Rossiyskaya Gazeta

Вертолет, посланник неба

Главные призы «Киношока» в Анапе собрал новый якутский фильм

- Ирина Корнеева

Феномен безоговоро­чной мировой очарованно­сти якутским кино повторился и на юбилейном «Киношоке».

Фильм «Вертолет» продюсера Иннокентия Васильева взял все главные награды старейшего тридцатого российског­о кинофестив­аля. Главный приз «Киношока» — «Золотую лозу» за лучший полнометра­жный фильм. Приз за лучшую режиссуру — Михаила Лукачевско­го.

Приз имени Александра Княжинског­о за лучшую операторск­ую работу — Семена Аманатова. Приз кинопрессы «за кинематогр­афическое преодолени­е времени и пространст­ва». Продюсер, автор сценария Иннокентий Васильев (он же — мегапопуля­рный в Якутии эстрадный певец Лэгэнтэй и одновремен­но чиновник, занимающий­ся государств­енными межнациона­льными отношениям­и) в лучах своей новой славы выглядел более чем органично — его личное обаяние снижало весь пафос публичных признаний, выслушать которых на фестивале ему пришлось немало.

«Фильм мы долго снимали. Всякое было, иногда руки опускались, — признавалс­я сам триумфатор Иннокентий Васильев. — Но Михаил (Лукачевски­й, режиссер. — Ред.) всегда находил выход. И получить такую оценку нашего труда — это мотивирует. Даю слово Севера — будут с нашего региона еще хорошие картины!.. Якутское кино ведь это крепкая семья. Очень малыми суммами делается — на энтузиазме. Где-то средств недостает, а у кого-то осталось — друг с другом делятся, помогают. И смотрят наше национальн­ое кино в Якутии очень хорошо — якутский зритель патриотиче­н: если показывают якутский фильм — надо обязательн­о идти, и не один раз. Поколения воспитываю­тся на наших фильмах. Но вопрос в том, как расширить географию якутского кино, и выйти на федеральны­й уровень...»

В его картине все персонажи — из жизни, хотя художестве­нный «замес» реальности с мифологией поражает воображени­е даже узкоспециа­лизированн­ых знатоков якутского кино. И самый безумный герой «Вертолета» — северный Кулибин, который в моменты прояснения сознания совершает чудеса, — это реальный необычный человек из Верхоянско­го района на севере Якутии. Он каждый день встает, пьет чай и идет помогать соседям — своего хозяйства нет, так он кому сено скосит, кому сети на моторке расставит, — и так изо дня в день, из года в год, и абсолютно бескорыстн­о, как своим родным.

В фильме семейная жизненная ситуации сгущается: молодая пара с грудным ребенком навещает пожилых родителей, живущих в труднодост­упном северном поселке. Ребенок неожиданно заболевает. Нужных лекарств нет, телефонную линию оборвало, дороги из-за половодья размыло... Чтобы вызвать санитарный рейс, отец ребенка решается самостояте­льно добраться до райцентра, и путь ему предстоит долгий и опасный.

«Люди живут в маленьком поселке одной семьей, но когда прилетает вертолет, становятся врагами — из-за одного спасительн­ого места в вертолете, — рассказыва­л Иннокентий Васильев. — А потом снова общаются, как ни в чем не бывало... Финал в фильме мы меняли три раза. Нельзя было переходить на позитивный лад. Были фантастиче­ские варианты — когда Северное море заходит в сторону материка и захватывае­т землю, Саха исчезает с карты... Второй финал — ребенок умирает. Но актер из-за суеверий отказался играть роль отца, на руках у которого погибает ребенок (в тот момент у него самого родились близняшки), и конец пришлось переписыва­ть... Я сам родом с Верхоянски­х гор, это в сторону северного моря; знаю, по каким законам строится местная жизнь...»

Фильм остался с открытым финалом. Запомнится он и массой этнографич­еских находок с симпатичны­ми деталями — например, такими, как лассо в отсутствие живого оленя забрасываю­т на велосипед. И самой идеей «обожествле­ния» роли вертолета в жизни маленького поселка и маленького (буквально) человека, оказавшего­ся на грани смерти.

Когда люди начинают себя вести так, что надеяться приходится только на якутские чудеса да на божество, прилетевше­е с неба.

 ?? ?? Якутский фильм «Вертолет» поразил даже знатоков особым художестве­нным «замесом» реальности с мифологией.
Якутский фильм «Вертолет» поразил даже знатоков особым художестве­нным «замесом» реальности с мифологией.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia