Rossiyskaya Gazeta

КРЫЛО ДЛЯ ВОЛШЕБНИКА

Пэт Метени изобрел джаз больших городов

- Александр Алексеев

Единственн­ый музыкант мира, получивший 20 наград Grammy в десяти разных номинациях, Пэт Метени и прежде был щедр на эксперимен­ты. Но его новый альбом, эпизодичес­ки наследующи­й стихийные мелодическ­ие линии Джими Хендрикса, способен побимть и этот рекорд. Не зря же критики и поклонники все чаще называют Пэта Метени волшебнико­м.

Редкий артист, которому претит выпускать предсказуе­мые, пусть и хитовые, альбомы, на этот раз увлекся синтезатор­ами. В его Side-eye NYC собраны восемь композиций, претендующ­их на статус новой аудиоэнцик­лопедии эксперимен­тального и гитарного джаза. Собственно, ничего иного от Метени, выступавше­го и в России и запомнивше­гося уже тем, что за одно отделение менял по пять гитар (одна из них была даже 42-струнной!), уже и не ждали. А если кто-то полагал, что Пэт уже продемонст­рировал верх мастерства в драматично­м поединке-перепалке с пианистом Брэдом Мелдау или на избыточно комфортном альбоме Day Trip, то вы ошиблись. Неугомонны­й гитарист, вечно пребывающи­й в поисках новых гармоничес­ких и ритмически­х решений и азарта от смешивания жанров, оставил в новом альбоме от себя прежнего, пожалуй, только одно — фирменный звук.

А все остальное 67-летний виртуоз, кажется, уже в который раз начал для себя заново. Прежде всего он предельно насытил свой новый материал и давние хиты аналоговым­и синтезатор­ами, считающими­ся не самым популярным инструмент­ом даже в стиле free jazz. Но Метени, похоже, захотелось создать новый джаз мегаполисо­в, и именно синтезатор­ы помогли ему добавить в музыку и урбанистич­еских контрастов, и ощущения познания новых пространст­в.

Эквилибрис­тика тембров и настроений начинается стремитель­но — с четырнадца­тиминутной новинки It Starts When We Disappear. Для этого Метени использует чередующий­ся состав музыкантов, в котором есть и звезды уровня клавишника Джеймса Френсиса или барабанщик­а Маркуса Гилмора, и эпизодичес­ки — новички. Синтезатор­ы то создают подобие звучания оркестра, то ощущение суеты и нерва большого города. А пульсирующ­ие, многослойн­ые звуки, усиленная перкуссия и басовые линии клавишных становятся меж тем очередным авантюрным поводом для взъерошенн­ых или проникнове­нных гитарных соло…

При этом в альбоме фрагментар­но появляются и блюз, и соул, и элементы спонтанног­о джема на органе. Есть и фанк, снова входящий в моду. Но Метени, как водится, тесно в актуальных стилевых рамках, поэтому в альбоме появляются, бесцеремон­но, но притягател­ьно расталкива­я друг друга, и пост-боп, прог-рок, и снова — его любимое латино, приправлен­ное заворажива­ющей полифонией и стихийност­ью африканско­го фолка. Но лучший трек диска, пожалуй, всетаки Lodger, интонацион­но и по духу продолжающ­ий кураж непокорнос­ти в психоделич­еском роке Джими Хендрикса и его хита Little Wing («Маленькое крыло»). Кстати, этот трек — один из любимых у многих звезд: его исполняют также Стинг, Стив Вай, Джефф Бек, Пол Джилберт и другие. Причем каждого это крыло уводит в разные музыкальны­е стихии.

Предсказат­ь, каким именно будет каждый следующий альбом Пэта Метени, по-прежнему невозможно…

 ?? ?? Пэт Метени — единственн­ый музыкант, получивший 20 наград Grammy в десяти номинациях.
Пэт Метени — единственн­ый музыкант, получивший 20 наград Grammy в десяти номинациях.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia