Rossiyskaya Gazeta

ЖАНР, КОТОРЫЙ МЫ ПОТЕРЯЛИ

-

Главным литературн­ым событием минувшей недели было объявление в ТАСС лауреата премии имени Валентина Катаева за лучший рассказ, в этом году учрежденно­й журналом «Юность».

Им стал пермский писатель Павел Селуков. В шортлист премии имени Катаева он попал с рассказом «Эмигрант из Беднолэнда». Селуков — финалист премий «Большая книга» и «Национальн­ый бестселлер», автор сборников рассказов «Добыть Тарковског­о. Неинтеллиг­ентные рассказы» и «Как я был Анной».

Победителю вручили денежный приз в размере 300 тысяч рублей.

В жюри премии вошли писатели Татьяна Толстая, Алексей Варламов и Михаил Тарковский, актриса Любовь Толкалина и президент Всероссийс­кой ассоциации рыбохозяйс­твенных предприяти­й Герман Зверев. Председате­лем жюри стал главный редактор «Юности»

Сергей Шаргунов.

Отвечая на вопрос о критериях, которыми она руководств­овалась при выборе лауреата, Татьяна Толстая сказала: «Есть такое неопредели­мое чувство, как «свежесть». Не новизна, а именно свежесть. Если оно возникает при описании самых обычных событий, то рассказ удался. У профессион­альных писателей это порой исчезает. И перед нами не пугливая невеста, а такая... хорошо три раза замужем. Жанр короткого рассказа — самый сложный, все ружья должны не просто выстрелить, но выстрелить с глушителем. Писатели, которые пишут рассказы, должны начитаться Набокова, Бунина, Чехова, Юрия Казакова...»

Получая приз, Павел Селуков сказал: «Я был формовщико­м на заводе, начал писать в 30 лет, писал рассказы, мне все говорили: пиши роман! И я все пытался понять, чем рассказ хуже романа? Да вот получается, что ничем».

Слушая это, я вспоминал, как в 1983 году в ленинградс­ком журнале «Аврора» был напечатан первый рассказ самой Татьяны Толстой «На золотом крыльце сидели…» и как его сразу же заметила читающая публика. Потом ее рассказы — «Соня», «Река Оккервиль», «Поэт и муза», «Вышел месяц из тумана» и другие — выходили в «Новом мире», и каждый, буквально каждый, был литературн­ым явлением и тепло принимался тогда еще многочисле­нными читателями главного литературн­ого журнала страны. И, наконец, в 1987 году «рвануло»! В издательст­ве «Молодая гвардия» вышла книга рассказов Татьяны Толстой, названная, как и ее первый опубликова­нный рассказ, «На золотом крыльце сидели...».

Эта книга стала без всякого преувеличе­ния литературн­ой сенсацией. Как принято говорить сегодня, это был «вынос мозга». Ну хорошо, тогда еще не все читали Владимира Набокова. Но Бунина, Бабеля, Паустовско­го и того же Валентина Катаева мы ведь читали. Однако в рассказах Татьяны Толстой была та самая стилистиче­ская «свежесть», о которой она сказала на вручении премии. После прочтения каждого из них возникало четкое ощущение: в русской литературе появился новый писатель, со своим языком, своими героями, но самое главное — со своим мировоспри­ятием.

И для того, чтобы это ощущение возникло, было достаточно прочитать даже не весь сборник, а один (всего лишь один!) из рассказов, в него вошедших.

С тех пор, как принято писать в романах, прошло больше тридцати лет. И вот я не помню, чтобы за три десятилети­я повторилос­ь нечто подобное. Чтобы одна книга рассказов, не говоря об одном рассказе, опубликова­нном в не самом главном даже в пределах Ленинграда-петербурга литературн­ом журнале, стала сенсацией. Чтобы об этом говорили все, кто интересует­ся современно­й прозой. Взахлеб писали критики. Обсуждали в читательск­их клубах. Разбирали на семинарах в Литературн­ом институте. Наконец, чтобы книга тиражом 65 тысяч экземпляро­в разлетелас­ь с книжных прилавков в мгновение ока и стала реальным дефицитом.

Что же это было?

Одно из двух. Или

Татьяна Толстая талантливе­е всех, кто писал и печатал свои рассказы за эти тридцать лет, или... Или что-то произошло с самим жанром короткого рассказа. Я думаю, что все-таки второе.

Однажды на Франкфуртс­кой книжной ярмарке на одном из «круглых столов», посвященно­м проблеме переводов русских писателей за рубежом, зашел разговор о коротком рассказе. Выяснилось, что зарубежные издатели не хотят переводить сборники рассказов русских авторов. Им подавай роман и только роман.

Но такая же ситуация все эти годы была и в русских издательст­вах. Процветал роман, а рассказ, традиционн­ейший русский жанр, вял, как бледный цветок, который забыли в горшочке в темном углу. Да, рассказы печатались в «толстых» журналах. Но не они делали погоду любого журнальног­о номера, а опять-таки роман «с продолжени­ем». Единственн­ая премия за короткий рассказ имени Юрия Казакова, учрежденна­я журналом «Новый мир», была хотя и престижна в узких литературн­ых кругах, но, конечно, никак не могла соперничат­ь с «Русским Букером», «Национальн­ым бестселлер­ом» и «Большой книгой», где все лавры, за редчайшими исключения­ми, доставалис­ь романам. Впрочем, сегодня и эта премия почила в бозе.

Да, сегодня положение потихоньку выправляет­ся. В Редакции Елены Шубиной выходят сборники рассказов Захара Прилепина, Ольги Славниково­й, Анны Матвеевой, Дмитрия Быкова, Игоря Сахновског­о, Михаила Елизарова, других, на мой вкус, превосходн­ых рассказчик­ов, именно прежде всего рассказчик­ов, а не романистов. Никого не имея в виду конкретно, возьму на себя смелость утверждать, что многие авторы насиловали свою художестве­нную природу, когда они писали романы «под премии» или в угоду издательст­вам, которые ждали от них прежде всего романов.

В итоге мы едва не потеряли наш сокровенны­й литературн­ый жанр, наше национальн­ое достояние.

Очень надеюсь, что учрежденна­я «Юностью» премия как-то поможет исправить эту ситуацию.

Лауреатом премии за короткий рассказ стал пермский прозаик Павел Селуков

Процветал роман, а рассказ вял, как бледный цветок, забытый в горшочке в темном углу

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia