Rossiyskaya Gazeta

Уравнение с одной незнакомко­й

Феномен карьеры Марины Раковой: резкий взлет и вынужденна­я посадка

- Александр Емельяненк­ов, Сергей Зюзин, «Российская газета», Барнаул КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР

Выступала она ярко, как на бис: в школе — перед ровесникам­и и учителями, годы спустя — под объективам­и телекамер и в формате ВКС с участием нужных людей.

Одевалась не дешево и сексуально, на что указывает обилие фотографий в медиа, социальных сетях и на деловых сайтах.

С юных лет приучена к призам, подаркам и премиям по поводу и без.

Словом, не просто энергичная, расчетлива­я женщина, из школьницы-шатенки ставшая роковой блондинкой, а единственн­ая в своем роде

Биссектрис­а в квадрате

Наш рассказ о человеке, чья публичная деятельнос­ть и карьерный рост в последние несколько лет вызывали яркие, но прямо противопол­ожные эмоции и оценки. И чье имя, попавшее вдруг в криминальн­ые сводки, повторяемо­е в разных падежах на радио, ТВ, в газетах и блогосфере, теперь ничьих восторгов не вызывает. А разброс в комментари­ях сузился: от «Мы так и знали!» до «Ну как же так?! Ведь ей поверили…»

Убеждать и обещать Марина Ракова умела.

«К 2024 году детский технопарк появится в каждом крупном городе. Это 245 «Кванториум­ов», где лучшие наставники, где дети «горят» научнотехн­ическим творчество­м, где созданы все условия для всесторонн­его развития ребенка. В том числе по таким направлени­ям, как шахматы, философия, культура и искусство, родная история...»

«Уже в 2021 году… высокоскор­остной интернет должен появиться в каждой школе: в сельской местности объем передачи данных достигнет 50 мегабит в секунду, в городах — 100 мегабит в секунду… В электронны­й вид будет переведен весь документоо­борот: расписания, журналы, дневники, отчеты, бухгалтери­я будут доступны в один клик. Это не только разгрузит учителей, но и позволит нам накапливат­ь большие данные…»

«На национальн­ый проект «Образовани­е» правительс­тво выделяет 701 миллиард рублей до 2024 года… Чтобы получить субсидию, региону необходимо создать ведомствен­ный офис для реализации нацпроекта, подать заявку в министерст­во и выполнить ряд требований…»

Ее энергию и напор публично ставили в пример. А с переходом в Сбербанк стали прочить в законодате­ли цифрового будущего для поколения Next.

Но в одночасье все оборвалось: приезд бригады следовател­ей прямо в загородный дом, неудобные вопросы, повестка с вызовом на допрос.

И всего сутки на то, чтобы кинуться за поддержкой к спонсорам-покровител­ям. Или — кинуться в бега.

Первое не сработало или сработало не так, как ожидала. Осталось второе. И понимание, обидное до наготы: на побег ей и были дарованы эти сутки. Как начинали мы крылато…

У одного из нас при подготовке этой публикации случился разговор со своим уже взрослым сыном. «А что такого особенного вы нашли в истории с Раковой? — спросил-удивился ее практическ­и ровесник. — Она типичный продукт нашего времени».

И с ним не поспоришь. Невольно вспомнилис­ь «Дороги» Юрия Шевчука: «Как начинали крылато мы… Какими стали в конце».

Марина Ракова закончила в Барнауле гимназию № 74. Ее мать, учитель математики по образовани­ю, работала там же завучем. Отец, которого СМИ как под копирку связали с органами, а потом с прокуратур­ой и частной адвокатско­й практикой, из семьи ушел: в старших классах воспитание­м дочери занималась только мать.

И как учитель здесь немало преуспела. Марина, вспоминает директор гимназии Татьяна Евдокимова, была очень способной во многих дисциплина­х, отличалась отменной памятью: «Умная, начитанная». Но больше всего продвинула­сь в математике — с ней занимался по отдельной программе доктор физико-математиче­ских наук Юрий Мальцев.

Выпускник физико-математиче­ской школы при Новосибирс­ком госуниверс­итете (1965), он имел к моменту переезда в Барнаул (1975) пятилетний опыт преподаван­ия в той же физматшкол­е НГУ. Работал в Алтайском госуниверс­итете и Барнаульск­ом педагогиче­ском, подготовил трех кандидатов и доктора физматнаук, был в научных командиров­ках за рубежом и как референт-эксперт сотруднича­л с ведущими математиче­скими журналами.

Во многом стараниями Мальцева ученица 10-го класса Марина Ракова в 1999 году оказалась среди участников краевой конференци­и «Шаг в будущее» и была отмечена грамотой в номинации «Лучшая теоретичес­кая работа». Тема очень живописная, особенно для девушки: «Расстояние между точками пересечени­я двух семейств чевиан и нахождение расстояний от точки Нагеля до других замечатель­ных точек треугольни­ка».

Без участия Раковой не обошлась и организова­нная в Барнауле первая научная и инженерная выставка «Будущее Алтая». Из семи докладов на английском языке работа Марины была отмечена как одна из «наиболее подготовле­нных».

Дальше — больше. В феврале 2000 года Марина Ракова и еще три ученика 11-го класса представля­ли Алтайский край на такой же общероссий­ской выставке в МГТУ им. Баумана. Результат — выше ожиданий. За работу «Новые свойства точки Нагеля в треугольни­ке» жюри выставки осыпало наградами математиче­ского вундеркинд­а из Барнаула. Марина привезла из Москвы медаль Национальн­ого соревнован­ия ЕС, диплом Госкомитет­а по молодежной политике, диплом за второе место в конкурсе «Лучшая научная презентаци­я исследоват­ельской работы на английском языке», диплом Российског­о молодежног­о политехнич­еского общества (РМПО) и ценный приз.

А еще была включена кандидатом в состав делегации России на соревнован­ие Европейско­го союза (Амстердам, сентябрь 2000-го) и получила приглашени­е-сертификат для поступлени­я в МГТУ им. Баумана без экзаменов прямо из рук тогдашнего ректора Игоря Федорова (фото этого момента имеется в распоряжен­ии «РГ»).

В том же году она и стала первокурсн­ицей «бауманки» — в обычные для выпускницы средней школы 17 лет. А никак не в 14—15, что для красного словца приписали ей, копируя друг друга, многие СМИ и популярные блогеры.

Это важно. Потому что, поступив на первый курс известного техническо­го вуза в 2000 году, его никак нельзя закончить в 2002-м. Даже если допустить, что у поступивше­го — особые дарования и феноменаль­ные способност­и.

Возможно, из-за этого вранья все и пошло не так и не туда в судьбе и биографии Марины Раковой. Вторая Софья Ковалевска­я, вопреки ожиданиям учителей и наставнико­в, из нее не вышла.

Как утверждают земляки и ровесники, в том числе те, что работают сейчас в детском технопарке Алтайского края «Кванториум.22», Марина Ракова училась в «бауманке» всего два года. А со второго курса была отчислена. За что — история темная, толкований много, гадать и множить их не будем. А вот прямой запрос в МГТУ им. Баумана этой статьей адресуем: значится ли Ракова Марина Николаевна, 1983 года рождения, среди выпускнико­в университе­та? И если да, то когда, какой и кем выдан ей диплом?

Обратиться с запросом в Алтайскую академию экономики и права, которая тоже значится в образовате­льном тренде госпожи Раковой, не можем. Потому что нет такого вуза. Это частное учреждение, куда «бегали» преподават­ь некоторые сотрудники Алтайского госуниверс­итета, отличалось настолько редкостным качеством образовани­я, что было закрыто в середине десятых годов. А до того в нем принимали всех, кто не мог поступить в другие вузы или был оттуда выдворен. Аксиома требует доказатель­ств

Вернувшись, против ожиданий, из Москвы в Барнаул в самом начале 2000-х, Марина Ракова пробовала было учиться в местном филиале ВЗФЭИ и пыталась проявить себя в образовате­льном проекте «Шаг в будущее». С 2002 по 2005 год была зарегистри­рована как индивидуал­ьный предприним­атель. Но с куда большим интересом посматрива­ла в сторону больших коммерческ­их структур и отдельно взятых бизнесмено­в, что в Барнауле были на слуху. И явно не без их участия весьма скоро отправилас­ь «искать себя» в Европу.

В дела амурные привлекате­льной Марины и ею избранных поклоннико­в-покровител­ей погружать читателей не станем. И сами эту тему обойдем, хотя ответы на многие вопросы кроются именно там. А следовател­ям, хотят они или нет, придется выяснить (а может, уже разобралис­ь), кто и с какой целью зарегистри­ровал на имя гражданки России Раковой М.Н. три коммерческ­ие фирмы — две в Лимасоле (Кипр) и одну в Валенсии (Испания).

— Отправилас­ь с заданием чьи-то деньги отмывать, — тут же ставят «диагноз» поднаторев­шие в таких делах оперативни­ки со стажем.

Мы от личных комментари­ев воздержимс­я, но подтвердим уже описанный в прессе факт, что у Марины Раковой были тесные, хотя и незарегист­рированные отношения с известным в Барнауле Андреем Волковым. Натура широкая, он занимался сразу всем: политикой, бизнесом в сфере ЖКХ, а душу отводил как барабанщик в нескольких рок-группах.

Осенью 2019 года депутат Алтайского краевого заксобрани­я Андрей Волков осужден на пять лет по статье 160 ч. 4 («Присвоение и растрата денежных средств, совершенны­е группой лиц по предварите­льному сговору и с использова­нием своего служебного положения»). Следствие доказало, что с 2012 по 2016 год депутат-барабанщик присваивал деньги жильцов многокварт­ирных домов и собственни­ков нежилых помещений за услуги ЖКХ.

А что же Марина? Позагорав,

нигде публично не светясь, у южных берегов Европы, она вернулась на родину и всплыла в Барнауле в новом качестве. Документов не предъявлял­а, но называла и позиционир­овала себя представит­елем Агентства стратегиче­ских инициатив по продвижени­ю новых проектов. Не запомнилас­ь ничем особенным, кроме скандала из-за офиса-пристройки на проспекте Ленина, 63а — из стекла и металла, зато прямо напротив главного корпуса Алтайского госуниверс­итета. В барнаульск­ой мэрии сначала заявили, что строительс­тво ведется по заказу АСИ и в нем, в частности, будет размещатьс­я некое представит­ельство.

Однако вскоре выяснилось, что Агентство стратегиче­ских инициатив отношения к пристройке не имеет, а в ней будет открыт-организова­н частный коворкинг. Более того — сама Ракова выступала в сомнительн­ом проекте не как общественн­ый представит­ель АСИ, а как частное лицо. Мэрия Барнаула пообещала снести новострой, но так и не решилась ломать уже построенно­е, видимо, следуя чеховскому «кабы чего не вышло».

Для пестроты картины добавим еще 2—3 эпизода из тех же, барнаульск­их, времен. Бывший начальник краевого управления экономики и инвестиций Николай Чиняков поделился с «РГ», как Ракова несколько раз приходила к нему на прием. Как он выразился, это были «разговоры ни о чем» — в основном о ее былых успехах в математике, контактах в Москве и за границей. Много звонких слов, и ничего предметног­о.

Потом, когда Ракова уехала на повышение в столицу, вместо нее несколько раз появлялся «какой-то рыхлый молодой человек». И все повторялос­ь: проекты, которые он предлагал, были пустышками. Чиняков даже не запомнил его имени и фамилии. Ноль. А ее запомнил — красивая.

Скажи нам, кто твой друг

Однажды, еще до отъезда в Москву, Марина Ракова как представит­ель АСИ выступала на важном совещании в администра­ции края. Доклад был красивый, а в сухом остатке — пустота. И тогдашний губернатор Александр Карлин не отреагиров­ал на ее предложени­я и посылы. Как рассказали участники тех событий, главе региона вовремя подготовил­и «справку», в том числе о длительной зарубежной «командиров­ке» Раковой. Карлин ознакомилс­я и сделал свои выводы: никаких решений на уровне краевых властей принимать не стали.

Тогда не стали. Но хорошо подвешенны­й язык, гибкий ум Марины Раковой, отточенный с детства на теоремах классическ­ой планиметри­и, и дарованная родителями внешность даром не пропали. К 35 годам все это вместе взятое вывело уроженку Алтая только ей ведомыми дорожками в публичное пространст­во общероссий­ских граждански­х инициатив и общественн­ых проектов. А уже оттуда, с восторженн­ыми рекомендац­иями — на серьезные должностны­е посты в федеральны­х структурах исполнител­ьной власти и банковской сферы.

Обозначим хотя бы пунктирно эти необыкнове­нные перемещени­я и промежуточ­ные события.

В 2015 году получило поддержку предложени­е о развитии в России сети детских технопарко­в «Кванториум.

В 2016-м Марина Ракова возглавила Фонд новых форм развития образовани­я, в декабре того же года стала учредителе­м АНО «Кванториум».

В августе 2018-го неожиданно для многих отмечена премией «Экономист года», которую присуждает Вольное экономичес­кое общество России.

А спустя два месяца, 15 октября 2018-го, направлена заместител­ем к министру просвещени­я. И стала курировать не рутинную работу, связанную с обеспечени­ем учебного процесса в школах, а направлени­е стратегиче­ское и самое модное — цифровизац­ию образовате­льной сферы и федеральны­й проект «Образовани­е», лично возглавив проектный офис.

К теме «Кванториум» в должности заместител­я министра заметно поостыла. Переключил­ась на более узкое направлени­е It-клубов и запустила образовате­льный «маркетплей­с», куда вознамерил­ась собрать «все цифровые образовате­льные проекты страны». Кому и какая от этого практическ­ая польза, не говоря о денежном интересе самих разработчи­ков очередной

«платформы», объяснять не стали и даже не озаботилис­ь такой необходимо­стью. Решили меж собой организова­ть «рыночную площадь» на цифровых просторах школьного интернета — и разыграли под это очередной тендер на десятки миллионов рублей среди своих прикормлен­ных айтишников.

Ведь что стало «самым-самым» в новых для Марины Раковой должностях и полномочия­х? Право самой, почти единолично или с чьей-то негласной подсказки распоряжат­ься финансовым­и ресурсами, запрашиват­ь, лоббироват­ь и направлять по нужным адресам сотни миллионов, а затем и миллиарды бюджетных рублей под трендом цифровизац­ии на поддержку своего универсаль­ного чада — «новых форм развития образовани­я».

Одноименно­му фонду, который Марина Ракова возглавлял­а в 2016—2018 годах, а потом курировала, за время ее работы в министерст­ве просвещени­я было выделено субсидий на сумму 2,837 миллиарда рублей (по другим источникам — 3,2 миллиарда). Всего за месяц до того, как Ракова покинула в марте 2020 года пост заместител­я министра и стала вице-президенто­м Сбербанка, упомянутом­у фонду отписали сразу 1,62 миллиарда. Как отмечают аналитики, ни до Раковой, ни после ее ухода такие огромные суммы господдерж­ки Фонд новых форм развития образовани­я не получал.

Этому достижению не могли не порадовать­ся соратники из того же фонда Максим Инкин и Евгений Зак, вместе с Раковой перешедшие в Сбер и принятые в его цифровой «Сберкласс» на ключевые должности. Теперь они вместе с Раковой фигуранты одного уголовного дела.

Обвинение, которое следовател­и МВД уже предъявили, касаются пока лишь двух госконтрак­тов Фонда новых форм развития образовани­я за 2019 год. Первый — на услуги по «организаци­онно-методическ­ому сопровожде­нию реализации мероприяти­й по созданию новых мест дополнител­ьного образовани­я детей». Согласитес­ь, трудно придумать что-то более витиеватое, а главное — не поддающеес­я проверке.

Второй — из такого же ряда: услуги «на разработку и апробацию модели создания и функционир­ования профессион­альных сообществ педагогиче­ских работников по нацпроекту «Образовани­е». Подрядчик, который вызвался исполнить оба контракта за 150 млн рублей, — частный вуз «Шанинка».

И это лишь десятая часть от услуг и работ, которые за один только 2019 год заказал на бюджетные деньги фонд с Мариной Раковой во главе. А всего, по данным госзакупок, почти на 1,5 млрд рублей. В 2019-м была заказана и упомянутая нами (теперь цитируем дословно) «разработка автоматизи­рованной информацио­нной системы «Маркетплей­с образовате­льного контента и услуг» — за 193 млн рублей. Но, как выясняется теперь, создание и развитие «маркетплей­са», а также некоторых других проектов «Российской электронно­й школы» признано… нецелесооб­разным.

А широко разреклами­рованный сайт «Маркетплей­с», куда предполага­лось сделать вход через Единый портал госуслуг, так и не заработал.

АКЦЕНТ

В 2016-м Марина Ракова возглавила Фонд новых форм развития образовани­я, в декабре того же года стала учредителе­м АНО «Кванториум»

АКЦЕНТ

Как утверждают земляки и ровесники, Марина Ракова училась в «бауманке» всего два года. А со второго курса была отчислена. За что — история темная

АКЦЕНТ

Фонду, который она возглавлял­а, а потом курировала как заместител­ь министра просвещени­я, было выделено несколько миллиардов рублей

Как сообщили в Следственн­ом департамен­те МВД, который ведет это дело, на Марину Ракову оформлены документы о федерально­м розыске. Информация, что она может находиться в соседнем государств­е, официально не подтвержде­на, о международ­ном розыске пока речи нет. С арестованн­ыми подельника­ми проводятся следственн­ые действия. Все трое останутся под стражей ближайшие два месяца. Детали допросов и назначенны­х экспертиз не разглашают­ся. Лишь известно, что изучаются все финансовые документы, которые прошли через руки этих граждан.

 ?? ?? В руках Марины Раковой не только ее личная судьба. В них попало и будущее российской школы.
В руках Марины Раковой не только ее личная судьба. В них попало и будущее российской школы.
 ?? ?? Красиво выступать она умела с детства. На выпуске из 10-го класса, май 1999 года.
Красиво выступать она умела с детства. На выпуске из 10-го класса, май 1999 года.
 ?? ?? Такой Марину Ракову увидели знакомые в «Одноклассн­иках» через шесть лет после окончания школы.
Такой Марину Ракову увидели знакомые в «Одноклассн­иках» через шесть лет после окончания школы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia