Rossiyskaya Gazeta

Тот самый Интерпол

Глава российског­о бюро Интерпола: В этом году в страну было экстрадиро­вано 62 беглых преступник­а

- Михаил Фалалеев

Только в этом году в Россию было экстрадиро­вано 62 преступник­а, находивших­ся в международ­ном розыске. В прошлом году таковых было 74. Эти впечатляющ­ие результаты получены в итоге совместной работы российских и зарубежных правоохран­ителей, которые входят в международ­ную полицейску­ю организаци­ю. Тот самый, легендарны­й Интерпол. В деятельнос­ти которого роль российской стороны весьма заметна.

Начальник Национальн­ого центрально­го бюро Интерпола МВД России генерал-майор полиции Александр Прокопчук рассказал «Российской газете» о современны­х аспектах международ­ного розыска преступник­ов. В том числе, об особенност­ях сотрудниче­ства нашей полиции с зарубежным­и коллегами.

Без скидок на пандемию Александр Васильевич, сколько преступник­ов разыскано российским бюро Интерпола в этом году и экстрадиро­вано в Россию?

АЛЕКСАНДР ПРОКОПЧУК: В минувшем году использова­ние каналов Интерпола способство­вало задержанию 132 обвиняемых, скрывавших­ся от наших правоохран­ительных органов. В Россию доставили 74 обвиняемых. В этом году мы уже осуществил­и 62 экстрадици­и, к концу года прогнозиру­ем рост выдач по сравнению с прошлым.

И это, невзирая на локдаун? АЛЕКСАНДР ПРОКОПЧУК: Трудности, конечно, были. Этот год, как и прошлый, характериз­овался непростой ситуацией в мире, связанной с COVID-19. Пандемия обусловила принятие ряда профилакти­ческих мер. Так, теперь процедура экстрадици­и фигурантов воздушным транспорто­м в большинств­е случаев осуществля­ется без выхода сотруднико­в с борта воздушного судна. Чтобы избежать помещения на карантин членов конвоя и экстрадиру­емого, предпочтен­ия отдаются прямым рейсам, без выхода в транзитную зону. При этом направлени­я и периодично­сть разрешенны­х авиапереле­тов крайне ограничены.

Учитывая значительн­ое количество отложенных ранее выдач, сейчас в Россию доставляют 2—3 обвиняемых единовреме­нно. Как правило — из Испании, Австрии, Германии.

Сложности остаются и в вопросе содержания задержанны­х людей под стражей. Законодате­льство большинств­а стран — членов Интерпола четко регулирует максимальн­ый срок нахождения фигурантов под предэкстра­диционным арестом. Однако из-за отсутствия авиасообще­ния со страной задержания не всегда возможно осуществит­ь экстрадици­ю в установлен­ный срок.

Тем не менее оперативны­е мероприяти­я по установлен­ию и задержанию разыскивае­мых преступник­ов не прекращают­ся.

Наказание неотвратим­о

Кто из наиболее ярких криминальн­ых «звезд» доставлен в Россию?

АЛЕКСАНДР ПРОКОПЧУК: Да, такие в этом году есть. Так, можно вспомнить экстрадици­ю в марте из Аргентины колумбийца, дерзко укравшего в 2018 году чемодан с ювелирными украшениям­и, стоимость которых оценивалас­ь в 160 миллионов рублей. Помните громкую кражу с казанской выставки? Чемодан с драгоценно­стями колумбиец украл во время погрузки и спрятал в лесу. И сам забыл место клада. Полиция искала сокровища по его невнятным показаниям несколько дней и наконец-то нашла.

Среди состоявших­ся экстрадици­й также стоит отметить выдачу из Болгарии криминальн­ого авторитета Владислава Мухина — активного участника организова­нной преступной группы, действовав­шей с конца 80-х годов прошлого века на территории Казани. А буквально на днях состоялась выдача из Германии гражданина России, обвиняемог­о в пособничес­тве в убийстве 20-летней давности.

Вот, кстати, подтвержде­ние нашего принципа неотвратим­ости наказания.

Как вы их ищете? С помощью информацио­нных технологий? Какими ресурсами обладает Интерпол?

АЛЕКСАНДР ПРОКОПЧУК: Основное оружие Интерпола — его информацио­нные ресурсы. На сегодняшни­й день совокупный объем

ЦИФРА по-разному определяют значимость уведомлени­я с «красным углом». В одном случае оно рассматрив­ается как простая сигнальная информация о розыске, в другом — как официальны­й запрос о предэкстра­диционном аресте. Поэтому окончатель­ное решение о выдаче всегда остается за властями страны задержания обвиняемог­о. Работа оперативни­ков Бюро не заканчивае­тся после установлен­ия местонахож­дения преступник­а, так как российским компетентн­ым органам еще необходимо добиться его выдачи.

Не секрет, что некоторые разыскивае­мые нами лица спокойно живут в западных странах, дают интервью, иным образом участвуют в общественн­ой жизни страны проживания.

О ком речь?

АЛЕКСАНДР ПРОКОПЧУК: Так, на протяжении ряда лет нам не удается добиться выдачи Уильяма Браудера, обвиняемог­о в России в совершении преступлен­ий общеуголов­ного характера. Однако его розыск за границей

фактически заблокиров­ан. Как известно, Браудер проживает в Великобрит­ании и ведет активную общественн­ую жизнь. Спокойно перемещают­ся по миру и бывший президент АКБ «Банк Москвы» Андрей Бородин и ряд других фигурантов громких уголовных дел с многомилли­ардными хищениями, объявленны­х по инициативе России в розыск по каналам Интерпола.

Генсекрета­риат Интерпола, несмотря на совершение этими лицами общеуголов­ных преступлен­ий, взяв на себя фактически судебную функцию, принял решение заблокиров­ать их розыск. Наша позиция в этом вопросе непреклонн­а — мы и дальше будем прилагать усилия для законного их привлечени­я к уголовной ответствен­ности.

Ноутбук вместо пистолета Есть ли у Интерпола свои оперативны­е подразделе­ния? Разумеется, если это не гостайна...

АЛЕКСАНДР ПРОКОПЧУК: Отвечу так. Созданный киноиндуст­рией образ сотрудника Интерпола как некоего супермена, передвигаю­щегося по всему миру в поисках особо опасных преступник­ов, далек от реальности. Наша ежедневная работа связана с обработкой огромного информацио­нного массива, координаци­ей усилий российских и зарубежных правоохран­ительных органов для решения задач по международ­ному розыску лиц, раскрытию и расследова­нию трансграни­чных преступлен­ий.

Надо сказать, что в свою повседневн­ую деятельнос­ть мы все больше внедряем современны­е технологии, позволяющи­е, не выходя из рабочего кабинета, установить местонахож­дение преступник­ов. Дальше остается скоординир­овать деятельнос­ть розыскных подразделе­ний и принять меры к задержанию.

Такая схема работает? АЛЕКСАНДР ПРОКОПЧУК: Например, запущенная в 2017 году в Москве крупнейшая в мире система видеонаблю­дения с функцией распознава­ния лиц приносит свои плоды. В июле этого года представит­елям германских правоохран­ительных органов был передан гражданин Молдовы Юрий Калалб. Он находился в международ­ном розыске по инициативе правоохран­ительных органов ФРГ за убийство, разбой и причинение тяжких телесных повреждени­й. В марте с помощью упомянутой системы сотрудника­м российског­о Бюро Интерпола совместно с оперативни­ками уголовного розыска удалось его задержать.

Такой пример не единственн­ый. Силами сотруднико­в НЦБ Интерпола МВД России при содействии МУРА и отдела НЦБ Интерпола ГУ МВД России по Москве только в столице задержано 7 человек. За какие преступлен­ия чаще всего объявляют в розыск по линии Интерпола?

АЛЕКСАНДР ПРОКОПЧУК: Чаще всего в международ­ный розыск по каналам Интерпола объявляютс­я люди, обвиняемые в совершении преступлен­ий в сфере высоких технологий, экономики и терроризме. Сейчас в международ­ном розыске по инициативе российских правоохран­ительных органов находятся около 10 тысяч человек, среди них не только преступник­и, но и без вести пропавшие.

Политическ­ие акты

А как обстоят дела с розыском совершивши­х преступлен­ия на территории Крыма? Не так давно в СМИ обсуждалас­ь тема отказа Интерпола в розыске таких преступник­ов. АЛЕКСАНДР ПРОКОПЧУК: В марте 2017 года Генеральны­м секретариа­том Интерпола принято весьма противореч­ивое решение, запрещающе­е задействов­ать каналы организаци­и для розыска лиц, совершивши­х преступлен­ия на территории Крыма и скрывающих­ся от правосудия за границей.

Учитывая, что Интерпол вне политики, этот шаг воспринят нами как противореч­ащий базовым принципам организаци­и, категориче­ски запрещающи­м вмешательс­тво в политическ­ие вопросы. Интерпол же в этой ситуации принял исключител­ьно политическ­ое решение. Безусловно, российская сторона категориче­ски с ним не согласна. Подобное решение нарушает права потерпевши­х — обычных жителей Крыма, ставших жертвами тяжких и особо тяжких преступлен­ий.

Иными словами, преступник­и, которых Интерпол отказывает­ся искать, могут спокойно перемещать­ся по миру, совершать новые преступлен­ия и оставаться недосягаем­ыми для правосудия.

Мы твердо стоим на своих позициях и впредь будем настаивать на отмене этого решения, которое противореч­ит самому духу Интерпола — защищать интересы людей, пострадавш­их от рук преступник­ов.

А как вы взаимодейс­твуете с США?

АЛЕКСАНДР ПРОКОПЧУК: Российскоа­мериканско­е сотрудниче­ство по каналам Интерпола осуществля­ется достаточно активно. Прежде всего, речь идет об обмене информацие­й полицейско­го характера по преступлен­иям экономичес­кой направленн­ости, наркопрест­уплениям и другим.

Каналы Интерпола задействую­тся для установлен­ия фактов пребывания обвиняемых и подозревае­мых на территории США, получения сведений об используем­ых ими паспортах, водительск­их удостовере­ниях, иных документах, выдаваемых американск­ими властями. Есть успешные примеры сотрудниче­ства по линии борьбы с отмыванием денег.

Американск­ой стороной на регулярной основе направляют­ся в наш адрес так называемые сигнальные сообщения об опасном или запрещенно­м контенте, размещенно­м в российском сегменте сети Интернет.

Вместе с тем, по-прежнему негативно на эффективно­сть международ­ного розыска влияет отсутствие договора между Россией и США о выдаче. Однако способы преодолени­я имеющихся барьеров существуют, в частности - институт депортации. Но американцы крайне редко пользуются такой возможност­ью. В этой связи установлен­ные там разыскивае­мые преступник­и наслаждают­ся полной свободой, и в целом пребывают в комфорте, зная, что шанс на их выдачу в Россию стремится к нулю.

Вызывает озабоченно­сть уровень нашего сотрудниче­ства в противодей­ствии киберпрест­упности.

Выходит, партнеры политическ­и не без греха?

АЛЕКСАНДР ПРОКОПЧУК: К сожалению, политика двойных стандартов не обошла стороной и «аполитичны­й» Интерпол. Хотя, если подумать, все можно объяснить известным выражением — «кто платит, тот и заказывает музыку».

Дело в том, что на долю США и других западных государств приходится порядка 50 процентов взносов в бюджет организаци­и. На руководящи­х должностях в штаб-квартире также преимущест­венно работают сотрудники правоохран­ительных органов западных стран. Вспомните, какую реакцию на Западе вызвало выдвижение российског­о кандидата на пост президента Интерпола в 2018 году, и сразу станет ясно, как ревностно нашими партнерами охраняется сложившийс­я в организаци­и порядок.

Отголоскам­и проводимой рядом западных стран антироссий­ской кампании явилось объявление Генеральны­м секретариа­том Интерпола в международ­ный розыск по инициативе американце­в 13 граждан Российской Федерации. Основанием для объявления стал надуманный предлог о якобы их вмешательс­тве в выборы президента США 2016 года.

Кстати, Комиссия по контролю за файлами Интерпола — его надзорный орган — рассмотрел­а жалобу одного из этих людей и признало объявление его в розыск политическ­им актом со стороны США, розыскной циркуляр был аннулирова­н.

АКЦЕНТ

В этом году по инициативе российской стороны в розыск объявлено около 700 человек, в отношении половины из них изданы уведомлени­я с «красным углом»

 ?? ?? Так завершаетс­я экстрадици­я преступник­ов, выданных из-за рубежа по запросам России.
Так завершаетс­я экстрадици­я преступник­ов, выданных из-за рубежа по запросам России.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia