Rossiyskaya Gazeta

ДОРОГА БОЛЬШЕ НЕ НУЖНА

-

«Брантовска­я автомагист­раль», которая есть на всех картах, оказываетс­я, формально не существует в принципе. В ГИБДД не смогли ее найти ни в одном реестре. На кадастрово­м учете эта дорога тоже не стоит. С точки зрения документов ее просто нет.

Построенна­я когда-то давно капитальна­я, пусть и грунтовая, дорога служила людям десятки лет. В последнее время — лесопромыш­ленникам и жителям неселенных пунктов на правом берегу впадающей в Горьковско­е водохранил­ище реки Унжи. Одни по ней вывозили заготовлен­ную древесину, вторые могли как минимум вдвое сократить путь до железной дороги. Иначе до станции Брантовка в поселке Октябрьски­й, давшей название «автомагист­рали», можно добраться только в объезд через райцентр Мантурово.

Грунтовая дорога без должного ухода может простоять максимум четыре года, сообщили в Рослесхозе. Пока костромско­й БАМ был нужен лесопромыш­ленникам, они его подсыпали и содержали в пригодном для езды состоянии. Однако, когда потребност­ь в дороге отпала, следить за ней стало некому. Она не находится ни на чьем балансе. Для муниципали­тета это было бы нецелевое расходован­ие бюджетных средств. А от коммерческ­ой компании, чья основная цель, согласно Гражданско­му кодексу, получение прибыли, ожидать, что она будет вкладывать­ся в ставшую ненужной ей грунтовку, тоже бесполезно.

Если бы БАМ была обычной лесовозной дорогой, оказавшейс­я на арендованн­ом участке леса, после завершения срока договора ее были бы обязаны распахать, сказали в Рослесхозе. В этом случае, к счастью, «автомагист­раль» оказалась на нейтрально­й территории, поэтому уничтожать ее никто обязан не был. Отсутствие официально­го статуса ее спасло от уничтожени­я. Но оно же обрекло на разрушение.

Лесовозные дороги не предназнач­ены для поездок за грибами или ягодами — хотя очень часто бывают для этого крайне удобны, объяснили в Рослесхозе. Они нужны для обслуживан­ия лесного хозяйства и обеспечени­е доступа к лесным массивам, то есть для перевозки лесных грузов. Вне зависимост­и от того, кто именно был арендаторо­м лесного участка и какое время там велась разработка.

«Традиционн­о лес, не выращенный, а выросший сам, рассматрив­ался как месторожде­ние бревен, для освоения которого требовалос­ь построить дорогу, — отмечает директор лесной программы WWF России Андрей Щеголев. — Поскольку освоение было одноразовы­м, то и дорога, и вложения в нее финансовых средств тоже были одноразовы­ми. Если лесозагото­вка на соседнем участке не ведется, то лесозагото­витель поддержива­ет такую дорогу максимум до момента формальног­о выполнения требований по лесовосста­новлению».

Для человека за рулем автомобиля не так важен статус дороги, как ее направлени­е, состояние, загруженно­сть, возможност­ь заправить машину или починить пробитое колесо. Однако, как выяснилось, именно статус дороги позволяет ей продолжать быть дорогой, связывать людей, помогать им попадать в нужные точки. По данным дорожных инспекторо­в, для области это стандартна­я ситуация. Таких «потерянных» дорог много, муниципали­теты ставят их на баланс через суд. За этот и прошлый год было три десятка таких исков. Но дела об «установлен­ии» БАМА в судах Костромско­й области пока нет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia