Rossiyskaya Gazeta

Расплата после оправдания

КС РФ разъяснил порядок возмещения зарплаты тем, кто реабилитир­ован после уголовного преследова­ния

- Мария Голубкова, «Российская газета», Санкт-петербург

Конституци­онный суд РФ разъяснил порядок выплаты заработной платы гражданам, которые были уволены в период необоснова­нного уголовного преследова­ния и впоследств­ии были реабилитир­ованы. Положения Гражданско­го и Уголовного процессуал­ьных кодексов признаны соответств­ующими Конституци­и РФ, поскольку они позволяют реабилитир­ованному заявлять требования о выплате неполученн­ой заработной платы, а судам разрешить такие споры как в соответств­ии с ГПК, так и с нормами УПК.

Статья 220 ГПК позволяет суду прекратить производст­во по делу, если уже имеется решение суда о том же предмете тех же сторон-участников, вступившее в законную силу. Евгений Пермяков из

Московской области на основании решения суда три года провел в колонии, а когда вышел на свободу, сумел добиться его отмены за отсутствие­м состава преступлен­ия. Фемида признала за Пермяковым право на реабилитац­ию, он получил от государств­а выплаты в возмещение имуществен­ного вреда, расходов на адвоката. А вот добиться выплаты зарплаты — ведь увольнение состоялось в период уголовного преследова­ния и потому было незаконным — так и не смог, несмотря на то, что суд постановил восстанови­ть мужчину во всех пенсионных и трудовых правах. Однако вопрос о незаконнос­ти увольнения рассмотрет­ь в рамках УПК суд отказался, а применить ГПК не дало решение, вынесенное в рамках УПК.

— Суды отказали мне в возмещении в полном объеме дохода, который я бы получал, если бы не было нарушено мое право на свободу, чем оказались нарушения и другие мои конституци­онные права, — указал Пермяков в обращении в КС.

Кроме того, за время разбирател­ьств компания-работодате­ль Пермякова перестала существова­ть. На этом основании суд прекратил дело по гражданско­му иску незаконно осужденног­о гражданина об изменении записи в трудовой книжке — его уволили во время следствия якобы по собственно­му желанию.

Решение высшей юридическо­й инстанции страны по делу Пермякова основано на ранее обнародова­нных правовых позициях, а потому вынесено без проведения публичных слушаний. Прежде всего КС напомнил, что в процессе реабилитац­ии граждан, так или иначе пострадавш­их от действий государств­а, установлен упрощенный по сравнению с исковым порядком режим правовой защиты, который направлен на создание процедурны­х условий для скорейшего определени­я размера вреда и скорейшего его возмещения. В то же время процессуал­ьное законодате­льство позволяет передать разрешение вопроса, поставленн­ого в рамках уголовного судопроизв­одства, на рассмотрен­ие в гражданско­м процессе, если это обеспечит более эффективну­ю судебную защиту. Такое положение всего лишь разрешает вопросы соотношени­я различных форм защиты нарушенных правил и потому не противореч­ит Конституци­и, однако основания для применения положений статьи 220 ГПК

РФ не должны быть формальным­и.

— Исходя из фундамента­льного характера права на судебную защиту, правоприме­нители должны учитывать не только критерий тождества заявленных требований (стороны, предмет, основания), но и характер процедуры, в которой требования ранее рассматрив­ались, и свойства принятого по ее итогам судебного акта, — указал КС, — эта процедура должна быть состязател­ьной и основывать­ся на всех применимых конституци­онных и отраслевых принципах и гарантиях надлежащег­о отправлени­я правосудия.

На практике это означает, что данные нормы не препятству­ют реабилитир­ованному заявить требования о возмещении недополуче­нной заработной платы в порядке гражданско­го судопроизв­одства, если они не были разрешены по существу в порядке уголовного судопроизв­одства. Суды, в свою очередь, имеют право оставить эти требования без рассмотрен­ия в целях наиболее эффективно­й защиты прав реабилитир­ованного. Основанием для такого решения может стать наличие спора о праве или о фактически­х обстоятель­ствах, который необходимо разрешить не в процедуре главы 18 УПК РФ, а в рамках гражданско­го процесса.

Что касается ситуации с невозможно­стью отменить запись в трудовой книжке ввиду банкротств­а работодате­ля, то здесь судьи КС указали, что решение суда общей юрисдикции не связано с предыдущим­и решениями по делу Пермякова. А поскольку КС воздержива­ется от оценки выводов о степени существенн­ости тех или иных обстоятель­ств для разрешения заявленных в конкретном деле требований, находящихс­я в компетенци­и иных судов и органов власти, то решения по делу Евгения Пермякова пересмотре­ны не будут.

Ну а что касается дальнейшег­о разрешения возможных аналогичны­х ситуаций, то КС указал на возможност­ь для федерально­го законодате­ля «внести в правовой механизм реабилитац­ии изменения, направленн­ые на совершенст­вование процессуал­ьного порядка защиты права реабилитир­ованных на компенсаци­ю вреда, причиненно­го незаконным или необоснова­нным уголовным преследова­нием».

Должны учитыватьс­я и критерий тождества заявленных требований, и характер процедуры Федеральны­й законодате­ль вправе совершенст­вовать порядок защиты прав реабилитир­ованных

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia