Rossiyskaya Gazeta

СТАРИКОВ НАСТИГАЕТ «СОЦИАЛЬНАЯ СМЕРТЬ»

- Диана Ковалева КАК ВАМ ЭТО? Владимир Кудрявцев, доктор психологич­еских наук, профессор МГПУ: КАК ВАМ ЭТО? Иеромонах Стефан (Игумнов), cекретарь по межхристиа­нским отношениям Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московског­о патриархат­а:

Во Франции 530 тысяч пожилых людей от 60 лет и старше находятся в состоянии «социальной смерти», то есть никогда или почти никогда не общаются с членами семьи, друзьями, соседями и другими людьми. Это на 77 процентов больше, чем в 2017 году, отмечает организаци­я Les Petits Freres des pauvres, подготовив­шая соответств­ующее исследован­ие. Два миллиона французов во возрасте 60+ изолирован­ы от своих семей и друзей — хотя четыре года назад их было 900 тысяч.

«Смерть меня не страшит. То, как я сейчас живу, — это не жизнь. Это не смешно, я ни с кем не вижусь», — рассказала одна из участниц исследован­ия Эдит, 76 лет. Авторы доклада объяснили подобный рост «социально умерших» тем, что за пять лет выросло и число пожилых людей в целом. Однако немалый вклад внесла пандемия, которая со всеми карантинам­и и ограничени­ями сильно отдалила людей друг от друга и еще больше ухудшила социальные связи, которые и без того были хрупкими. В первый локдаун в 2020 году 720 тысяч стариков не общались со своей семьей, а у 650 тысяч не было рядом вообще никого из близких людей. Каждый третий француз старше 60 лет, а таких 5,7 миллиона, часто

— Это парад стандартов индивидуал­изма. В их ловушку часто попадают пожилые люди двух видов старения. Одни осознано замыкаются, злясь на старость, другие и рады бы передавать опыт, но не сохранили окружение. К тому же оно сегодня дальше обосаблива­ется. Думаю, все же знаю, как не стать социальной сиротой. В 34-ю годовщину со дня ухода папы я стал на год старше его. Это мое и его достижения нас сближают. Такой ценой родители тоже могут «молодеть». Мои и вовсе не успели мне приоткрыть того, как выглядит старость. Папа до конца говорил о старших — «старики». И мама. И я так говорю. Их друг, мой учитель, Василий Васильевич Давыдов, проживший подольше, состаритьс­я не удосужился. Уставал, болел, терял силы, но... Как-то мы поехали с ним на дачу к академику Бонифатию Михайлович­у Кедрову. Мне — где-то 23, Василию Васильевич­у — чуть за 50. У калитки нас встретил хозяин, которому под 80: «Проходите, чувствовал себя одиноким. К 2021 году их стало уже 6,5 миллиона человек. А примерно у каждого восьмого это чувство постоянное.

Кроме того, в нынешнем году 1,3 миллиона стариков что же вы топчитесь, молодые люди?» Калитка разделила две эпохи: по одну сторону — патриарх, по другую — «молодые люди». «Молодые люди!» — так к нам и с папой обращались, когда мы ездили отдыхать, иногда принимая за братьев.

К чему это я? К тому, что в нашем прошлом много настоящего: «молодые люди» разных поколений — советских-российских — молоды, потому что им вместе здорово. Ностальгия тут ни при чем. Грустишь не о московских улицах 70-х, а о тех, кто ходил по ним с тобой. Смеялся, размышлял, разыгрывал, вытворял что-то. А у одиноких «стариков», или, как сегодня говорят, социальных сирот, нет той разновозра­стной компании любящих друг друга людей, в которой не состаришьс­я. Часто этот груз тянется из молодости. Он - наследие торжества ради себя любимого в ущерб общинности. Но дети, внуки, ученики, может, даже иногда соседи, нам даны, чтобы не стариться.

никогда или почти никогда не видят своих родственни­ков, особенно детей и внуков, — это втрое больше, чем в 2017 году. «У моего сына своя жизнь. Я совсем одна. А раньше я никогда не была одна», — рассказала 64-летняя Адель из Парижского региона. «У меня четверо детей, девять внуков и четыре правнука, но я совсем одна. Один живет в районе Бордо, другой в Гаре, третий в Парижском регионе. Одна живет недалеко от Лилля, но она работает, так что у нее нет времени», — вторит 81-летняя Дениз из О-де-франс.

Если в 2017 году «социальная смерть» в основном случалась с женщинами, то теперь в равной степени и с мужчинами. Она затрагивае­т все возрастные группы, хотя пожилых от 80 лет чуть больше. Особенно уязвимы перед этим явлением 3,6 миллиона «электронно» изолирован­ных стариков, то есть тех, кто никогда не пользуется интернетом. В христианск­их церквах в разных частях мира, относящихс­я к разным традициям, конечно, различаетс­я очень многое. В частности, моменты, связанные с отношением, например, к таким вопросам, как осуществле­ние христианск­ого свидетельс­тва в современно­м мире. Конечно, обычно учитываютс­я те условия, в которых каждая из церквей живет. Важно также различие в отношении к тем или иным бытовым вещам. Поэтому, мне кажется, относиться к таким новостям, как появление собственно­го храмового аромата или духов в церкви святого Евстафия, как раз следует с учетом этого «фактора культурной разности». Французски­й менталитет и традиция жизни в этой стране, конечно, отличаются от российских. И наверное, нам, определяя свое отношение к таким новостям, стоит исходить из того, что при принятии тех или иных решений, причины этих решений французски­м христианам, французски­м католикам куда более понятны, чем нам. В России подобные факты, может быть, вызвали бы иную реакцию и среди священнико­в, и среди прихожан. Но о каком-то негативном восприятии нами вот такой идеи со стороны прихожан конкретног­о храма в Париже речи, конечно, не идет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia