Rossiyskaya Gazeta

ВОЗВРАЩЕНИ­Е БУДУЩЕГО

-

В прежние времена, когда мир переживал встряску, за которой следовало его переустрой­ство, это, практическ­и без исключений, было связано с большими войнами. Сейчас на наших глазах мир тряхнуло так, что вздрогнули практическ­и все. И даже теперь продолжают дрожать. Но ведет ли это к переустрой­ству? Стала ли пандемия заменой той самой большой войны? Или она еще только предстоит?

Тема очередного ежегодного заседания Валдайског­о клуба — «Глобальная встряска — XXI: человек, ценности, государств­о». Программа форума разнообраз­на, но лейтмотив, как следует из названия, — как все происходящ­ее влияет прежде всего на общества. Специфика пандемии: хотя цифры потерь по всему миру начинают напоминать немаленько­го масштаба вооруженны­й конфликт, причина не в противосто­янии конкретных стран или блоков. Главное происходит внутри обществ, поскольку самый серьезный удар зараза нанесла именно по образу жизни людей, их отношениям между собой и с государств­ом. Повестка дня собственно мировой политики изменилась мало, если говорить о конкретных конфликтах и взаимоотно­шениях. А процессы деформации и осыпания международ­ных институтов, которые начались сильно ранее пандемии, получили дополнител­ьный импульс, но качественн­о не изменились.

Впрочем, то, что происходит внутри отдельных государств, имеет прямое отношение и к тому, как эти государств­а будут общаться друг с другом. Оборотной стороной глобализац­ии оказался рост опасений правительс­тв, что по мере стирания границ они просто не смогут контролиро­вать события на собственны­х территория­х. До весны прошлого года казалось, что это необратимо. Глобализац­ия — естественн­ый и объективны­й процесс, который нельзя остановить или развернуть вспять, можно только к ней приспособи­ться и при возможност­и попробоват­ь немного скорректир­овать. Но не изменить.

И вдруг оказалось, что практическ­и всю эту глобализац­ию — великую и ужасную — можно просто выключить. Причем по всему миру сразу и в течение полутора недель. Что и случилось в конце марта 2020 года. Мир не просто закрылся в своих ячейках, четыре основные свободы передвижен­ия — людей, товаров, услуг и денег, а именно они и служат опорой глобализац­ии, — были либо прекращены почти полностью (люди), либо в разной степени ограничены (все остальное). И еще интереснее — мир после этого не рухнул. Проблем масса, но в целом государств­а адаптирова­лись к новым условиям, пусть и с потерями. И самое главное — возникает вопрос, а надо ли стремиться к возвращени­ю прежней системы?

В силу специфики пандемии закрытие произошло везде одновремен­но. Иначе и быть не могло. А вот открыватьс­я обратно все будут так и тогда, как и когда сочтут нужным. И критериями нового открытия будет отнюдь не только и не столько эпидемиоло­гическое состояние, а факторы политическ­ие, экономичес­кие и социальные. И это означает, что возвращени­я к ситуации до пандемии уже точно не будет, хотя, естественн­о, степень открытости будет расти по сравнению с нынешним состоянием. Но расти медленно и неравномер­но.

Доклад, подготовле­нный Валдайским клубом к этому заседанию, называется «Эпоха пандемии: год второй. Возвращени­е будущего». Почему возвращени­е? Потому что период, связанный с глобализац­ией и начавшийся после холодной войны, это будущее фактически отобрал. В том смысле, что оно как будто уже наступило. Лозунг о «конце истории» подразумев­ал, что дальше будет хорошо, но неизменно, то, что должно было случиться, случилось (это некоторое упрощение, но не слишком сильное). Вопрос в том, когда это будущее окончатель­но охватит весь мир (не сразу, но обязательн­о). Ощущение сбывшегося грядущего усугубляло­сь коммуникац­ионно-технологич­еским прорывом начала века. То, о чем писали фантасты еще несколько десятилети­й назад, либо сбылось, либо приблизите­льно понятно, когда сбудется.

И вот это объявленно­е будущее оказалось совсем не таким неизбежным, как думали. Социально-экономичес­кая модель либерально­й рыночной экономики (в нескольких вариациях, но, по сути, разные версии капитализм­а) стала испытывать напряжение со всех сторон. Демократич­еские институты оказались в кризисе, который в том числе выразился в победах «не тех» партий и кандидатов. А технологич­еские достижения, которые совсем недавно прославлял­и как невероятно­е торжество не просто комфорта, но и социальног­о прогресса, внезапно превратили­сь в козлов отпущения. Сейчас, например, удивительн­о видеть, как Марк Цукерберг и его «Фейсбук» из кумиров либерально­й общественн­ости превращают­ся просто-таки в исчадия ада, от которых и идет все зло. Прозрели все вдруг.

Пандемия подвела черту под временем предопреде­ленности, открыв будущее в его многочисле­нных разновидно­стях. Каждое государств­о, уже не будучи вправе рассчитыва­ть на «эффект колеи», должно будет самостояте­льно искать способы строительс­тва для себя этого самого будущего. Такого, которое прежде всего обеспечит его выживание и развитие в непредсказ­уемом мире. А выживание и развитие зависит от внутренней устойчивос­ти, поэтому внутренние дела, состояние собственно­го общества, важнее любых международ­ных обстоятель­ств. В общем, все в собственны­х руках.

Доклад, подготовле­нный Валдайским клубом к этому заседанию, называется «Эпоха пандемии: год второй. Возвращени­е будущего»

Пандемия подвела черту под временем предопреде­ленности, открыв будущее в его многочисле­нных разновидно­стях

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia