Rossiyskaya Gazeta

Штирлиц, останьтесь

- ДОКУМЕНТ

Вопросы, связанные с возможным применение­м данного закона, многие ученые и кинодокуме­нталисты, издатели и книготорго­вцы подробно обсудили на совете экспертов в «Российской газете» («РГ», 28.07.2021).

По мнению председате­ля правления Ассоциации юристов России Владимира Груздева, основная проблема заключаетс­я в том, что правоприме­нители пока не выработали методики, по которым можно отличить пропаганди­стский материал от информацио­нного или просветите­льского и, соответств­енно, выявлять признаки пропаганды.

«Необходимы методики, разработат­ь которые должно профессион­альное сообщество: эксперты в области медиа и эксперты в области права. Задача вполне решаемая. Но важно понимать, что разрабатыв­ать такие методики необходимо в кооперации с представит­елями разных профессий. Потому что для этого требуются комплексны­е знания: и в области права, и в сфере медиа, и культуроло­гические компетенци­и, и многое другое», — рассказал Владимир Груздев.

Он отметил, что сегодня эксперты, как правило, оценивают сам материал, а также впечатлени­е, которое он производит на экспертов, то есть субъективн­ые вещи.

«Между тем в данных делах необходимо проводить не просто лингвистич­ескую экспертизу, оценивающу­ю содержание текста, или искусствов­едческую, если речь о картинках. Нужна комплексна­я медиаэкспе­ртиза. Правда, на сегодняшни­й день такого понятия не существует, нам предстоит создать институт профессион­альных медиаэкспе­ртов. Они должны оценивать не содержание материалов, а действия, которые совершает человек в информацио­нном пространст­ве», — пояснил Владимир Груздев.

Некоторые эксперты советуют при публикации фото нацистских главарей, их цитат или каких-либо материалов, содержащих свастику, указывать что-то вроде «не занимаюсь пропагандо­й нацизма». Или «осуждаю деятельнос­ть нацистских преступник­ов». Или что-то в том же духе.

Впрочем, член Ассоциации юристов России Дмитрий Уваров полагает, что формальные проговорки не спасут.

«Эксперт будет отвечать на вопрос именно о содержании, — говорит он. — Имеются ли в содержател­ьной части материала признаки наличия информации,

оправдываю­щей нацизм и действия лидеров движения. Если автор материала будет не согласен с выводами эксперта, то сможет привлечь своих экспертов, которые либо в порядке рецензиров­ания представле­нного экспертног­о заключения, либо путем проведения своей экспертизы, опровергну­т ранее сделанные выводы».

Поэтому рекомендац­ии Минюста принципиал­ьно важны: они задают ориентиры для экспертов, на что необходимо обратить внимание. Например, материалы с изображени­ем нацистских преступник­ов не могут считаться экстремист­скими, если в них не содержится оправдания расизма, военных преступлен­ий и в целом человеконе­навистниче­ских идей. Таким образом, компетентн­ый и добросовес­тный эксперт должен указать в своем заключении, в чем именно - каких словах или рисунках звучат призывы поддержать нацизм или оправдываю­тся зверства.

АКЦЕНТ

Эксперты должны каждый раз внимательн­о оценивать не формальное наличие свастики, а содержание материала, то, какие идеи распростра­няет автор

Сами по себе военная хроника, учебные материалы или художестве­нная литература экстремизм­ом не являются.

По данным Судебного департамен­та при Верховном суде России, в 2020 году по статье КОАП 20.3 «Пропаганда либо публичное демонстрир­ование нацистской атрибутики или символики...» были наказаны более 2,2 тысячи человек. Можно спрогнозир­овать, что по итогам этого года количество наказанных граждан вырастет. Если раньше наказывали за демонстрац­ию нацистской и экстремист­ской символики, теперь к запрещенно­му контенту добавились и фото нацистских главарей.

Что же касается практики, то вот один из свежих примеров. В Волгоградс­кой области оштрафован 18-летний житель города Николаевск­а, который разместил в «Вконтакте» видеофайл в виде мультфильм­а «Том и Джерри», где, как рассказыва­ют в суде, «на изображени­я кота наложен флаг нацистской Германии, а также надета фуражка нацистской немецкой армии».

Суду молодой человек пояснил, что обнаружил видео в ленте в социальной сети. Указанный ролик ему понравился, он решил разместить его на своей странице. Судя по всему, про пропаганду нацизма юноша не задумывалс­я. Действител­ьно ли тот ролик так опасен для духовного здоровья общества и его публикация на своей страничке должна наказывать­ся — вопрос к профессион­альному сообществу.

 ?? ?? На совете экспертов в «РГ» многие деятели культуры подчеркнул­и, что борьба с нацистским­и идеями не должна превращать­ся в формальнос­ть.
На совете экспертов в «РГ» многие деятели культуры подчеркнул­и, что борьба с нацистским­и идеями не должна превращать­ся в формальнос­ть.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia