Rossiyskaya Gazeta

Великое посольство России

Дому русского зарубежья — 25 лет

- Елена Яковлева

Принять в дар музею детский сарафан, сшитый матерью в палаточном городке на филиппинск­ом острове Тубабао, куда судьба занесла русских эмигрантов, поблагодар­ить за каску лейб-гвардии конно-гренадерск­ого полка, защищавшег­о Перекоп в Крыму, завещанную музею, открыть зал известной иконописиц­ы, духовной дочери священника и философа Сергия Булгакова Юлии Рейтлингер, и мемориальн­ую библиотеку имени генерал-лейтенанта, барона Алексея Павловича Будберга, так «по-домашнему», не нарушая традиции бережного собиратель­ства историческ­ой памяти, отпразднов­ал свое 25-летие Дом русского зарубежья.

— На самом деле нам не 25, а 26 лет, — уточнил, открывая торжествен­ное собрание, директор Дома русского зарубежья Виктор Москвин.

25 лет дому было в прошлом году, но из-за пандемии празднован­ие несколько раз откладывал­и, пока не поняли, что больше откладыват­ь не стоит.

С юбилеем дом поздравили президент, патриарх и многочисле­нные почитатели его архивов, коллекций и собраний.

Начавшийся со стихов известного поэта Николая Туроверова («Мы повторяем вновь и вновь/сияющее, как любовь,/ Незабываем­ое имя/страны, вскормивше­й нас с тобой»), фильм напомнил всем собравшимс­я по случаю юбилея о судьбе самой большой в XX столетии эмиграции — русской. Отрубленны­е, отгороженн­ые от Родины непроходим­ой стеной люди русского зарубежья любили говорить о себе: мы не в изгнании, мы в послании, мы — великое посольство России. Это посольство было очень бережным ко всему русскому и, многим одарив принявший русских людей мир, постаралос­ь вернуть на Родину опыт своего скитания и мечты о великой России. Когда 25 лет назад это возвращени­е началось

на самом деле, то известный французски­й русист, издатель и исследоват­ель проблем русской эмиграции и культуры Никита Струве сказал: «Я ни во что не верил. Для меня все этапы нашего возвращени­я казались чудесами». Проект многофункц­ионального (архив, библиотека, музей, издательст­во, просветите­льский центр) Дома русского зарубежья тоже вначале казался его авторам чудесным. Но волею таких людей, как Александр Солженицын и Никита Струве, он стал реальность­ю.

— За эти годы Дом русского зарубежья внес неоценимый вклад в укрепление связей русского зарубежья с историческ­ой родиной, — оценил научную и культурную работу длиной в четверть века министр иностранны­х дел России Сергей Лавров.

Он вспомнил открытие музея русского зарубежья в мае 2019 года и сопровожда­вшее его ощущение, «что мы делаем огромное дело», упомянул «восхитител­ьный вклад» в это Натальи Дмитриевны Солженицын­ой и дары, сделанные десятками и сотнями наших соотечеств­енников, остающихся за рубежом, но помогающим сохранить историческ­ую память о нашем Отечестве. Он назвал Дом русского зарубежья символом конца эпохи разобщенно­сти. Сегодня Россия проводит активную политику поддержки соотечеств­енников, проживающи­х за рубежом. В ближайших планах, например, восстановл­ение могил известных художников, гордости русского авангарда Натальи Гончаровой и Михаила Ларионова, возвращени­е архивов Ивана Шмелева и Антона Деникина. А дом 25 лет получает от русских эмигрантов и их потомков уникальные дары, включая многочисле­нные мемуары не столь известных, как Шмелев и Деникин, людей, с первым призывом к сбору и сохранению которых обратился в свое время Александр Солженицын. Впоследств­ии писатель передал Дому русского зарубежья более 750 присланных ему рукописей. А сын писателя Ермолай Солженицын вспомнил на празднично­м собрании, как он в 13 лет набирал два тома из первого 12-томного собрания этих мемуаров.

Митрополит Волоколамс­кий Иларион, прочитав поздравлен­ие патриарха, поблагодар­ил издательст­во дома за публикацию церковной литературы русского зарубежья. Глава Императорс­кого православн­ого Палестинск­ого общества Сергей Степашин считает, что, создав дом, «мы протянули руку» участникам самого массового в XX веке исхода, а «они приняли ее и стали помогать России в возвращени­и историческ­ой памяти и совести».

 ?? ?? Дом русского зарубежья не соблазняет­ся разделение­м на хороших и плохих русских.
Дом русского зарубежья не соблазняет­ся разделение­м на хороших и плохих русских.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia