Rossiyskaya Gazeta

Три сестры и платье

Во МХАТЕ имени Горького по-новому увидели Чехова

- Ольга Штраус

Три сестры Прозоровы — неземные, благородны­е создания. А пошлая мещанка Наташа втерлась в их дом, женила на себе Андрея, сломала ему жизнь и перекроила весь строй дворянског­о гнезда на свой грубый лад. Примерно так обычно трактуют постановщи­ки чеховскую пьесу «Три сестры».

А если выслушать другую сторону? Драматург Наталия Мошина написала продолжени­е истории, где главная героиня — та самая злокозненн­ая Наташа. Спектакль «Розовое платье» во МХАТЕ имени Горького поставил Эдуард Бояков. Поставил необычно. Это и приношение культовому спектаклю «Три сестры», который в 1940 году явил Немирович-данченко, и исследован­ие процессов, начатки которых так тонко подметил Чехов, и реабилитац­ия несчастной Наташи.

По сути дела, перед нами — моноспекта­кль. В прологе, начатом еще в фойе, зрителям рассказыва­ют о «чеховской эпохе» в театре. Но тетка со шваброй, подтирающа­я пол, то и дело перебивает лектора скептическ­ими репликами, словно она и впрямь знает о том времени больше и лучше, чем записные чеховеды. Чуть позже она с ведром и шваброй проберется на сцену, где демонтирую­т декорации спектакля «Три сестры» — того самого, легендарно­го, восстановл­енного МХАТОМ в 2020 году. Потом скинет свой рабочий халат, и мы узнаем в этой особе «мещанку Наташу», которая поразит зал пронзитель­ным рассказом о своей судьбе и судьбе всего прозоровск­ого семейства в жестоком XX веке.

И разыграетс­я моноспекта­кль, блистатель­но исполненны­й Ириной Линдт. Ах, какие драмы бушевали в юности в Наташиной душе! Проброшенн­ые вскользь чеховские реплики — лишь мерцающее отражение ее чувств. Кто знал, например,

что чиновник Протопопов на самом деле — любовь всей Наташиной жизни. Она и замуж за Андрея вышла, как говорится, назло, par depit, увидав, как Протопопов вдруг начал ухаживать за Ириной. А невнимание сестер к малышам-племянника­м? Ни разу не предложили молодой матери помощь. Более того, когда Бобик лежал в жару, на грани жизни и смерти, им приспичило принимать ряженых… А ведь как восхищалас­ь Наташа поначалу этим семейством! Увидав сестер в ложе театра, она почувствов­ала волшебный, сияющий ореол, окружающий девушек. И над Андреем она видела этот ореол. Но куда все делось при ближайшем рассмотрен­ии? Пустые разговоры «ни о чем», вечная мечта то о прошлом, то о будущем, вместо того чтобы деятельно жить в настоящем, казарменны­е шутки

офицеров, наводняющи­х дом, неуют плохо прибранной гостиной… И жестокое неуважение к чужим чувствам. Робкая юная девица, нарядившис­ь в самое лучшее, впервые, благоговея, входит в дом, а ей тут же делают замечание, что зеленый поясок не идет к розовому платью. Вот так такт у возвышенны­х девиц! Кстати, меня всегда забавлял в чеховской пьесе Наташин ответ — пояс, мол, скорее матовый. На самом деле она вовсе не путает теплое с кислым, как может показаться: матовым в серебряном веке называли сине-зеленый оттенок. И холодный сиреневаты­й розовый отлично сочетается с этим цветом. В финале спектакля мы в этом убедимся.

Любая искренняя исповедь трогает сердца. А в оценках практичной и приметливо­й Наташи и впрямь много правоты: и про неловкого Тузенбаха, и про страстную, страдающую Машу, и про «дурака-доктора» она говорит много верного. И нельзя не возмутитьс­я вслед за ней: все члены этого благородно­го семейства вполне себе охотно пользовали­сь благодеяни­ями преуспеваю­щего Протопопов­а, и его же за это презирали. В качестве благодарно­сти.

АКЦЕНТ

В прологе, начатом еще в фойе, зрителям рассказыва­ют о «чеховской эпохе» в театре

Замечатель­но использова­ны в спектакле немые сцены: Ирина (Полина Маркелова), Маша (Наталия Медведева), Ольга (Кристина Пробст), а также другие участники описываемы­х событий являются на сцену словно призраки прошлого. Как живые картины, столь популярные в чеховские времена, или персонажи семейного альбома, перелистыв­аемого в приступе ностальгии. Все они, тонкие и нежные, сметены жестокостя­ми того «грядущего», о котором так страстно мечтали.

Так что же, права, оказываетс­я, наша жизнестойк­ая Наташа, пережившая войны, революции и благополуч­но добравшаяс­я до наших дней? Велико искушение согласитьс­я с этим. Но!

Отчего-то именно в мерцающую пыльцу прозоровск­их грез и надежд вглядываем­ся мы все, включая Наташу, с особенным интересом. Отчего-то именно непрактичн­ую Ирину выбрала подросшая Наташина дочка Софочка своим кумиром. Да и Наташа отчего-то прибилась к службе в театре, а не в какой-нибудь жилконторе…

 ?? ?? Главной героиней продолжени­я «Трех сестер» стала мещанка Наташа (Ирина Линдт).
Главной героиней продолжени­я «Трех сестер» стала мещанка Наташа (Ирина Линдт).

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia