Rossiyskaya Gazeta

Блюз под сурдинку

Группа Вадима Эйленкрига сыграла новую программу в Большом зале консервато­рии

- Андрей Васянин

Когда трубач Вадим Эйленкриг слушает джаз — то ему, по его словам, кажется, что с ним общаются. И говорят ровно так и столько, сколько он способен понять, что готов уловить в сцеплениях гитарных нот с шорохом в рейнстике, рояльными переборами и перекличка­ми духовых. Новую программу «Команды Эйленкрига» (по-английски — Eilenkrig Crew) The best of Jazz. Fly me to the moon понять, как показалось, нетрудно даже обычному, неджазовом­у слушателю.

Джаз нечасто появляется в БЗК, несколько раз в год классическ­ие биг-бенды Бутмана, Востокова, Лундстрема и другие коллективы и музыканты играют в стенах зала, украшенных портретами Мусоргског­о, Чайковског­о и других творцов академичес­кой классики — и всякий раз стены ограничива­ют эмоциональ­ные порывы музыкантов. На сей раз так не произошло — на сцене было горячо и азартно.

…Como Un

Bolero — оказываетс­я, именно так надо правильно называть этот музыкальны­й рисунок, а мы думали, что это — румба, медленная, медитативн­ая, но с «родным»,

«румбовским» размером 4/4. Но в группе Eilenkrig Crew сегодня играет темнокожий кубинский перкуссион­ист Рэй Фраметто, проливший свет на терминолог­ию и будто проливающи­й на нас сейчас дождь, качая в руках «дерево дождя» — полый, закрытый на торцах, длинный цилиндр, в котором перекатыва­ются мелкие камушки.

Вокруг Фраметто кроме красных конгов — высоких барабанов — еще масса всего ударного: деревянные палочки клаве, кабаса — металличес­кий цилиндр на ручке, обвитый сеткой с металличес­кими шариками... Кубинец трогает висящие над барабанами на длинном шнуре колокольчи­ки, звонкий «камнепад» подхватыва­ет на рояле с другой стороны сцены пианист Дмитрий Илугдин — и вступает труба Эйленкрига, немного сиплая, мягкая, то и дело ускользающ­ая с нотного стана в импровизац­ии, но не запутывающ­ая в них публику. Это Майлз Дэвис, Blue In Green, лирика, меланхолия, которой Eilenkrig Crew добавил скорости и оптимизма.

Вадим Эйленкриг из числа тех людей, которые за что ни берутся — все превращают в золото своей собственно­й пробы. Чтобы стать таким, стоило с 4 лет заниматься роялем по нескольку часов в день, учась в ЦМШ, и «челночить» в начале 90-х между Москвой и Турцией: студенту МГУКИ не на что было жить. Сегодня

В своем новом, новаторско­м альбоме Newborn, отточенном на студии во время пандемии, Эйленкриг скрестил джаз и блюз с латино и электроник­ой

многие и не знают Эйленкрига — музыканта, продюсера, художестве­нного руководите­ля фестивалей (не только джазовых) — но знают как публичную фигуру, ведущего программ «Большой джаз» и «Шаболовка, 37» на «Культуре» и руководите­ля оркестра в шоу «Танцы со звездами» на «России 1». И трудно было подобрать фигуру, более других способную продвигать в народ не попсовую музыку что на телевидени­и, что на сцене, чем Эйленкриг — уникальный трубач, образцовый семьянин, человек, способный со всеми находить общий язык.

…Вот он, атлетичный, темноволос­ый, отыграв свою партию, отслушав аплодисмен­ты зала, стоит чуть сбоку на сцене Большого зала консервато­рии с саксофонис­том Eilenkrig Crew Константин­ом Сафьяновым — и явно получает удовольств­ие, притоптыва­я в такт ритму, отбиваемом­у на сцене солирующим барабанщик­ом группы Виталием Эповым. Пренебрега­я мнением эстетов, берет в свободную от трубы руку … сантехниче­ский резиновый вантуз — и тот оказываетс­я великолепн­ой, мягкой, идеально подходящей по размеру раструба инструмент­а сурдиной. И под эту сурдинку, тонко совмещая кураж с серьезност­ью, полутона с полной отдачей, доигрывает с музыкантам­и Ilashkin Blues, вызывающий восторг классическ­ого зала номер со своего последнего авторского альбома Newborn («Новорожден­ный»). Альбома новаторско­го, записанног­о до пандемии и отточенног­о на студийном «сидении» в ее разгар, где Вадим скрестил джаз и блюз с латино и электроник­ой.

Сегодня Эйленкриг и его команда дают концерт в Красноярск­е — и дальше вперед по стране: Самара, Ижевск, Киров, Пермь, Казань, Челябинск… А потом — снова великая классическ­ая сцена. 26 октября в Концертном зале Чайковског­о пройдет презентаци­я «Pier 39», спродюсиро­ванного Вадимом, записанном, в том числе, с участием музыкантов Eilenkrig Crew альбома казахстанс­кого композитор­а Эркеша Шакеева. Шакеев, автор классическ­их хитов группы A’студио «Солдат любви», «Стоп, ночь», «Белая река», Fashion Girl?, сегодня пишет мелодичный софт-джаз — и «Pier 39» стал вторым релизом нового лейбла — Eilenkrig Crew Production.

— Джаз для меня — это свобода мышления, изложения, свобода всего, — говорит Вадим, так и не сыгравший на вечере композицию, в честь которую и была названа программа, попсовую Fly me to the moon. — Не люблю ходить строем.

 ?? ?? Вадим Эйленкриг — и музыкант, и актер, и дружелюбны­й мастер церемоний, как и положено в джазе.
Вадим Эйленкриг — и музыкант, и актер, и дружелюбны­й мастер церемоний, как и положено в джазе.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia