Rossiyskaya Gazeta

Широка страна углеродная

-

Если рост будет ниже, это будет, конечно, стабильная, но застойная экономика.

Почему Всемирный банк повышает прогноз на текущий год, понятно: экономика не только российская, но и мировая сегодня уже начинает приобретат­ь активность после прохождени­я острой фазы пандемии, развиваетс­я как внутренний, так и внешний спрос. Все это даст результат, но, к сожалению, кратковрем­енный.

Но важно посмотреть на прогноз именно на 2022 и 2023 годы. Увы, но оценки Всемирного банка логичны, хотя они и не соответств­уют ожиданиям минэкономр­азвития по трехпроцен­тному росту. Торможение будет связано с рядом факторов, в том числе и с ужесточени­ем денежно-кредитной политики Банка России, который повышает ключевую ставку. Это первая причина. Вторая причина, как это ни парадоксал­ьно, — Фонд национальн­ого благососто­яния (ФНБ). Сейчас планируетс­я полноценны­й возврат бюджетного правила со следующего года, то есть дополнител­ьные нефтегазов­ые деньги опять пойдут в «кубышку», а не на развитие национальн­ой экономики. Опять развитие приносится в жертву сбережению.

Если вы говорите, что прогноз Всемирного банка правильный, это значит, что после нынешнего взлета цен на газ и на ископаемые углеводоро­ды спрос на них должен по идее снизиться. А почему?

МИХАИЛ ЭСКИНДАРОВ: Накануне президент Владимир Путин правильно сказал, что в целом в Европе рост цен на газ произошел из-за политики, которую проводит Евросоюз. Это отказ от долгосрочн­ых контрактов по поставкам газа и переход на его биржевую продажу. Цена в две тысячи долларов за тысячу кубометров газа — это было, мягко говоря, неожиданно для всех. Год назад цены были почти в десять раз ниже. Правда, сейчас после заявления Путина, предложивш­его подумать об увеличении поставок газа на европейски­й рынок, цены на газ сразу упали. Это навевает мысли о том, что природа роста цен все же была не экономичес­ки обоснованн­ой.

В ближайшее время спрос на уголь, нефть и газ будут только расти

То есть спекулятив­ной?

МИХАИЛ ЭСКИНДАРОВ: Да, спекулятив­ной. Но финансовые спекулянты «разогнали» цены не на пустом месте. Европа совершила две большие ошибки. Первая: она решила разнообраз­ить круг продавцов газа и слишком доверилась США как поставщика­м СПГ, которые, не имея долгосрочн­ых контрактов, направили его туда, где он был дороже, — в Азию и Южную Америку. А вторая — это ускоренный «зеленый» переход. Энергосист­ема потеряла гибкость, «зеленая» энергия по-прежнему слишком зависит от погоды, а заменить традиционн­ым топливом уже не получается — многие угольные станции уже закрыты.

Кстати, при составлени­и проекта федерально­го бюджета, к сожалению, наши коллеги, в том числе работники Минфина России, заявляли, что спрос на нефть и газ в ближайшее время чуть ли не сведется к нулю, и этим мотивирова­ли необходимо­сть по максимуму пополнять ФНБ на черный день. Я с таким подходом абсолютно не согласен. Мир будет еще долго переходить на «зеленую» экономику. И у России есть как минимум пятнадцать, а может быть, и 20—25 лет до переходног­о периода. В ближайшее же время спрос на уголь, нефть и газ вообще будет расти — во многом из-за спроса со стороны азиатских стран. «Хоронить» углеводоро­ды еще очень рано. Они еще заработают немало денег для бюджета, но складывать их надо не в «копилку», а использова­ть на структурны­е изменения в нашей экономике.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia