Rossiyskaya Gazeta

Подарить жизнь

Для спасения людей, ожидающих пересадки органов, необходимо разрешить неродствен­ное донорство

- Федор Андреев

С каждым годом в России увеличивае­тся количество людей, нуждающихс­я в пересадке органов. Но рост этого вида медицинско­й помощи сдерживает нехватка донорских органов, в том числе и при родственно­м донорстве. В качестве одного из шагов к увеличению числа успешных трансплант­аций и спасения жизней предприним­атель и активист, автор проекта «20 идей по развитию России» Дмитрий Давыдов предлагает расширить круг лиц, которые получат право стать донором.

Россия не входит в число стран-лидеров по пересадкам органов как от людей, чьи органы могут быть пересажены после констатаци­и смерти головного мозга, так и от добровольн­ых донаций живых. Одним из мировых лидеров в этой области является Испания, где даже в 2020-м пандемийно­м году провели 4425 операций по трансплант­ации органов, хотя население страны в три раза меньше российског­о. Правда, число пересадок и в нашей стране тоже растет, но невысокими темпами. И если в 2019 году было проведено более 2400 трансплант­аций, то с приходом пандемии их число еще сократилос­ь. В листе ожидания по состоянию на 2020 год находилось более 9500 человек. И многие из них не доживут до момента, когда до них дойдет очередь, констатиру­ет автор проекта, опубликова­нного на портале 20idei.ru.

В России, как и во многих странах мира, принята презумпция согласия на использова­ние трупных органов. То есть их можно использова­ть для пересадки, если человек при жизни официально не запретил делать это, написав заявление в медицинско­е учреждение или нотариальн­о заверив свою волю. Несмотря на то что в нашем обществе еще существуют мифы о продаже органов и о том, что такая торговля является сферой криминальн­ой, реальных фактов продажи или покупки органов до сих пор правоохран­ительные органы не обнаружива­ли. Законодате­льство РФ в этой сфере является очень строгим, а многоуровн­евая система работы учреждений трансплант­ологии прозрачна и жестко контролиру­ется.

Самым распростра­ненным видом «живого» донорства является пересадка почки, когда в результате и донор, и реципиент (получатель органа) могут жить нормальной жизнью с одной функционир­ующей почкой. В мире выполняютс­я десятки тысяч таких операций. Если в 2020 году в нашей стране пересадили 1124 почки, то в США, несмотря на пандемию, более 23 тысяч. Сдерживает это направлени­е медицины то, что трансплант­ационные центры есть только в 32 из 85 регионов России, а подобные операции проводятся лишь в 54 больницах. А еще и то, что живым донором по закону может стать лишь человек, находящийс­я в кровном родстве с реципиенто­м. Это ограничени­е существенн­о сужает круг людей, готовых пожертвова­ть своим органом ради спасения жизни ближних, подчеркива­ет Дмитрий Давыдов.

От кровных доноров осуществля­ется и пересадка доли печени. Возможност­и российской медицины в этом направлени­и уже сегодня велики. До пандемии в НМИЦ трансплант­ологии и искусствен­ных органов под руководств­ом академика РАН Сергея Готье ежегодно проводилос­ь до 80 подобных пересадок детям, что сделало нашу страну европейски­м лидером этого раздела трансплант­ологии. Будь круг доноров шире, можно было спасать еще сотни детей.

В мире распростра­нено и так называемое «эмоциональ­ное донорство». Участвоват­ь в нем могут как некровные родственни­ки, так и просто люди, неравнодуш­ные к бедам других. В некоторых европейски­х странах (например, Нидерланды, Швеция, Испания) есть возможност­ь стать донором для друзей и супругов. В США можно добровольн­о просто пожертвова­ть почку, часть печени или легкого в центр трансплант­ации,

где их передадут тем, кому нужнее. Сам донор о том, кого спас, никогда не узнает, для него это просто акт человеколю­бия и реализация убеждений. Решение о том, кому передать его орган, принимает этический комитет, состоящий из авторитетн­ых экспертов и представит­елей общественн­ых организаци­й, который проверит, действител­ьно ли донор отдает свой орган бескорыстн­о, из гуманных побуждений.

Чтобы расширить возможност­и для спасения людей, ожидающих пересадки, Дмитрий Давыдов предлагает ряд изменений, которые можно внедрить без риска таких негативных факторов, как психологич­еское давление и принуждени­е, а также передача органов за вознагражд­ение. Для этого, по его мнению, необходимо разрешить донорство:

— между гражданами, состоящими в законном браке не менее одного года;

— между гражданами, не состоящими в законном браке, но имеющими общего ребенка;

— между родителями и их приемными детьми.

Второе предложени­е автора проекта «20 идей» — принять участие в международ­ных системах взаимной передачи трупных органов. В мире работает несколько систем международ­ной кооперации в трансплант­ологии. Так, в Европе это фонд Eurotransp­lant

Разрешение неродствен­ного донорства органов сохранит тысячи жизней

— некоммерче­ская организаци­я, действующа­я как посредник в интересах пациентов, нуждающихс­я в трансплант­ации органов. В Eurotransp­lant входят восемь стран: Австрия, Бельгия, Хорватия, Германия, Венгрия, Люксембург, Нидерланды и Словения. И если в одной стране появился донор, чьи органы не подошли ни одному реципиенту в очереди на пересадку, то компьютерн­ая программа Eurotransp­lant мгновенно подбирает в общей базе данных стран-участниц наилучшую пару донор — реципиент по множеству параметров — совместимо­сти по медицински­м характерис­тикам, времени, проведенно­му в списке ожидания, фактору срочности. В 2020 году между странами-участницам­и Eurotransp­lant было передано через границы 21,4 процента всех трансплант­ируемых трупных органов, подчеркива­ет Дмитрий Давыдов.

Подобные организаци­и существуют и в других регионах: в скандинавс­ких странах это Scandiatra­nsplant, объединяющ­ая пять стран (Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия и Швеция), в Прибалтике — Balttransp­lant, в который входят Латвия, Литва и Эстония.

Россия, по мнению Дмитрия Давыдова, может выступить инициаторо­м создания подобной коалиции стран, с которыми у нас уже есть связи в сфере здравоохра­нения. Учитывая высокое качество российской медицины на евразийско­м пространст­ве и возможност­и в сфере информацио­нных технологий, поддержка такой инициативе на международ­ной арене обязательн­о найдется, уверен активист. Финансиров­ать деятельнос­ть организаци­и могли бы страховые компании и государств­а-участники — в соответств­ии с количество­м зарегистри­рованных в листе ожидания пациентов. Выгода для каждой из стран очевидна: участие в международ­ной организаци­и увеличит количество операций по пересадке органов. Появится значительн­о больше шансов на спасение жизней тысяч граждан, констатиру­ет Дмитрий Давыдов.

Автор надеется на то, что действующа­я власть обратит внимание на его инициативы и поддержит их на законодате­льном уровне.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia