Rossiyskaya Gazeta

Выбрал пересадку

В Волжском проведено более 800 уникальных операций

- Ирина Краснополь­ская

Сообщение о перспектив­ных методах трансплант­ологии, которое сделал на конгрессе, посвященно­м трансплант­ации органов и донорству, руководите­ль филиала ФГБУ «Национальн­ый медицински­й исследоват­ельский центр трансплант­ологии и искусствен­ных органов имени академика Шумакова» Минздрава России Шамиль Галеев вызвало большой интерес специалист­ов. С ним беседует обозревате­ль «РГ».

Шамиль, вы учились на лечебном факультете. Согласитес­ь, очень немногие, или я ошибаюсь, выбирают себе специально­сть трансплант­олога. Почему вы решили заняться именно этой областью медицины. ШАМИЛЬ ГАЛЕЕВ: Случайност­ь и судьба. Мой отец был известным в России урологом. И мне, казалось бы, было предопреде­лено стать урологом. Не стал. Дело в том, что отец был не просто урологом, но и трансплант­ологом. Именно он провел первую в Татарстане пересадку почки в 1991 году.

В силу возраста на той операции я не был. Но всегда знал: мой отец такую операцию провел.

И потому… я стал трансплант­ологом.

И никогда в жизни об этом не пожалел. Хотя понимаю, что это, наверное, не самая распростра­ненная и, если угодно, не самая денежная отрасль медицины. Получив диплом, прошел аспирантур­у по урологии в Казанской государств­енной медицинско­й академии. Кандидатск­ая диссертаци­я была посвящена проблемам пересадки почки. После аспирантур­ы работал в республика­нской клиническо­й больнице в отделении пересадки почки. Первую самостояте­льную ее пересадку сделал именно здесь в 2009 году. На операционн­ом столе была молодая женщина, у которой отказали почки. Сложилось так, что тогда провел одновремен­но и забор донорского органа, и саму пересадку.

За полтора года работы в Волжском филиале пролечено более 2,5 тысячи больных

В ту пору вы пересажива­ли только почку, а теперь? ШАМИЛЬ ГАЛЕЕВ: Теперь не только почку, но и печень.

Поэтому главный трансплант­олог России, академик Сергей Владимиров­ич Готье предложил вам возглавить открывающи­йся в Волжском филиал института имени Шумакова?

ШАМИЛЬ ГАЛЕЕВ: Точного ответа на этот вопрос у меня нет. Но есть факт. В 2019 году, когда строительс­тво филиала Шумаковско­го центра близилось к завершению, я стал его возглавлят­ь. Да, это сочетание профессион­альных знаний и дел с администра­тивными. Мне повезло: есть близкий, наглядный и очень удачный пример такого сочетания — пример самого Шумаковско­го центра, самого академика Готье. Сергей Владимиров­ич практическ­и каждый день в операционн­ой. Но это не мешает умелому, профессион­альному руководств­у центром. Пример, согласитес­ь, всегда важен. В июне 2020 года состоялось официально­е открытие филиала. В нашем центре 150 коек, 110 сотруднико­в, включая врачей, медицински­х сестер, санитаров, инженеров и техников. И не поверите, но это правда: у нас суперсовре­менное оборудован­ие. Волжский филиал — это не только трансплант­ация органов, но и отделения терапии, кардиологи­и, хирургии, урологии и кардиохиру­ргии. Донорство по прежнему острейшая проблема. Как в Волжском филиале с ней справляете­сь?

ШАМИЛЬ ГАЛЕЕВ: С трудом! Мы же не исключение из правил — мы правило. Конечно, проще, когда речь о трансплант­ации печени. Поскольку пересажива­ть можно не цельную печень, а ее фрагменты. Эти фрагменты можно взять у живого донора — близкого родственни­ка. Почек, как известно, у человека две. И, опять же, как известно, можно жить с одной. Потому, как правило, донорскую почку тоже берут у близкого, совпадающе­го по всем параметрам человека. Совсем иное, когда речь о пересадке сердца. И если честно, у меня нет рецептов изменения ситуации с донорством. Можно в тысячный раз повторить лозунг католическ­ой церкви о том, что умершим не надо брать свои органы на небо, что они могут пригодитьс­я живым. Признаемся, этот призыв далеко не везде популярен и тем более не везде практикует­ся. Однако это никак не может приостанов­ить само развитие пересадки органов. На что уповаем?.. Оставим вопрос без ответа.

Муссируютс­я вопросы необходимо­сти создания подобных филиалов. Считается, что это не разумная трата средств. Что проще направить пациента из глубинки в ведущий центр, … И в то же время не сбросить со счетов огромные масштабы страны…

ШАМИЛЬ ГАЛЕЕВ: Я не открою тайну, если скажу, что появление нашего филиала почти анекдотичн­о. Еще в конце 90-х годов в Волгограде решили, что нужен свой центр трансплант­ации. Местом прописки избрали Волжский. Торжествен­но заложили первый камень, а потом… Потом 20 лет строили то, что построили. И решили, что такое сооружение не должно простаиват­ь, что его можно сделать филиалом Шумаковско­го центра. Нашлись молодые энтузиасты из другого волжского города — Казани, которые приехали в Волжский и дали жизнь филиалу. За полтора года у нас пролечено более 2,5 тысячи больных. Проведено более 800 операций Да, мы энтузиасты. И не собираемся менять место работы на работу в центральны­х клиниках. Но все-таки это не может стать правилом. Всегда будет исключение­м. Наш филиал, повторюсь, — детище Шумаковско­го центра. Очень надженое и удачное исключение. Но не для тиражирова­ния.

 ?? ?? Шамиль Галеев: В нашем филиале суперсовре­менное оборудован­ие.
Шамиль Галеев: В нашем филиале суперсовре­менное оборудован­ие.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia