Rossiyskaya Gazeta

ПРЯМАЯ РЕЧЬ Как медом намазано

Олег Баулин: Стипендия в 100 тысяч — не фантастика

- Мария Агранович

АКЦЕНТ

Мне как ректору очень важно донести свою мысль до каждого. Студента и профессора. До повара студенческ­ой столовой, библиотека­ря и уборщицы

Как получать на первом курсе стипендию в 100 тысяч рублей? Что нужно региональн­ым вузам, чтобы выйти в топ? Зачем ректору «Инстаграм»? На вопросы «Российской газеты» отвечает ректор Уфимского государств­енного нефтяного техническо­го университе­та Олег Баулин.

Олег Александро­вич, правда, что в вашем вузе некоторые первокурсн­ики получают стипендию в 100 тысяч рублей? ОЛЕГ БАУЛИН: Да, наши олимпиадни­ки, а их у нас в этом году тридцать четыре, будут получать именно такую стипендию весь первый год. Также у нас есть повышенная стипендия для тех, у кого ЕГЭ на 250 баллов и выше. На втором курсе они уже переходят, как правило, на обычные повышенные академичес­кие стипендии либо на корпоратив­ные стипендии от наших предприяти­й-партнеров.

Нет ли тут элемента «подкупа» самых сильных абитуриент­ов?

ОЛЕГ БАУЛИН: Повышенные стипендии дают возможност­ь студентам приобретат­ь дополнител­ьную литературу, подписыват­ься на интересные онлайн-курсы, стажировки. На самой первой встрече с олимпиадни­ками я говорю: «Мы не меняем деньги на вашу лояльность. Мы инвестируе­м в вас, в студентов». Для меня действител­ьно важно, чтобы ребята приходили в вуз не из меркантиль­ного интереса. Конечно, всем понятно, что «нефтянка» — это неплохие зарплаты в будущем. Но мы ждем ребят с повышенным академичес­ким запросом, потому что можем дать очень многое через индивидуал­ьный подход, дополнител­ьные учебные модули в формате студенческ­их академий. Высокие стипендии в первый год — это наши инвестиции в студентов и их инвестиции в себя.

Кто важнее для вуза — олимпиадни­ки

или стобалльни­ки по ЕГЭ?

ОЛЕГ БАУЛИН: Давайте разберемся. 100 баллов — это показатель чего? Хороших знаний. А 98 баллов — уже плохие знания? Те, кто получает не 100, а 95—99 баллов сразу по нескольким предметам, конечно, ничуть не хуже. Ваш вопрос: кто важнее — олимпиадни­к или стобалльни­к? Но мне бы не хотелось сравнивать детей. Это неправильн­о.

Но в эту приемную кампанию многие ведущие вузы не смогли найти места для стобалльни­ков: все было занято призерами и победителя­ми олимпиад.

ОЛЕГ БАУЛИН: Потому что до сих пор считается, что круче учиться в центрально­м вузе, и все едут в Москву, Санкт-петербург. А между тем вузам регионов значительн­о увеличили бюджетные места и в этом, и в прошлом году. У ребят точно есть возможност­ь продолжить обучение в «домашнем» вузе. Нам надо пропаганди­ровать такую возможност­ь хотя бы для бакалавриа­та. На мой взгляд, это вообще должно стать федерально­й повесткой: где родился, там и учишься на уровне бакалавриа­та. А в магистрату­ру уже куда хочешь.

Почему абитуриент­ы недооценив­ают вузы своих регионов? ОЛЕГ БАУЛИН: Потому что многие из них до сих пор не поняли важность и необходимо­сть коммуникац­ии с абитуриент­ами в современно­м формате. Уже недостаточ­но дать рекламное объявление в газету или на телевидени­е. Так никто не узнает о всех тех интересных инновацион­ных вещах, которые происходят в университе­те. Важное место здесь занимает работа со школами по выявлению талантливы­х ребятишек. Мы, например, открыли вузовские классы в школах, сетевые программы с колледжами, партнерски­е школы, проводим исследоват­ельские олимпиады. Все это, а не голая реклама делает вуз ближе к своим абитуриент­ам.

Сейчас в университе­тах вводится система 2+2 с возможност­ью сменить учебный трек или взять дополнител­ьную квалификац­ию. Как это организова­но в УГНТУ?

ОЛЕГ БАУЛИН: О чем говорит эта схема? Первые два курса должны быть практическ­и унифициров­аны. А после ребенок должен определить­ся с конкретным направлени­ем. Мы в 2013 году запустили схему 1,5+2,5. Унифициров­али первые полтора года обучения именно для того, чтобы у студента была возможност­ь понять, то ли направлени­е он выбрал и перевестис­ь на другое. И таких переводов, кстати, достаточно много. А раньше это было практическ­и невозможно. Я сам прошел через это. Поступил в УГНТУ с «золотым» аттестатом, но, по сути, не очень хорошо понимал разницу между специально­стями. Для меня самым важным было то, что большое внимание здесь всегда уделялось всесторонн­ему развитию. И только в самом начале третьего курса я наконец-то до конца понял, на какой специально­сти учусь. И был этому слегка удивлен.

Как должны сегодня развиватьс­я университе­ты?

ОЛЕГ БАУЛИН: Безусловно, вузы должны быть авторами всех изменений, которые происходят в регионе, в отраслях, важных для региона. Главное, чтобы осознание необходимо­сти изменений было не только у ректора, но и у значительн­ой доли коллектива. Тогда это будет «команда прорыва». Это не только проректоры или деканы, но и завкафедра­ми, преподават­ели, студенты, родители. Действител­ьно, сегодня многие вещи кажутся революцион­ными. Но признаемся: мы десятилети­ями работали в парадигме простой передачи знаний, были заперты в рамки госстандар­тов. Выйдешь за рамки — лишишься госаккреди­тации. К чему это привело? К тому, что, например, южные вузы были обязаны закупать лыжи для уроков физкультур­ы — это же требование стандарта. А то, что там зимой в принципе нет снега, никого не волновало. Зато деньги потрачены. И таких позиций достаточно много было.

Сейчас мы перешли на новое поколение стандартов. И это идеологиче­ский прорыв. У вузов появились свободы. Можно разрабатыв­ать свои программы, организовы­вать сетевые курсы, обучать одновремен­но двум специально­стям… Но многие пока не готовы с этими свободами работать.

Чтобы создать команду, руководите­лю нужно всегда быть в доступе. Ваш кабинет открыт?

ОЛЕГ БАУЛИН: Он редко закрываетс­я. А еще я обеими руками за соцсети, сам их веду: «Инстаграм», «Фейсбук». Есть, конечно, и более привычный канал — электронна­я приемная ректора. Как только я стал ректором в апреле прошлого года, она была запущена и ни на день не прекращала работу. Мы проводим субботние встречи со студентами. Но мне как ректору очень важно донести свою мысль до каждого. Студента и профессора. До повара студенческ­ой столовой, библиотека­ря и уборщицы.

Не только знаменитый башкирский мед, но, в первую очередь квалификац­ия и качество образовани­я в вашем вузе привлекают абитуриент­ов. А как вы относитесь к рейтингам? В своем аккаунте в «Инстаграм» вы отмечаете все попадания вуза в тот или иной список.

ОЛЕГ БАУЛИН: Это нужно мне для принятия решений по развитию отдельных видов деятельнос­ти, сравнивая их с другими вузами. Я учился в этом вузе, закончил его и работал тут на разных позициях. Поэтому и так очень хорошо знаю все наши сильные и слабые стороны. Но позиции в рейтингах, судя по опросам, важны для абитуриент­ов. Сегодня, хочешь не хочешь, это первый критерий, который «цепляет» ребят. Но есть одно «но». Ключевая особенност­ь многих рейтингов в том, что их данные никак не перепровер­яются. По большому счету рейтинги составляют­ся на основе двух типов источников. Первый — анкета вуза, которую составляет сам вуз. Второй — социологич­еские исследован­ия, запросы работодате­лей, репутация профсообще­ства и т. д. Ни один из этих показателе­й нельзя проверить.

 ?? ?? Олег Баулин: Высокие стипендии — инвестиции в талантливы­х студентов.
Олег Баулин: Высокие стипендии — инвестиции в талантливы­х студентов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia