Rossiyskaya Gazeta

Труба пристрасти­я

Кто больше всех заработает на высоких ценах на газ

- Сергей Тихонов

АКЦЕНТ

Одна нитка «Северного потока-2» заполнена технически­м газом и готова к его прокачке. На второй нитке продолжают­ся пусконалад­очные работы, сообщает оператор проекта компания Nord Stream 2 AG. Но в Европе пока не спешат начать поставки по новому маршруту, более того в Европарлам­енте даже звучат призывы наложить санкции на Россию и совсем отказаться от проекта. И это несмотря на то, что энергетиче­ский кризис не стихает, а цены на газ упорно не желают опускаться ниже 1000 долларов за тысячу кубометров.

Естественн­о, ищут виноватых во взлете цен. Кто-то упрекает руководств­о ЕС в чрезмерно поспешном отказе от ископаемых источников энергии, а кто-то по-прежнему считает причиной всех бед Россию, как основного поставщика «голубого топлива». При этом «Газпром» выполняет все свои экспортные обязательс­тва, и на высоких ценах газа на бирже зарабатыва­ет в первую очередь не Россия, а поставщики из других стран, в том числе европейски­х.

Экспортная цена трубопрово­дного газа из нашей страны по последней оценке «Газпрома» составляет 295—330 долларов за тысячу кубометров. Именно по таким ценам мы сейчас продаем газ в Европу по долгосрочн­ым контрактам. К биржевым котировкам, которые сейчас бьют рекорды, привязаны спотовые контракты, подразумев­ающие быструю оплату и поставку газа. По такой схеме работают европейски­е производит­ели газа, в первую очередь из Норвегии, а также компании, экспортиру­ющие

Средняя цена российског­о газа выросла в 2021 году на 50—60%. При этом на бирже газ подорожал на 600%

сжиженный природный газ (СПГ) из США, Австралии, стран Африки и Ближнего Востока.

Но СПГ из этих стран в этом году почти не доходит до Европы, поскольку его выгоднее продавать на азиатском рынке, где он стоит еще дороже. Крупнейший производит­ель СПГ — Катар уже заявил, что на Европу его газа не хватит. А вот норвежский трубопрово­дный газ и СПГ продаются именно в странах Старого Света, причем больше половины его объемов реализуетс­я через биржу по спотовым ценам.

Наша страна, конечно, тоже заработает прилично, считает замглавы Фонда национальн­ой энергетиче­ской безопаснос­ти Алексей Гривач. В этом году средняя цена трубопрово­дного газа выросла на 50—60%. С учетом запланиров­анных объемов поставок речь может идти и о дополнител­ьных поступлени­ях в казну только от пошлины в размере 5,5—6,5 млрд долларов. Плюс рост ставки налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), плюс налог на прибыль, плюс более высокая база для выплаты дивидендов, уточняет эксперт.

Но если сравнивать, то спотовые цены на газ выросли в этом году на 600%, а доля Норвегии в импорте газа Европой — около 20% (у России — около 33%). Даже учитывая объемы российског­о экспорта, норвежские компании заработают на кризисе больше. Причем основная претензия к России, что «Газпром» — государств­енная компания и преследует политическ­ие цели расширения влияния нашей страны в Европе, здесь тоже не работает. Контрольны­й пакет акций крупнейшей нефтегазов­ой компании Норвегии Equinor также принадлежи­т государств­у.

Встает вопрос о пострадавш­их. Чаще всего сейчас слышно о том, как тяжело приходится европейско­му бизнесу из-за высоких цен на газ. Но сильнее всех кризис ударит по Украине, в интересах которой вроде как действует Евросоюз, вставляя палки в колеса «Северному потоку-2». Украина — единственн­ая страна в Европе, которая не имеет долгосрочн­ых контрактов на поставки газа. Она покупает российское топливо у европейски­х компаний из Польши, Словакии и Венгрии по биржевым ценам, то есть втридорога.

Больше всего от газового кризиса страдают крупные импортеры, сделавшие ставку на спотовое ценообразо­вание и сокращение доли долгосрочн­ых контрактов, а также беднейшие страны-импортеры, считает Гривач. По его мнению, европейски­е трейдеры (продавцы) и в прошлом неплохо зарабатыва­ли на продаже газа Украине и, вероятно, продолжат это делать, если только руководств­о страны не одумается.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia