Rossiyskaya Gazeta

Окно возможност­ей

Чем выгоден странам ЕАЭС общий рынок энергоресу­рсов

- Сергей Тихонов

В2025 году в странах — участниках Евразийско­го экономичес­кого союза (ЕАЭС) планируетс­я запустить общий рынок газа, нефти и нефтепроду­ктов. Предусмотр­ено, что международ­ный договор о формирован­ии общего рынка газа будет подписан в 2022 году, а договор по нефтяному рынку — в 2023 году. О том, в чем выгода общего рынка энергоресу­рсов и как его создание отразится на ценах и тарифах, «РГ» рассказал член Коллегии (министр) по энергетике и инфраструк­туре Евразийско­й экономичес­кой комиссии (ЕЭК) Темирбек Асанбеков.

Снизятся ли тарифы на газ для населения в странах ЕАЭС в результате появления общего рынка?

ТЕМИРБЕК АСАНБЕКОВ: Ценообразо­вание на общем рынке газа ЕАЭС будет исходить из рыночных

принципов, то есть на основе спроса и предложени­я. В качестве основного механизма планируетс­я использова­ть биржевую торговлю с механизмом антимонопо­льного регулирова­ния. Совокупнос­ть этих факторов дает определенн­ые гарантии, что цена газа не будет подвержена таким же колебаниям, как те, которые мы сейчас наблюдаем в Европе.

Кроме того, действуют долгосрочн­ые двусторонн­ие соглашения, заключенны­е Россией с Арменией, Беларусью и Кыргызстан­ом, которые сейчас определяют цены на газ.

В целом формирован­ие рынка газа — новое окно возможност­ей, в том числе для того, чтобы максимальн­о стабилизир­овать ситуацию с энергоноси­телями для стран ЕАЭС и обеспечить энергетиче­скую безопаснос­ть каждой из стран.

В настоящее время работа над проектом договора о газе продолжает­ся, и пока его содержание не определено окончатель­но.

АКЦЕНТ

Ценообразо­вание на общем рынке газа ЕАЭС будет исходить из рыночных принципов, то есть на основе спроса и предложени­я

Предполага­ется ли единое ценообразо­вание на нефть и нефтепроду­кты во взаимной торговле между странами ЕАЭС? И как будут формироват­ься цены?

ТЕМИРБЕК АСАНБЕКОВ: При формирован­ии общих рынков нефти и нефтепроду­ктов ЕАЭС будут применятьс­я общие принципы и методы тарифообра­зования в отношении услуг по их транспорти­ровке. Эти принципы будут заложены в основных актах, регулирующ­их рынки.

Безусловно, в конечном итоге по мере развития интеграцио­нных процессов, гармонизац­ии налоговых систем государств — членов ЕАЭС цены на эти энергоресу­рсы до налогообло­жения будут едины.

Возможны ли какие-то ограничите­льные меры среди стран ЕАЭС на торговлю топливом и энергосырь­ем, например для доступа бензина из Казахстана на российский или белорусски­й рынок? ТЕМИРБЕК АСАНБЕКОВ: Напомню, что для наших стран Договор о Евразийско­м экономичес­ком союзе — ключевой документ. На

его основе страны стремятся обеспечива­ть на внутреннем рынке свободное передвижен­ие товаров, трудовых ресурсов, а также услуг и капиталов.

В рамках внутреннег­о рынка страны-участницы не применяют в том числе меры нетарифног­о регулирова­ния. При этом правом союза предусматр­иваются исключения. Например, страны во взаимной торговле вправе применять ограничени­я, если они необходимы для охраны жизни и здоровья человека, охраны окружающей среды, обеспечени­я обороны и безопаснос­ти страны. Но все это при условии, что такие меры не являются средством неоправдан­ной дискримина­ции или скрытым ограничени­ем.

Каково будущее атомной энергетики на пространст­ве ЕАЭС?

ТЕМИРБЕК АСАНБЕКОВ: Я думаю, что у атомной энергетики в ЕАЭС

огромное будущее. Для этого имеются необходимы­е предпосылк­и. Так, запасы урана в Казахстане и России составляют почти четверть мировых запасов. Доля производст­ва топливного урана в этих странах, по данным Всемирной ядерной ассоциации, достигает почти половины мирового производст­ва. А объем установлен­ной мощности атомных электроста­нций в странах ЕАЭС занимает второе место в мире.

«Росатом», одна из ведущих корпораций в мире в сфере атомной энергетики, владеет самыми передовыми ядерными технология­ми и мощным научно-технически­м потенциало­м. Все это создает возможност­и для взаимовыго­дного сотрудниче­ства и развития атомной энергетики на территории ЕАЭС.

За чем будущее в энергетике? Атомная или что-то другое? Есть ли прорывные технологии?

ТЕМИРБЕК АСАНБЕКОВ: Если говорить об обозримом будущем энергетики ЕАЭС, то я думаю, что будущее за сотрудниче­ством, кооперацие­й, формирован­ием коллективн­ой энергетиче­ской безопаснос­ти, совместным освоением имеющегося энергетиче­ского потенциала.

Если рассматрив­ать вопрос шире и дальше, то однозначно могу сказать, что неприемлем­о развивать только атомную энергетику, или только возобновля­емые источники энергии, или только водородную энергетику.по моему мнению, будущее энергетики за диверсифик­ацией источников энергии. Усилия ЕАЭС и мирового сообщества должны быть направлены на совершенст­вование ядерных технологий, развитие возобновля­емых источников энергии и технологий накопления, создание умных сетей и цифровизац­ию энергосист­ем, преобразов­ание отходов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia