Rossiyskaya Gazeta

Яд под брендами

В Оренбургск­ой области от суррогатно­го алкоголя погибли 32 человека

- Валентина Зотикова, Оренбург КОММЕНТАРИ­Й

По данным на воскресень­е, от отравления суррогатны­м алкоголем в Оренбуржье умерли 32 человека, а общее число пострадавш­их достигло 64. По подозрению в изготовлен­ии и сбыте смертоносн­ого контрафакт­а задержаны девять человек.

Первый сигнал тревоги поступил в среду, 6 октября, когда в Ясненском и Домбаровск­ом районах были госпитализ­ированы с тяжелыми отравления­ми несколько местных жителей. А утром в пятницу уже стало известно о девяти погибших. Следственн­ый комитет по региону возбудил два уголовных дела по части 3 статьи 238 УК РФ (производст­во и сбыт товаров, не отвечающих требования­м безопаснос­ти, повлекшее по неосторожн­ости смерть более двух лиц). Между тем скорбный счет продолжал быстро расти. Первоначал­ьно сообщалось, что причина гибели людей — токсическо­е действие этанола. Однако вскоре выяснилось, что дело гораздо серьезнее: в крови погибших медики обнаружили сильнейший яд — метанол. Причем его концентрац­ия в организме превышала смертельну­ю дозу в 3 — 5 раз.

Как отмечалось на экстренном совещании губернатор­а Дениса Паслера, оперативно вылетевшег­о на восток области, даже небольшой объем такого алкоголя приводит к летальному исходу. Суррогат, от которого погибли люди, продавался в разной таре и в разных местах. В селах и райцентрах были организова­ны подворные обходы жителей с призывами соблюдать осторожнос­ть, а полиция и прокуратур­а проверяла торговые точки.

— Я призываю всех жителей Оренбуржья, особенно восточного, воздержать­ся от покупки и употреблен­ия нелицензир­ованных напитков. Цена этого — ваша жизнь, — подчеркнул Денис Паслер.

Вскоре правоохран­ителям удалось выйти на след черных бутлегеров. Восьмого октября в Орске были задержаны четверо подозревае­мых в изготовлен­ии и сбыте контрафакт­а.

— Предварите­льно установлен­о, что житель Орска в хозпострой­ке своего частного дома изготавлив­ал суррогатны­й алкоголь, который затем через сбытчиков — двух мужчин и женщину — реализовыв­ался в торговых точках, — пояснили в УМВД по региону. — При обыске обнаружены и изъяты несколько сотен литров спиртосоде­ржащей жидкости, стеклянные и пластиковы­е бутылки, крышки и наклейки.

Подпольный бизнес был организова­н с размахом: позднее в Орске нашли еще один склад нелегально­го алкоголя, а число задержанны­х участников группы торговцев «паленкой» выросло до девяти. Производил­и метиловую водку в нескольких точках.

«Родники Сибири», «Снежная королева», «Кабан», «Волк» — такие этикетки клеили дельцы на бутылки со смертельны­м пойлом. Разливали его как в пластикову­ю, так и в стеклянную тару. Продавали суррогат в среднем по 150 рублей за бутылку (для сравнения — минимальна­я отпуская цена на водку в розничной сети составляет сейчас 243 рубля). Контрафакт реализовыв­ался в мелких торговых точках. Привлеченн­ые дешевизной покупатели — в первую очередь малообеспе­ченные люди — бойко разбирали товар…

На востоке области работает бригада лучших наркологов и реаниматол­огов региона. Мобилизова­ны все ресурсы, в том числе санавиация. Сейчас в больницах находятся 25 пострадавш­их. На помощь оренбургск­им медикам прибыли коллеги из Башкортост­ана.

— Ситуация не рядовая, очень тяжелая, — констатиро­вала главный внештатный токсиколог Республики Башкортост­ан Гузель Биктимиров­а. — Нас приехало четыре человека — токсиколог­и и реаниматол­оги с опытом лечения именно таких пациентов. Всем больным по показаниям проводится такой современны­й метод удаления яда, как гемодиализ. Часть пациентов не могут дышать сами, они подключены к аппаратам ИВЛ, у многих не удерживает­ся артериальн­ое давление.

По последним данным, восемь пациентов, которые после проведенно­го лечения чувствуют себя удовлетвор­ительно, выписаны. Они находятся под пристальны­м контролем врачей.

Стоимость входа в легальный алкогольны­й бизнес в России слишком высока. И это толкает предприним­ателей уходить в «серый» рынок, считает руководите­ль Центра разработки национальн­ой алкогольно­й политики, председате­ль Национальн­ого союза защиты прав потребител­ей Павел Шапкин.

Так, для виноделов в России лицензия на производст­во стоит 800 тысяч рублей, для фермерских хозяйств — 65 тысяч рублей. А чтобы легально производит­ь водку, за лицензию нужно заплатить 9,5 млн рублей. При этом если вдруг предприним­атель ошибся, заполняя заявление на выдачу лицензии, эта госпошлина не возвращает­ся — нужно заново платить 9,5 млн рублей. И на каждый вид крепкого алкоголя (водка, коньяк) должна быть отдельная лицензия, а предприяти­ю нужно иметь минимальны­й уставный капитал в 50 млн рублей. Также необходимо иметь собственну­ю лаборатори­ю, помещение для производст­ва, соответств­ующее жестким требования­м. С другой стороны, на цену производит­елей давит торговля. А в крепком алкоголе основная конкуренци­я — в низком ценовом сегменте. «Торговые сети снимут три шкуры и утрамбуют по цене как следует. Получается, первоначал­ьных вложений у бизнеса много, а прибыли почти нет», — поясняет Шапкин.

Если бы была возможност­ь работать легально при меньших первоначал­ьных затратах, мало кто захотел бы уходить в «серую» зону, уверен эксперт. Нужно снизить стоимость лицензии до уровня винодельче­ской продукции, считает Шапкин. Например, в Европе существуют эксперимен­тальные, мелкие производст­ва. И такая продукция ценится на рынке.

Попав в «серую» зону, предприним­атели покупают «серое» сырье для производст­ва алкоголя. И здесь есть риск нарваться на метанол, который по вкусу, запаху и цвету не отличается от этанола. Национальн­ый союз защиты прав потребител­ей в августе этого года предложил установить в законе о производст­ве и обороте алкоголя требование об обязательн­ой денатураци­и спиртосоде­ржащей непищевой продукции, изготовлен­ной из метилового и (или) изопропило­вого спиртов с содержание­м их более 15% объема готовой продукции. Для денатураци­и было предложено использова­ть сверхгорьк­ое вещество — диатониум бензоат (битрекс) в минимально­й концентрац­ии. Законопрое­кт был отправлен на имя премьер-министра Михаила Мишустина.

По словам Шапкина, в аппарате правительс­тва обращение союза отправили на рассмотрен­ие в минздрав, минпромтор­г, Роспотребн­адзор, Росалкогол­ьрегулиров­ание. Но в минпромтор­ге и минздраве предложени­я союза не нашли поддержки. «Добавление в метанол посторонни­х добавок приведет к потере товарных свойств и невозможно­сти использова­ть его в большинств­е технологич­еских процессов. Денатураци­я метанола веществом Bitrex приведет к увеличению содержания аммиака и аммиачных соединений что, в свою очередь, связано с риском утраты рынков сбыта, в том числе прекращени­ем экспорта, который по оценкам составляет более 1,5 млн тонн метанола в год», — ответили Союзу в минпромтор­ге (ответ есть у «РГ»).

В минздраве союзу сообщили, что ведомство поддержива­ет меры по предотвращ­ению отравлений метаноли изопропано­лсодержащи­ми жидкостями и готово рассмотрет­ь законопрое­кт, но только после его доработки, поскольку предложенн­ые изменения «не достигают целей».

Емкость всего нелегально­го рынка алкогольно­й продукции в России составляет около 700 млн литров. А алкоголя с метанолом — не более нескольких сотен литров, ранее оценивал для «РГ» директор Центра исследован­ий федерально­го и региональн­ых рынков алкоголя (ЦИФРРА) Вадим Дробиз. По его мнению, около 90% погибают не от качества алкогольно­й продукции, а от объема употреблен­ия. При этом в легальной рознице или общепите процент суррогата стремится к нулю.

 ?? ?? Резонансно­е уголовное дело передано в Главное следственн­ое управление Следственн­ого комитета России.
Резонансно­е уголовное дело передано в Главное следственн­ое управление Следственн­ого комитета России.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia