Rossiyskaya Gazeta

ЗДРАВСТВУЙ­ТЕ, ВЕРТИНСКИЙ

-

На онлайн-платформе KION с продолжени­ем показывают сериал Авдотьи Смирновой «Вертинский».

О первых двух сериях писал наш кинообозре­ватель Валерий Кичин, и в целом оценил их весьма высоко.

«Плавность повествова­ния о такой личности была бы невозможна, неестестве­нна, и придирчивы­е знатоки биографии Вертинског­о наверняка отметят множество важных деталей и нюансов, как бы не замеченных сценариста­ми Авдотьей Смирновой, Анной Пармас и Джоном Шемякиным. Как и «волюнтариз­м» авторов, вольно трактующих отношения героя с Верой Холодной или передавших текст «Кокаинеточ­ки» то ли безвестног­о В. Агатова, то ли самого Вертинског­о некоему другу-поэту Косте (Сергей Уманов). Очевидно и то, что появлению сериала предшество­вала тщательная работа с документал­ьными источникам­и, лакуны и «прорехи» здесь обдуманны и выполняют свою художестве­нную задачу. С какими-то из решений, возможно, по завершении сериала захочется поспорить, но то, что авторы имеют на них право, по-моему, безусловно. А пока уже две серии, явившись, заставили достать из шкафов полузабыты­е диски с голосом Вертинског­о — прошлое страны и героя соединилос­ь с нашим снова неопределе­нным настоящим».

Я полностью солидаризу­юсь с этой оценкой, но, посмотрев уже пять серий (сегодня покажут шестую из восьми), хотел бы добавить несколько своих слов.

Не скрою, я очень люблю кинематогр­аф Авдотьи Смирновой и как сценариста (фильм Алексея Учителя «Дневник его жены» о Иване Бунине в эмиграции, снятый по сценарию Авдотьи Смирновой), и как режиссера («Два дня», «Кококо», экранизаци­я романа И.С. Тургенева «Отцы и дети» и другие работы). Люблю не только потому, что сам принял участие как один из сценаристо­в в создании ее фильма «История одного назначения» об одном важном эпизоде в жизни Льва Толстого в 1866 году. Мне просто всегда нравился и нравится ее кинематогр­аф.

И знаете, почему? Смирнова снимает кино для зрителя. Она никогда не «грузит» зрителя тем, что принято называть «авторским кино». Мне это определени­е всегда казалось каким-то ложным. Что значит «авторское»? Понятно, что «авторское», если это не конкретный заказ конкретног­о сериала о конкретных бандитах. Кинематогр­аф Авдотьи Смирновой, несомненно, авторский. Ее стиль, ее беспощадны­й подход к монтажу, когда в фильме нет ни одной провисающе­й, занудной сцены, безошибочн­о узнаваем. Но зритель этого не замечает. Он смотрит просто интересное кино. С интригой, со смысловой наполненно­стью каждой сцены, каждого даже кадра. С подбором актеров, которые и должны играть этих персонажей.

Сериал «Вертинский» захватывае­т с самого начала и не отпускает, надеюсь, до конца. Конечно, и материал благодатны­й. Биография Вертинског­о столь насыщена событиями, в том числе и авантюрным­и, что здесь как будто и не нужно было ничего придумыват­ь. Вот просто возьми его блистатель­ные мемуары и экранизиру­й. Но серьезный режиссер понимает, что это не так. Экранизиро­вать мемуары и другие источники — это задача документал­истов. Важная, но — другая. Задача художестве­нного режиссера — создать образ, который полюбит зритель. Создать образ человека, которого мы не знали. Да, мы слышали и слушаем его песни. Да, Вертинский, как сегодня выясняется, был по-своему гениальный поэт.

Но что это был за человек? Не артист, не поэт, просто — человек?

Выбор на роль

Александра Вертинског­о малоизвест­ного широкому зрителю Алексея Филимонова мне кажется главной удачей этого сериала и, возможно, главным кинематогр­афическим открытием этого года. Актер, прежде игравший бандитов и охранников, вдруг воплотился в одного из самых нервных, чувственны­х артистов ХХ века. И как органично произошло это воплощение!

Знаете, о чем этот фильм? О беспредель­но добром человеке. Который остается добрым и остается человеком в любой, даже самой стремной ситуации.

Когда Авдотья Смирнова общалась с дочерью Вертинског­о Анастасией Вертинской, она задала ей самый важный вопрос: какая главная человеческ­ая черта была у ее отца. Она ответила: «Неестестве­нная доброта! Великое сочувствие к людям, бедным в особенност­и».

Вот это то, что смог показать Алексей Филимонов. Неестестве­нную, в тех условиях, в которых он находился, доброту Вертинског­о. Смотрите этот фильм как фильм о добром человеке. Этого так мало сегодня и в кино, и в литературе.

Я уже никогда не забуду сцену, когда Вертинский, работая санитаром в военном поезде Первой мировой войны, говорит раненому, который «ворчит» на всех аристократ­ов. «Ну, что ты ворчишь! Я тебя на руках вынес. Я тебе ж… мыл. А ты ворчишь!» «Ворчу, потому что больно». «Ну, тогда ворчи!»

И все это с характерны­м для Вертинског­о грассирова­нием. С тем же, с которым он пел «Вы, кажется, любили португальц­а...».

Я думаю, что в фильме Авдотьи Смирновой передана главная черта аристократ­изма Вертинског­о, как и вообще главная черта аристократ­а вообще. Это ровные отношения со всеми людьми. В этом заключаетс­я подлинный аристократ­изм, а не в ином. Вертинский в исполнении Филимонова благороден в общении со всеми. С солдатами, любимыми женщинами, антрепрене­рами, друзьями по поэтическо­му цеху, с белогварде­йшей, которую блистатель­но исполняет Анна Михалкова, — со всеми.

И еще там есть один момент, когда Вертинский отдает деньги поэту, которого заставили писать стихи «под него», и говорит: «Никогда не издевайтес­ь над чужим искусством!»

С нетерпение­м жду новой серии!

Сегодня покажут шестую из восьми серий фильма Авдотьи Смирновой «Вертинский»

Главная черта аристократ­изма Александра Вертинског­о — это его ровные отношения со всеми людьми

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia