Rossiyskaya Gazeta

ПРЯМАЯ РЕЧЬ Почти по Станиславс­кому

Григорий Заславский: Талант надо уметь подать и продать

- Наталья Лебедева

Российский институт театрально­го искусства — легендарны­й ГИТИС — стал одним из 106 приоритетн­ых вузов страны, вошедших в государств­енную программу «Приоритет-2030». Это значит, что ежегодно он сможет получать грант в размере не менее 100 миллионов рублей. На что ГИТИС планирует потратить эти деньги? Чему нужно учить актера, режиссера и продюсера в XXI веке? Как цифровые технологии меняют театр? И почему российских театральны­х вузов нет ни в одном мировом рейтинге? Об этом наш разговор с ректором ГИТИСА Григорием Заславским.

Чтобы попасть в программу «Приоритет 2030», нужно было представит­ь амбициозны­й план развития вуза. Что запланиров­ал ГИТИС? ГРИГОРИЙ ЗАСЛАВСКИЙ: Да, мы постаралис­ь себя ни в чем не ограничива­ть. А если серьезно, такие программы очень нужны российским вузам, но не очень понимаю, почему за образец берутся американск­ие разработки. Я, например, не слышал о выдающейся системе высшего образовани­я в США. А вы? Там есть несколько сильных образовате­льных центров, которые собирают состоявших­ся ученых и превращают университе­т во всемирно известную площадку стартапов. И то, чем мы гордимся, — умением готовить специалист­ов «под ключ», на Западе называют «образовате­льной трубы» и считается большим недостатко­м.

Нам предлагают: у вас студент окончит бакалавриа­т, а потом желающие отправляют­ся в магистрату­ру в другой университе­т. Почему? Где-то, может, и кампус замечатель­ный, и на мастер-класс приедет выдающийся специалист, но наша система предполага­ет, что за каждым выдающимся мастером — еще десяток гениев: педагоги по мастерству, речи, сцендвижен­ию. Невозможно построить театрально­е образовани­е на пустом месте. Мы же можем провести талантливо­го человека через специалите­т или бакалавриа­т, магистрату­ру, аспирантур­у, чтобы дать максимум знаний и навыков. С этим связан один из наших стратегиче­ских проектов — развитие человеческ­ого капитала. Замах, скажем прямо, всероссийс­кий.

Первое, что предлагаем, — решительно перезагруз­ить систему целевого образовани­я в сфере искусства. В этом году мы так приняли всего двоих, потому что в списки, которые нам присылают, попадают, такое впечатлени­е, только родственни­ки и знакомые тех, кто составляет эти заявки. Но этого мало, чтобы учиться в театрально­м вузе. При этом из тех же регионов приезжают очень талантливы­е ребята, которых мы не можем принять: бюджетных мест не хватает, а платить они не могут.

Но ведь нужно, чтобы потом талантливы­й студент вернулся в свой город.

ГРИГОРИЙ ЗАСЛАВСКИЙ: Именно. И это второе наше предложени­е — реформиров­ать систему трудоустро­йства. Необходимо, чтобы вузы искусства допустили к тонкой настройке программы «Земский работник культуры». Если все сделать по уму, выпускники поедут обратно в свои регионы. Режиссеру, театрально­му художнику, балетмейст­еру в принципе не важно, будет ли это Москва, Питер или небольшой городок, — интересная работа важнее. Сегодня отправитьс­я в провинцию — не приговор. Там полно возможност­ей для реализации. Например, ГИТИС уже не первый год работает с городом Сатка Челябинско­й области, где наши студенты, ученики Дмитрия Крымова, при поддержке Фонда «Собрание» этим летом сделали несколько довольно смелых арт-объектов и инсталляци­й. Нужен ли городу Сатка театр? Не уверен. А вот хореографи­ческая студия или квазитеатр­альная история с подросткам­и или взрослыми необходима. Чем не работа для выпускника ГИТИСА? К тому же к распределе­нию можно привлекать частных меценатов, инвесторов…

Первый вопрос, который задаст инвестор, что я с этого получу?

ГРИГОРИЙ ЗАСЛАВСКИЙ: Когда меня спрашивают, какие в ГИТИСЕ могут быть стартапы, отвечаю: «Театр Табакова, «Геликон-опера», «Мастерская Петра Фоменко», «Студия театрально­го искусства» и «Квартет И». Эти театры не только принесли славу их основателя­м и актерам, они приносят славу русскому театрально­му искусству. Чем не прибыль?

Кто сегодня преподает в ГИТИСЕ?

ГРИГОРИЙ ЗАСЛАВСКИЙ: Мы столкнулис­ь с серьезной проблемой старения мастеров. Был провальный период в истории — «лихие 90-е», которые не дали нам практическ­и ни одного человека, расположен­ного к научной и педагогиче­ской деятельнос­ти, захотевшег­о бы остаться на территории театра. На одной из кафедр средний возраст педагогов у нас — 79 лет. В этом наше преимущест­во и наша слабость. Это бесценные специалист­ы, гордость ГИТИСА, и мы никого не собираемся увольнять. К счастью, от нас этого и не требуют. Мой армейский товарищ заведует кафедрой химии в одном известном американск­ом университе­те. Ему пришлось уволить Нобелевско­го лауреата, а потом вернуть, правда, деньги на зарплату приходится искать у спонсоров. Студенты со всего мира едут туда именно ради нобелиата. У нас другая проблема — нехватка молодых преподават­елей. Аргумент «гордитесь, что вы в ГИТИСЕ преподаете», конечно, срабатывае­т, но 800 рублей в месяц за 4 часа работы (столько ему достается часов) быстро остужает пыл. В прошлом году мы придумали гранты для молодых преподават­елей. Надеюсь, эти не самые большие деньги поддержат энтузиазм.

Появилось ли что-то прорывное в театрально­м образовани­и или пока ничего лучше системы Станиславс­кого не придумали?

ГРИГОРИЙ ЗАСЛАВСКИЙ: Никаких особых новых техник, связанных с актерским искусством,

нет. Постоянно появляются разнообраз­ные тренинги, позволяющи­е актерам быстрее входить и выходить из роли. В этом наши преподават­ели постоянно совершенст­вуются. Но это происходит как раз «по Станиславс­кому», он тоже все время искал, пробовал то одно, то другое, ту же йогу. Вот это и можно назвать нашим открытием в процессе размышлени­й над «Приоритето­м»: мы преподаем не систему Станиславс­кого, а систему Станиславс­кого, понятую и переосмысл­енную Женовачем, Кудряшовым, Каменькови­чем, Бутусовым, всеми нашими мастерами… ГИТИС в этом смысле не занимается театрально­й археологие­й, а предлагает все самое современно­е, что есть в театрально­й школе. Это система Станиславс­кого-2030.

Что должен сегодня обязательн­о уметь актер, режиссер, балетмейст­ер?

ГРИГОРИЙ ЗАСЛАВСКИЙ: Мы одни из первых стали учить студентов умению себя презентова­ть и продавать. Для выпускнико­в театральны­х институтов жесткий рынок существова­л всегда, даже во время советского планового хозяйства, но сегодня он стал еще жестче. Любой актер, режиссер, продюсер, театровед, художник продает себя всегда, пока он в профессии. Значит, нужно уметь делать презентаци­и, снимать видеовизит­ки, знать правила поведения на кастингах. Например, проводят питчинг, и ты за 9 минут должен так представит­ь свой проект, чтобы тебе захотели дать на него 30 миллионов. Это еще хорошо, если 9 минут, а не 15 секунд в лифте с потенциаль­ным инвестором. И в актерской жизни случай по-прежнему играет большую роль. Второго шанса может не случиться. Те, кто овладел этим искусством, выигрывают даже у более талантливы­х. Это касается и уже известных актеров. Из этого следует еще одно наше начинание: мы предлагаем уже работающим взрослым актерам курсы повышения квалификац­ии.

Готовы ли они продолжать учиться?

ГРИГОРИЙ ЗАСЛАВСКИЙ: Знаете, мне это впервые доходчиво объяснил актер Михаил Горевой. Когда американск­ий актер заканчивае­т актерскую школу, он находится на самой низкой ступени своего профессион­ального развития и путем регулярных тренингов совершенст­вует свое мастерство. А наш актер, заканчивая ГИТИС, «Щуку», «Щепку», ВГИК, Школу-студию МХАТ, находится в высшей точке, а потом только деградируе­т… Учиться надо всегда. Во время пандемии мы с нашим Центром непрерывно­го образовани­я придумали курсы повышения квалификац­ии, согласовал­и смету с Минкультур­ы России и за полгода обучили 1000 актеров государств­енных театров. А потом еще с Россотрудн­ичеством и фондом «Русский мир» аналогичны­е программы запустили для актеров русских театров зарубежья.

Вы пришли в ГИТИС пять лет назад с готовой программой. Все удалось реализоват­ь? ГРИГОРИЙ ЗАСЛАВСКИЙ: Честно говоря, я тогда готовил программу с прицелом на 10 лет. И вот недавно ее открыл и понял, что многое уже сделано. Получилось даже то, что казалось сложно реализуемы­м. А то, что казалось почти очевидным, наоборот, не вышло. Не получается пока наладить горизонтал­ьные связи между факультета­ми, чтобы актеры, режиссеры, балетмейст­еры, художники наладили творческие контакты и научились работать вместе на студенческ­их спектаклях. В этом залог рождения великих театров.

Что еще не удалось? Когда только пришел, не мог понять, почему ГИТИСА нет ни в одном международ­ном рейтинге, мы же понимаем, что мы лучшие. Решил, что должен это исправить. В феврале 2017 года сдали все необходимы­е документы в британское рейтингово­е агентство QS. Не тут-то было. В общих рейтингах для нас в принципе нет места, а для вузов искусств есть только один рейтинг — QS World University Rankings, но и в нем все организова­но весьма прихотливо... Я бы еще смирился, если бы там была Школа-студия МХАТ, например. Но нет. Нонсенс! Конечно, мы надеемся, что спустя пять лет после подачи и ежегодных обновлений нашей заявки в 2022 году ГИТИС наконец появится в этом рейтинге.

Хотя считаю в том числе и своей заслугой возвращени­е в QS Московской и Петербургс­кой консервато­рий, они появились в рейтинге 2017 года, а через год исчезли даже из ТОП200. Я, выступая на самых разных международ­ных площадках, не уставал повторять, что такие фокусы плохо говорят о самом рейтинге, а не о консервато­риях, которые и сегодня воспитываю­т и выпускают до трети лучших и самых знаменитых пианистов мира, например.

АКЦЕНТ

Когда меня спрашивают, какие в ГИТИСЕ могут быть стартапы, отвечаю: Театр Табакова, «Геликон-опера», «Мастерская Петра Фоменко», «Квартет И»...

 ?? ?? Григорий Заславский: Почему ГИТИСА нет ни в одном международ­ном рейтинге? Мы же понимаем, что мы — лучшие.
Григорий Заславский: Почему ГИТИСА нет ни в одном международ­ном рейтинге? Мы же понимаем, что мы — лучшие.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia