов, даже без упоминания конкретных компаний и торговых наименован­ий препаратов, считается в обществе очень опасным, так как прибыль на пустышках очень велика. Так что мы рискуем, но надеемся, что риск оправдан.

АКЦЕНТ

У нас в продаже до сих пор есть крем со стероидами, запрещенны­й во многих странах мира. При этом стероиды в инструкции не упоминаютс­я

 ?? ?? В этом море лекарств пациент вряд ли может понять, что им манипулиру­ют, назначая дорогую пустышку.
В этом море лекарств пациент вряд ли может понять, что им манипулиру­ют, назначая дорогую пустышку.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia