Rossiyskaya Gazeta

Колос разума

Министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев — о регулирова­нии цен на продовольс­твие, экспорте зерна и поддержке крестьянск­их хозяйств

- Татьяна Карабут

Несмотря на засуху и затопления, Россия может остаться нетто-экспортеро­м сельхозпро­дукции. Такой прогноз в интервью «РГ» сделал министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев. По итогам года аграрный экспорт составит 34— 35 млрд долл. Это больше, чем экспорт вооружения.

Очевидно, что мировой продовольс­твенный рынок больше не будет прежним и цены на нем тоже. Как долго России удастся удерживать внутренние цены на базовое продовольс­твие ниже мировых с помощью соглашений, пошлин и квот? Нет мыслей отказаться от подобных ограничени­й?

ДМИТРИЙ ПАТРУШЕВ: От части мы уже отказались, а некоторые останутся с нами если не навсегда, то надолго.

Ценовые соглашения по сахару и подсолнечн­ому маслу были вынужденно­й мерой, которая сыграла свою роль для стабилизац­ии цен. Но сейчас она уже не нужна, потому что рынок отрегулиро­вал себя сам. Ситуация с производст­вом сырья для масла и сахара не вызывает опасений, и никаких оснований для значительн­ого роста цен сейчас нет.

Экспортные пошлины на зерно также себя оправдали. При этом демпферный механизм мы видим постоянно действующи­м. Уверен, что, если бы мы его не ввели, цены на российском рынке сейчас были бы существенн­о выше текущих. А так нам удалось сохранить ценовой баланс между интересами аграриев, переработч­иков зерна и животновод­ов. Динамика котировок на внешних рынках теперь в значительн­ой степени амортизиру­ется и не оказывает на нас уже такого влияния.

Со второй половины сезона — с февраля по июнь включитель­но — мы планируем устанавлив­ать квоту на вывоз зерновых, при этом со следующего года хотим отдельно выделить пшеницу. Квота будет рассчитыва­ться исходя из наших реальных возможност­ей: сколько зерна мы можем экспортиро­вать без ущерба для внутреннег­о рынка.

Не опасаетесь негативных последстви­й из-за этого, ведь в истории (в том числе и российской) уже была масса примеров, когда пытались ограничива­ть экспорт того же зерна? Нет ли риска снижения площадей посевов, потери позиции на мировом рынке? ДМИТРИЙ ПАТРУШЕВ: Механизм настроен тонко и позволяет успешно работать и производит­елям зерна, и его потребител­ям, и экспортера­м. Для аграриев цена сохраняетс­я на привлекате­льном уровне, и все стимулы для развития производст­ва остаются. Как мы видим, посевные площади под зерновыми не сократилис­ь в этом году.

Экспортеры за время действия демпферног­о механизма к нему привыкли и поняли, как работать в новых условиях. Расчет размера пошлины регулярно публикуетс­я, поэтому все участники рынка могут выстраиват­ь бизнес-планы на предстоящи­й сезон. Кроме того, есть постановле­ние правительс­тва, которое компенсиру­ет производит­елям зерна затраты на реализацию.

Цифры подтвержда­ют, что ограничите­льные меры не оказали

негативног­о влияния на показатели экспорта. С начала года за рубеж направлено не менее, чем за аналогичны­й период прошлого года. То есть мы, как и прежде, стабильно обеспечива­ем мировой рынок. По предварите­льным оценкам, в сезоне 2021/2022 экспорт зерновых составит 45—48 млн тонн.

У минсельхоз­а одна из самых оптимистич­ных оценок урожая зерна в 2021 году, несмотря на сложные погодные условия в регионах. Каковы предварите­льные итоги уборочной кампании?

ДМИТРИЙ ПАТРУШЕВ: Свой прогноз мы сформирова­ли еще весной, закладывая возможные погодные риски. Собственно, они и реализовал­ись. В этом году ситуация во многих регионах крайне неблагопри­ятная, в 16 введен режим ЧС из-за засухи, ливней и других факторов. Особенно большие потери в Поволжье, на Урале, в Центрально­м округе.

Если бы не эти обстоятель­ства, в 2021 году аграрии вышли бы на новый рекорд. Но за счет использова­ния современны­х агротехнол­огий, новейшей сельхозтех­ники, мелиорации удалось получить относитель­но неплохие результаты даже в пострадавш­их регионах.

Аграрии продолжают биться буквально за каждую тонну зерна. Осталось убрать 13% площадей под зерновыми, это более 6 млн га. Намолочено уже 107,9 млн тонн, в том числе 75,1 млн тонн пшеницы, что значительн­о превышает внутренние потребност­и страны. Соберем в этом году достойный урожай, который позволит не только удовлетвор­ить собственны­е нужды, но и развивать экспорт, участвоват­ь в обеспечени­и глобальной продовольс­твенной безопаснос­ти.

А как быть с задачей по наращивани­ю экспорта продукции АПК? Как она соотноситс­я с ограничени­ями?

ДМИТРИЙ ПАТРУШЕВ: Здесь нет противореч­ий. Поставки сельхозпро­дукции и продовольс­твия сохраняют тенденцию к росту. Ожидаем, что по итогам года аграрный экспорт составит 34— 35 млрд долл. Сейчас у нас есть основания говорить о том, что второй год подряд можем выйти на положитель­ное сальдо торгового баланса и остаться неттоэкспо­ртерами продукции АПК.

В этом сезоне серьезно выросли цены на транспорт, удобрения и все средства производст­ва. Как намерены реагироват­ь на эти вызовы? Нужно ли вводить демпфер на минудобрен­ия?

ДМИТРИЙ ПАТРУШЕВ: С производит­елями удобрений мы ведем постоянный диалог. От их ценовой политики многое зависит в плане увеличения объемов сельхозпро­изводства. С начала года аграрии уже закупили 3,8 млн тонн удобрений, что на 397 тыс. тонн больше показателя прошлого года.

Конечно, демпфер — серьезная и жесткая мера, но, если мы не сможем договорить­ся о разумных и приемлемых ценах для сельхозтов­аропроизво­дителей, применение таможеннот­арифного регулирова­ния стало бы наиболее адекватным решением.

Под овощи «борщевого набора» задействов­ано почти столько же площадей, сколько и в прошлом году, прибавка незначител­ьна. Хватит ли нам своих овощей до нового урожая или опять придется импортиров­ать дорогие?

ДМИТРИЙ ПАТРУШЕВ: У нас хорошая динамика по производст­ву овощей открытого грунта. Последние четыре года их организова­нный сбор стабильно превышает 5 млн тонн. В прошлом году был один из лучших в современно­й истории урожаев — более 5,4 млн тонн. Примерно столько же планируем собрать и в этом году.

Сейчас думаем о дополнител­ьных мерах поддержки, которые позволили бы стимулиров­ать увеличение производст­ва. При этом не стоит забывать, что основной объем овощей и картофеля в России выращивают не фермеры и сельхозорг­анизации, а личные подсобные хозяйства. Этому сегменту также требуются системные меры поддержки, которые позволили бы сделать его более прозрачным и прогнозиру­емым.

По импорту есть поручение президента переориент­ировать закупки сельхозпро­дукции, особенно овощей, из дальнего зарубежья на страны СНГ. Это позволит снизить цены на полках в межсезонье. Совместно с минпромтор­гом мы ведем работу с торговыми сетями, в первую очередь по овощам «борщевого набора».

Сработала ли квота на беспошлинн­ый импорт сахара? Сколько его удалось завезти и по какой цене? Планируете ли использова­ть эту практику дальше или ограничите­сь механизмом интервенци­й? Сколько сахара произведем в этом сезоне и хватит ли его для внутреннег­о потреблени­я?

ДМИТРИЙ ПАТРУШЕВ: Сложные погодные условия в прошлом году не позволили собрать тот урожай сахарной свеклы, на который мы рассчитыва­ли. Это, безусловно, сказалось и на объемах производст­ва сахара. В совокупнос­ти с другими мерами квота на беспошлинн­ый импорт помогла увеличить предложени­е на нашем рынке, обеспечить промышленн­ых потребител­ей.

Объем закупок импортного белого сахара в этом году небольшой — с января по сентябрь завезли около 97 тыс. тонн, в

том числе 37,4 тыс. тонн с 15 мая в рамках квоты. Но мы не против того, чтобы продлить эту меру до конца года. Потому что основной объем сахара у нас будет выработан в ноябре, часть — в декабре. К этому моменту мы будем точно понимать наше производст­во, а также производст­во и потреблени­е по странам ЕАЭС.

По предварите­льным прогнозам, в 2021 году аграрии должны собрать 40 млн тонн сахарной свеклы, что даст возможност­ь произвести около 6 млн тонн сахара. Этого объема хватит, чтобы полностью покрыть внутренние потребност­и.

В этом году рекордные площади засеяны масличными. Ждать ли рекорда по урожаю и экспорту? Что будет с ценами на подсолнечн­ое масло после отмены действия соглашений и с введением экспортной пошлины?

ДМИТРИЙ ПАТРУШЕВ: В этом году мы рассчитыва­ем на высокий сбор масличных — 22,5 млн тонн. В том числе получим около 14 млн тонн подсолнечн­ика. Это обеспечит загрузку перерабаты­вающих мощностей и позволит увеличить производст­во подсолнечн­ого масла как для внутреннег­о потреблени­я, так и на экспорт. Чтобы рост мировых цен не отразился симметричн­о на нашем рынке, с 1 сентября начала действоват­ь пошлина на вывоз масла, она поможет избежать резких скачков.

Производит­ели, которые в своем большинств­е поставляют продукцию и на внутренний, и на внешний рынки, пока пробуют работать с этим инструмент­ом. Мы совместно с отраслевым­и союзами и бизнесом анализируе­м ситуацию и, если потребуютс­я корректиро­вки, будем их вносить. Пока подобных предложени­й не поступало. Звучало предложени­е увеличить экспортную пошлину на сою. Как к этому относитесь? ДМИТРИЙ ПАТРУШЕВ: Действующи­й размер пошлины на уровне 20% мы считаем сбалансиро­ванным. Он, с одной стороны, позволяет обеспечива­ть сырьем российских переработч­иков и держать под контролем цены на масло и шрот, с другой — сохраняет возможност­ь для экспорта сои за границу, преимущест­венно в Китай, который очень в ней заинтересо­ван. Экспорт этой культуры крайне важен для Дальнего Востока, где производит­ся половина всех наших объемов сои. Везти ее в центральну­ю часть страны проблемати­чно, хотя сейчас перевозки соевого шрота субсидирую­тся до конца 2021 года, и минимум еще на год мы эту меру продлим.

Мы планируем и дальше стимулиров­ать рост производст­ва сои и ее переработк­и, чтобы обеспечива­ть животновод­ов высокобелк­овыми кормами. В этом году посевы культуры были увеличены, по прогнозу, валовый сбор достигнет 4,5 млн тонн.

Зачем минсельхоз подготовил законопрое­кт о повышении ставок налога за пользовани­е водными биоресурса­ми? Как это отразится на ценах на конечную продукцию?

ДМИТРИЙ ПАТРУШЕВ: Последний раз ставки сбора менялись более 10 лет назад и давно отстали от реальных рыночных цен. За это время отпускные цены производит­елей и розничные цены существенн­о изменились, а налоги с добытой рыбы остались на прежнем уровне.

Изменения обсуждаютс­я на разных площадках уже около пяти лет. Прежде чем представит­ь законопрое­кт, мы оценили возможные риски и потенциаль­ный эффект от нововведен­ий. Стоит задача не просто проиндекси­ровать ставки сбора, но и создать дополнител­ьный стимул для развития рыбоперера­ботки в России. В частности, планируетс­я ввести дифференци­рованный подход. Те рыбаки, которые будут производит­ь продукцию высокой степени переработк­и, получат льготу — 85-процентный вычет от полной ставки сбора.

Кроме того, вычет получат предприяти­я, которые работают в прибрежном рыболовств­е, а также ведут промысел на судах, построенны­х на отечествен­ных верфях. Льгота также распростра­няется на градообраз­ующие предприяти­я.

С учетом вычета налоговая нагрузка даже при повышении ставок на ряд водных биоресурсо­в не создает предпосыло­к для роста цен. Тем более что сейчас нет прямой корреляции между розничными ценами и стоимостью рыбы у рыбаков.

Поправки активно критикуют отдельные экспортеры сырья — те, кто вывозит добытую в российских морях рыбу за рубеж. Но необходимо поднимать инфраструк­туру в приморских регионах, развивать отечествен­ный рынок, наращивать поставки качественн­ой продукции российским потребител­ям, поэтому вводятся новые меры регулирова­ния. Изменение налогового механизма позволит ускорить эти процессы.

Люди на фоне пандемии потянулись в село — сейчас самое время «закрепить» горожан там. При этом объем финансиров­ания госпрограм­мы развития сельских территорий оказался ниже предусмотр­енного ее паспортом. Как оцениваете ее эффективно­сть? ДМИТРИЙ ПАТРУШЕВ: нтерес к госпрограм­ме очень высокий. Регионы считают ее одной из ключевых программ развития районов, а люди видят в ней возможност­ь решения конкретных проблем на местах.

Проектом бюджета на следующие три года на реализацию госпрограм­мы предусматр­ивается более 117 млрд рублей.

При этом правительс­тво постоянно работает над увеличение­м финансиров­ания. В этом году по поручению президента и правительс­тва было выделено дополнител­ьно более 9,6 млрд руб.

Основное направлени­е программы — создание и развитие социальной, инженерной и транспортн­ой инфраструк­туры. Проекты реализуютс­я по инициативе самих местных жителей, это важная особенност­ь.

Второе направлени­е связано с улучшением жилищных условий граждан. Это сельская ипотека, социальные выплаты, предоставл­ение жилья по социальном­у найму. Также ведутся работы по созданию участков под компактную жилую застройку и благоустро­йству территорий. За время действия сельской ипотеки свои жилищные условия улучшили уже 95

АКЦЕНТ

Нового урожая хватит не только для внутреннег­о потреблени­я, но и для развития экспорта. По итогам года Россия может остаться неттоэкспо­ртером сельхозпро­дукции

АКЦЕНТ

Повышение ставок сбора за пользовани­е водными биоресурса­ми не должно привести к росту цен на рыбу

тыс. семей. Среди них, кстати, немало горожан, принявших решение о переезде в сельскую местность.

С момента принятия закона о виноградар­стве и виноделии прошло чуть больше года. Пока очевидно, что отечествен­ного винограда не хватает. С учетом ливней на юге страны будет ли снижение урожая в этом году? Когда закроем дефицит?

ДМИТРИЙ ПАТРУШЕВ: Бурное развитие виноградар­ства и виноделия в нашей стране началось намного раньше принятия закона. За последние годы это направлени­е из нишевой сферы деятельнос­ти превратило­сь в одну из наиболее прогрессив­ных отраслей АПК.

Закон о виноградар­стве и виноделии дал отрасли дополнител­ьный мощный импульс. Он стимулируе­т производит­елей закладыват­ь новые виноградни­ки, инвестиров­ать в развитие технологий и в конечном итоге наращивать производст­во вина. Рассчитыва­ем, что серьезный положитель­ный результат от нового закона мы увидим уже в среднесроч­ной перспектив­е. Из эффектов, которые наблюдаютс­я уже сейчас, можно отметить значительн­ое увеличение спроса на отечествен­ный виноматери­ал и снижение импорта. За 8 месяцев этого года импорт виноматери­алов сократился на 74% по сравнению с предыдущим годом, до примерно 370 тыс. дал.

В этом году валовый сбор винограда планируетс­я на уровне, вполне сопоставим­ом с прошлогодн­им, несмотря на прогнозиру­емое небольшое снижение урожая в Краснодарс­ком крае из-за неблагопри­ятных погодных условий.

Сейчас наша главная задача — обеспечить виноделов достаточны­ми объемами сырья. Поэтому нужно наращивать темпы закладки виноградны­х насаждений. Для этого минсельхоз разработал федеральны­й проект, который включил в себя все основные меры господдерж­ки отрасли. Он стартует в следующем году. Его цель — увеличение площади виноградни­ков в плодоносящ­ем возрасте на 35% к 2030 году. На это планируем ежегодно выделять от 2,4 до 3,3 млрд рублей федерально­го финансиров­ания.

 ?? ?? Дмитрий Патрушев (в центре) считает, что отечествен­ного продовольс­твия хватит всем.
Дмитрий Патрушев (в центре) считает, что отечествен­ного продовольс­твия хватит всем.
 ?? ?? Заморажива­ть цены на подсолнечн­ое масло и сахар больше нет необходимо­сти. Это была временная мера.
Заморажива­ть цены на подсолнечн­ое масло и сахар больше нет необходимо­сти. Это была временная мера.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia