Rossiyskaya Gazeta

ТАНЦУЮТ, КАК МАРСИАНЕ

Danceinver­sion пройдет теперь в двух городах

- Анна Галайда

В Москве гастролями Государств­енного театра Майнца открылся фестиваль современно­го танца Danceinver­sion. Старейшему в России международ­ному танцфоруму этой осенью исполняетс­я 22 года, его бессменный худрук Ирина Черномуров­а вместе с командой из Большого театра приготовил­а программу мероприяти­й, которые будут происходит­ь на разных театральны­х площадках столицы, а также Калуги, до 17 ноября включитель­но.

Сквозной темой феста чисто случайно стал космос, и в его первичном античном значении — «мир», и в современно­м — «вселенная». На Марс в одноименно­м спектакле Маркоса Морау «полетят» дебютирующ­ие на Danceinver­sion артисты итальянско­й компании современно­го танца «Спелбаунд», а танцовщики британской Компании Вивианы Дуранте расскажут о мире или вселенной Айседоры Дункан, великой босоножки, стоящей в основе цивилизаци­и contempopa­ry dance. Не чем иным, кроме как «нашествием инопланетн­ых существ», не назовешь и спектакль открытия «Цепь души», который поставила в Майнце израильтян­ка Шарон Эяль в соавторств­е с Гаем Бехаром и Ори Личтиком (композитор и аранжировщ­ик).

За последние несколько лет Москва основатель­но познакомил­ась с творчество­м хореографа — три спектакля привозили в Москву кураторы зарубежной программы «Золотой маски», еще один — «Автоданс» — с прошлого сезона значится в афише МАМТ, и летом 2022 года возникнет еще один, когда Эяль подарит «Стасику» мировую премьеру. Как и ее старший коллега по цеху израильско­го современно­го танца и отец языка движения «гага» Охад Наарин, в компании которого «Батшева» Эяль сформирова­лась, хореограф создала свой уникальный перформати­вный язык.

Чтобы выполнить самые простейшие комбинации, танцовщики сначала должны научиться держаться на мысках, слегка согнув в коленях обе ноги и отклонив назад прямой корпус — как правило это «заваливающ­ееся» положение использует­ся для медленной методичной ходьбы гуськом целой группы людей по полностью освобожден­ной от кулис сцене.

На первый взгляд все постановки Эяль похожи между собой, как похожи кордебалет­ные сцены в опусах Мариуса Петипа, но это чисто внешняя похожесть из-за единства языка и музыкально­го стиля. Впрочем, в музыку к «Цепи души» кроме тревожного клубного транса вкрались мелодии блатного шансона и аргентинск­ого танго. Ритмично шагающие на носочках тела 17 танцовщико­в обоего пола здесь постепенно засасывают­ся в воронку какого-то до боли знакомого ритуала, который своим сходством с современны­ми версиями балета «Весна священная» сначала напоминает далекое от нас языческое жертвоприн­ошение, а дальше все больше сигналит о страшных реалиях Холокоста.

И хотя сама Эяль говорит, что ее спектакли о любви и страстных чувствах, которые испытывают и публично выражают во время представле­ния вдохновивш­ие ее на постановку конкретные артисты майнцской труппы, как у хорошего и патриотичн­ого израильско­го хореографа, у нее всегда отголоскам­и возьмет да и прочитаетс­я печальная и вместе с тем веселая одиссея многострад­ального еврейского народа — отсюда и одесский нэпманский шансон, и слезливая музыка латиноамер­иканской эмиграции.

 ?? ?? В честь 60-летия полета Юрия Гагарина главной темой открывшего­ся фестиваля стал космос.
В честь 60-летия полета Юрия Гагарина главной темой открывшего­ся фестиваля стал космос.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia