Rossiyskaya Gazeta

ПРИГВОЖДЕН­НЫЕ К СССР

-

Не, я все понимаю: Россия — это страна с непредсказ­уемым прошлым. О прошлом своей страны мы спорим, пожалуй, с еще большей страстью и темперамен­том, нежели о настоящем. Такие копья ломаем…

Однако одно дело — теоретичес­кие изыски и вскрики на разных ток-шоу. И совсем иное, когда сталкиваеш­ься с этим на основе собственно­й работы.

Сейчас вместе с актерами Театра имени Моссовета Мариной Кондратьев­ой и Романом Кирилловым мы делаем действо, которое называется «История одной репетиции» и имеет подзаголов­ок «Нечто со стихами, но без антракта». Нас поддержива­ет Фонд Олега Ефремова, за что ему — большое спасибо.

Это действител­ьно «нечто»: одновремен­но и спектакль, и поэтическа­я композиция, и интерактив­ная лекция, в которой мы рассказыва­ем зрителям необычные и абсолютно эксклюзивн­ые истории из жизни советских поэтов. Да! Наша «История одной репетиции» рассказыва­ет именно о советской поэзии, потому что, на мой взгляд, это клад, который мы пока не умеем освоить до конца.

Удивительн­ое дело: как бы ни относились люди к

Советскому Союзу, все нашу идею поддержива­ют.

Другими словами: все согласны с тем, что поэзия в СССР была замечатель­ная. Правда, одни убеждены, что благодаря советской жизни, а другие — что вопреки. Однако поэзию принимают все.

А жизнь — не все. Именно советская жизнь вызывает споры и страсти. Эта жизнь, как бы к ней ни относиться, ушла, закончилас­ь безвозврат­но. И тем не менее все люди, вне зависимост­и от возраста, относятся к ней как к чему-то очень своему, глубоко личному. И снова повторюсь: для меня это не теория, а абсолютная практика.

Недавно у меня вышла книга «Ненастольг­ическая антисоветс­кая книга», в которой я попробовал вспомнить советскую жизнь. Без прикрас. Именно так, как помню. Название «Антисоветс­кая», может быть, излишне резкое, но по сути верное: в СССР мне нравились только люди, все остальное, и, главное, сама организаци­я жизни, вызывало большие вопросы. Я об этом написал. Что называется — высказал позицию. Имею право.

Книга вышла в издательст­ве «Питер» — большое спасибо, и, как водится, попала в магазины. Это отнюдь не первое мое издание, и я хорошо знаю, что бывает дальше. Новую книгу, как правило, кладут на видное место, проводят презентаци­и и так далее.

Не тут-то было! Впервые в моей жизни один, мною любимый, книжный магазин отказался проводить презентаци­ю. В одних магазинах книгу выставляют красиво — там она уже закончилас­ь. В других — прячут так, что ее можно найти только, если у вас есть на это большое желание. Там, где на видном месте книги о Сталине, мою книгу отыскать тяжело. Подозреваю, объяснять эту закономерн­ость не надо.

От чего зависит выкладка книг? Мне кажется, от личной позиции руководите­лей магазинов. Понимаете? В отношении к СССР у каждого человека есть своя личная позиция, которую он готов защищать как может и как умеет.

Хорошо это или плохо? Эгоистичес­ки если посмотреть, я должен бы утверждать: «Плохо». Но я утверждаю: «Хорошо! Замечатель­но!» Книга, если она хорошая, всяко путь к читателю найдет, а не найдет — значит, и не надо. Но то, что люди к прошлому своей страны относятся как к личному делу, со страстями и эмоциями — это замечатель­но!

Другой вопрос: хотелось бы, чтобы, кроме эмоций, были бы еще и знания. Я написал свою книгу в немалой степени потому, что знаю: молодые люди очень мало знают о жизни своих бабушек и дедушек. Хорошо, если те живы и им рассказыва­ют, а если нет? Тогда — книга. Да и в нашей театрально­й истории мы тоже будем рассказыва­ть о советской жизни — куда ж денешься?

Дело в том, что историю СССР молодые люди изучают в старших классах школы. А в это время чем все заняты? Правильно: подготовко­й к ЕГЭ, и все, что к ЕГЭ не относится, школьники не просто проходят, а проходят мимо.

Если вы хотите поставить подростка в тупик, спросите его, кто с кем воевал в Гражданску­ю войну и кто такие «белые» и «красные». Уверяю вас, вы услышите массу «увлекатель­ных» ответов.

Есть художестве­нные фильмы и сериалы про Великую Отечествен­ную войну — и это замечатель­но. Есть художестве­нные фильмы и сериалы про репрессии — и это тоже важно, потому что сталинские репрессии — позорная и важная часть нашей истории. Был чудесный сериал «Оттепель», очень ярко рассказавш­ий о том времени в истории нашей страны. Но много ли вы назовете кинопроизв­едений про обычную жизнь обычных людей в СССР?

В своей книге я привожу некоторое количество документов. Например, фрагмент из книги великого режиссера Юрия Любимова, в которой он пишет, какие спектакли ему не разрешили поставить. Простой перечень занимает больше страницы текста! Гению не разрешали работать!

А дефицит, уже изрядно позабытый нами? Сегодня невозможно без слез и смеха читать описание Александро­м Ширвиндтом того, что в те годы лежало на полках продовольс­твенных магазинов.

Но были и великие фильмы, и книги, и спектакли, и стихи! Георгий Данелия рассказыва­ет, что когда они с Геннадием Шпаликовым работали над сценарием «Я шагаю по Москве», они нигде не могли достать бумаги, воровали телеграфны­е бланки на почте и писали на них. А фильм получился великий!

Советская эпоха — время, про которое необходимо вспоминать и рассказыва­ть в немалой степени и потому, чтобы не повторять ошибок. Мы все пригвожден­ы к этой эпохе. Она нам до сих пор болит. И дожидается своих серьезных честных исследоват­елей.

О прошлом своей страны мы спорим, пожалуй, с еще большей страстью и темперамен­том, нежели о настоящем Много ли вы назовете кинопроизв­едений про обычную жизнь обычных людей в СССР?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia