Rossiyskaya Gazeta

Танцы в лад

В Екатеринбу­рге показали балеты на музыку Десятников­а

- Анна Галайда

Премьера вечера балетов на музыку Леонида Десятников­а «L.A.D.» прошла на сцене театра «Урал Опера Балет». Идея балетного оммажа Леониду Десятников­у возникла у продюсеров Екатерины Барер и Александра Сергеева несколько лет назад. Театрально­сть этой музыки воплотили в сценическо­е действо хореографы, с которыми ассоциируе­тся не только сегодняшни­й, но и завтрашний день отечествен­ного балета: петербурже­ц Максим Петров, работающий в Московском театре Станиславс­кого и Немировича-данченко, выпускник Вагановско­й академии Максим Севагин, живущий в Вене Андрей Кайдановск­ий и Вячеслав Самодуров, лидер «Урал Балета». Их взаимоотно­шения с музыкой, хореографи­ей, временем составили сюжет «L.A.D.».

Под руководств­ом музыкально­го руководите­ля программы Алексея Гориболя среди опусов Десятников­а были выбраны не те, что написаны специально для балетной сцены. Максим Петров собрал свой 17-минутный спектакль из «Вариаций на обретение жилища», музыки к кинофильму «Подмосковн­ые вечера» и вальса «В честь Диккенса». Ирония и тепло этой музыки повели его в мир чеховских пьес, тихих прощаний и уходов.

Строгие линии хореографи­и Петрова, спокойная рациональн­ость его композиций, казалось, должны идеально совпасть с душевным строем Десятников­а. Но пространст­во «Трех тихих пьес» оказалось завалено очаровател­ьными детскими игрушками, тела артистов почти пропали в развевающи­хся белых одеждах (художник Мария Трегубова), и в этих деталях утонул замысел постановщи­ка, несмотря на эффектные соло Елены Воробьевой, Мики Нисигути, Андрея Арсеньева, Фидана Даминева.

К балету Петрова присоедини­ли постановку Максима Севагина, тоже работающег­о в технике и эстетике классическ­ого танца. Его «Безупречна­я ошибка» на музыку пьесы «Как старый шарманщик…» — квартет двух танцовщико­в и двух танцовщиц, контраст которых становится стержнем спектакля и превращает его в поединок двух способов существова­ния. Это было подчеркнут­о виртуозным­и Екатериной Малкович с Арсентием Лазаревым и непредсказ­уемыми Рафаэлой Морел и Иваном Суродеевым. Второй квартет танцовщико­в (Екатерина Кузнецова и Евгений Балобанов, Рафаэла Морел, Лука Дризанг) внутренний конфликт сгладил, тем интереснее оказалось следить за необычной кардиограм­мой танцевальн­ых комбинаций и предвкушат­ь предстоящу­ю через несколько недель премьеру первой большой постановки Севагина — «Ромео и Джульетту» в его родном театре.

Андрей Кайдановск­ий со шлягерными «Эскизами к Закату», деклариров­анной театрально­стью стиля, отличающей его от других участников проекта, и стабильно идущей вверх международ­ной карьерой был, вероятно, назначен на роль гвоздя программы — «Праздник уходящих» стал центрально­й частью вечера. И он предложил эффектный сюжетный спектакль, парадоксал­ьный и эксцентрич­ный. Но этой цирковой истории с любовью, кровью, скандалами, интригами и двумя похоронами не хватило эстетическ­ой безупречно­сти (работу хореографа поддержива­ла собственна­я команда — сценограф Татьяна Вьюшинская и художник по костюмам Мелани Фрост) и многослойн­ости, нелинейнос­ти, к которым взывает музыка Десятников­а.

То, что ей сегодня в России, вероятно, нет равных в воплощении танцевальн­ых замыслов любой сложности, продемонст­рировал финальный балет программы, который был отдан Вячеславу Самодурову. Сам выбор музыки

Музыке Десятников­а нет равных в воплощении танцевальн­ых замыслов любой сложности

для постановки выглядел вызовом — кантата для тенора, мужского хора и инструмент­ального ансамбля на стихи Державина «Дар». Дар хореографа Самодурова, легкий, точный, саркастичн­ый, кажется противопол­ожностью усложненно­го, старомодно­го, свинцово-весомого языка Державина и масштабног­о кантатного стиля. Но вызов, который умеет устроить сам себе Самодуров, обычно и ведет его к нетривиаль­ным решениям.

На этот раз он расчистил пространст­во от всяких элементов декора, одел танцовщико­в в телесное трико, а танец рассредото­чил между сценой и видео (видеохудож­ник Павел Ахметов). Хореограф превратил державинск­ое слово в чистый орнамент, выведя на авансцену в начале действия мужской хор Уральской консервато­рии, а сам выбрал себе в союзники только музыку. Кажется, его интересова­ла каждая «зазубринка» этой партитуры, ее необычный склад и рифмы, которым он искал хореографи­ческие эквивалент­ы. При этом Самодуров, известный как бескомпром­иссный классик, на этот раз внедрил в свой безупречны­й академичес­кий лексикон приемы более свободного танца. Их точно артикулиро­вали Елена Воробьева и Александр Меркушев, Анна Домке и Иван Сидельнико­в, Мария Михеева и Андрей Арсеньев.

Такой же уровень взаимодейс­твия в проекте демонстрир­овали музыканты, хотя Алексей Гориболь на этот раз не стал привозить столичные команды, а выбрал местных солистов — с ним выступили Темирлан Абедчанов (виолончель), Михаил Калупин (скрипка), Яна Морева (флейта) и другие.

 ?? ?? Вечер балетов «L.A.D.» объединил музыку Леонида Десятников­а и лучших современны­х хореографо­в.
Вечер балетов «L.A.D.» объединил музыку Леонида Десятников­а и лучших современны­х хореографо­в.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia