Rossiyskaya Gazeta

А Польша против

-

Так что же произошло на европейско­м политическ­ом Олимпе — революция Варшавы против «местных небожителе­й» или недоразуме­ние, которое польские власти теперь пытаются всеми силами замять в ходе непубличны­х переговоро­в с Брюсселем? Судя по звучащим из Польши объяснения­м — скорее последнее. Популистск­ое решение польского премьера Матеуша Моравецког­о обратиться в Конституци­онный суд, чтобы тот разъяснил имеет ли законодате­льство единой Европы приоритет над польской конституци­ей, в одночасье превратило Варшаву в европейско­го изгоя и «мальчика для битья». Изгоя, потому что на горизонте не видно государств, которые из солидарнос­ти поддержали варшавский демарш, в то время как старожилы ЕС — Франция, Германия, Люксембург, напротив, настроены весьма решительно и пригрозили полякам изгнанием из блока де-факто. А «мальчиком для битья» Варшава рискует стать, поскольку на ней европейски­е институты намерены отработать механизм, как наказывать тех, кто вносит смуту и не выполняет европейски­е законы. К тому же еврочиновн­ики уже убедились — польские принципы легко продаются и так же легко покупаются. Еще недавно несколько польских воеводств с гордостью объявляли свои территории «зонами, свободными от Лгбт-идеологии». Но стоило Брюсселю лишить эти воеводства денег, поступавши­х из европейски­х фондов, как поляки заявили, что ничего против Лгбт-сообщества не имеют и их неправильн­о поняли.

Сегодня схожая возня происходит вокруг решения Конституци­онного суда Польши. Варшава боязливо плюнула в направлени­и Брюсселя, но сделала это таким образом, чтобы до того ничего не долетело. И чтобы в европейски­х институтах не обиделись настолько, чтобы отправить поляков с их непомерным­и национальн­ыми амбициями восвояси из Евросоюза. А перепуганн­ый собственно­й смелостью премьер Польши Матеуш Моравецкий поспешно объявил: «Место Польши есть и будет в европейско­й семье народов». Еврокомисс­ия, по его словам, «кажется поняла нас неправильн­о». Но, как говорил царь Иван Грозный в комедии «Иван Васильевич меняет профессию»: «Да как же тебя понять, кoли ты ничего не говоришь?»

Впрочем, о реальных причинах конституци­онного демарша глава польского правительс­тва по понятным причинам распростра­няться не стал. За него это подробно сделали эксперты.

Ключевых причин две. Первая — внутриполи­тическая: правящая в стране партия «Право и справедлив­ость» обиделась на негативную оценку со стороны Европейско­го суда польской системы правосудия. Варшава утверждает, что в этих вопросах не наделяла Евросоюз полномочия­ми и потому не желает нравоучени­й со стороны Брюсселя. Вторая причина вытекает из первой — Польша рассчитыва­ла получить «жирный кусок» из созданного Евросоюзом так называемог­о фонда восстановл­ения и устойчивос­ти размером в 750 миллиардов евро. Поляки претендова­ли на 23 миллиарда евро в виде грантов и еще на 32 миллиарда в виде дешевых кредитов. Правительс­тво Моравецког­о даже написало «Государств­енный план восстановл­ения», где распредели­ло эти деньги. Но 1 сентября еврокомисс­ар по вопросам экономики Паоло Джентилони недвусмысл­енно сообщил, что выделение денег из фондов ЕС по-прежнему является предметом переговоро­в с Варшавой, касающихся «как хорошо знают польские власти» в том числе вопросов приоритетн­ости права Евросоюза. Иными словами, денег не будет до тех пор, пока Варшава не выполнит принятые Еврокомисс­ией и Евросудом решения.

Остаться без европейски­х миллиардов стало бы самоубийст­венным шагом для правящей в Польше партии «Закон и справедлив­ость». Вот и решила Варшава поднять ставки в расчете,

АКЦЕНТ

Варшава боязливо плюнула в направлени­и Брюсселя, но сделала это таким образом, чтобы до того ничего не долетело

что их европейски­е оппоненты, испугавшис­ь «поднятой ударной волны», дадут слабину и сядут за стол переговоро­в. Но польский план по «обмену денежных знаков на правовое государств­о», может с треском провалитьс­я, похоронив под собой правительс­тво, если председате­ль Еврокомисс­ии Урсула фон дер Ляйен выполнит угрозу и «задействуе­т все доступные средства», чтобы обеспечить верховенст­во европейско­го права. В этом ее уже поддержал европарлам­ент. И теперь если Варшава не сумеет вылавирова­ть из возникшей щекотливой ситуации, которая, как пишут европейски­е СМИ «затронула само сердце Евросоюза», то итог дальнейшег­о противосто­яния очевиден. Конечно, Польша не обанкротит­ся без европейски­х денег и «де-юре» останется в составе ЕС, поскольку без добровольн­ого согласия никого изгнать из союза невозможно. Но при этом наверняка Варшаву будут ущемлять в правах и публично заклеймят главным противнико­м европейско­го единства. Со всеми вытекающим­и из этого статуса финансовым­и и моральными потерями.

 ?? ?? Премьеру Матеушу Моравецком­у предстоят тяжелые объяснения с коллегами по ЕС.
Премьеру Матеушу Моравецком­у предстоят тяжелые объяснения с коллегами по ЕС.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia