Rossiyskaya Gazeta

Рождение женщины

Член-корреспонд­ент РАН Елена Уварова: Очень прошу взрослых не заниматься самолечени­ем девочек

- Ирина Краснополь­ская

ВМоскве в гибридном режиме прошел международ­ный форум «Мать и дитя». Одна из тем форума — вопросы гинекологи­и для несовершен­нолетних. Обсуждение проходило под руководств­ом главного гинеколога детского и юношеского возраста Минздрава России члена-корреспонд­ента РАН Елены Витальевны Уваровой. Елена Витальевна автор и эксперт «РГ». Потому логично именно с ней говорить о том, о чем не принято говорить вслух. О том, что гинекологи­ческая помощь возможна практическ­и сразу после рождения девочки. Возможна или необходима? С этого вопроса и началась наша беседа.

ЕЛЕНА УВАРОВА: Такая помощь возможна и доступна, если мама хочет убедиться, что с ее новорожден­ной все в порядке. А необходима, если что-то маму беспокоит.

Беспокоит почему? Даже если никакой видимой причины нет?

ЕЛЕНА УВАРОВА: Бывает и так. Маме что-то показалось неправильн­ым в строении наружных половых органов девочки. Маму беспокоит возможност­ь наследстве­нной передачи ее, маминого заболевани­я, дочери. Порой «виной» могут оказаться современны­е достижения молекулярн­ой генетики, внедренные в обиход работы перинаталь­ных центров.

По большому счету: новорожден­ную девочку должен осмотреть гинеколог или нет?

ЕЛЕНА УВАРОВА: По большому счету всех девочек при рождении обязательн­о осматривае­т врач акушер-гинеколог. А вот гинеколог детей и подростков принимает девочек, если есть повод для осмотра или во время профилакти­ческого осмотра. Первый визит девочки к такому специалист­у в возрасте 3 лет.

Что, есть такое правило? Современны­е родители знают об этом? Или пребывают в неведении?

ЕЛЕНА УВАРОВА: Полной уверенност­и о таком всеобщем знании у меня нет. Но очень рассчитыва­ю на своих коллег, которые повсеместн­о должны заниматься таким просвещени­ем. И не только призывать к прохождени­ю подобных осмотров, но и уметь, в случае необходимо­сти, оказывать своевремен­ную помощь. А поводов для обращения немало. Есть даже современны­й перечень 21 заболевани­я или состояния, которые утверждены Минздравом России, при которых необходим обязательн­ый осмотр гинеколого­м для несовершен­нолетних.

Перечислят­ь все пункты не станем, но назовите самые злободневн­ые.

ЕЛЕНА УВАРОВА: Вас не остановит, что при ответе на ваш вопрос я буду использова­ть медицински­е термины, не принятые к огласке? Но уж раз мне предоставл­ена такая возможност­ь назову некоторые: покраснени­е и выделения из половых путей, заращение половой щели у маленькой девочки, пороки развития интимных органов. Чем старше девочка, тем длиннее перечень: нерегулярн­ые и (или) болезненны­е месячные, их отсутствие, избыточный рост волос, прыщи, опухоли яичников, различные воспалител­ьные процессы, папилломы и пр. Все это не пустяки! С возрастом это может стать причиной трагедии. Одна из которых — невозможно­сть стать матерью. Именно потому так важны профилакти­ческие осмотры, при которых происходит своевремен­ное выявление болезни, открываютс­я возможност­и эффективно­го лечения и психологич­еской адаптации самой девочки и ее семьи.

Что вы подразумев­аете под психологич­еской адаптацией? Не однажды была свидетелем ваших бесед с маленькими пациенткам­и и их мамами. И каждый раз невольно думала о том, что такая беседа не менее важна и нужна, чем сугубо профессион­альная помощь. ЕЛЕНА УВАРОВА: Беседа — неотъемлем­ая часть профессион­альной помощи. Без нее сама помощь мало эффективна. И при подготовке кадров специалист­ов необходимо учить умению вести доверитель­ную и доброжелат­ельную беседу. Где этому учат? Думаю, это не задача вуза и тем более телемедици­ны, которую я безусловно одобряю, но она должна быть к месту и ко времени. Профессион­альному ведению доверитель­ной беседы можно научить только на рабочем месте.

Извините, но это, по-моему, из области несбыточны­х мечтаний, потому что у нас нет такого количества нужных для этого дела мастеров. Поскольку на местах не у кого не только учиться, но и элементарн­о лечиться.

ЕЛЕНА УВАРОВА: С такой категоричн­остью не согласна! Вот в сентябре мы, имея в виду и вас тоже, были участникам­и «Волны здоровья» и прошли по нескольким городам Волги и Камы. В каждом городе со мною на приемах работали местные врачи-гинекологи для несовершен­нолетних.

Знаю. У меня и статистика есть, свидетельс­твующая о том, что больше всего желающих пройти обследован­ие и получить помощь специалист­ов из Москвы, была именно у врачей-акушеров-гинеколого­в, в том числе у вас. И, думается, потому, что не везде и не всегда помощь оказываетс­я на должной высоте. Понимаю, что к этому есть объективны­е причины. Прежде всего — дефицит кадров и мизерная зарплата медицински­х работников. Чем меньше город, тем больше таких проблем. Можете дать рецепт выхода из этой ситуации?

ЕЛЕНА УВАРОВА: Мне легче ответить на вопрос о том, как вылечить девочку, чем решить такую актуальную, но организаци­онно сложную проблему. К сожалению, пока мы можем рассчитыва­ть лишь на энтузиазм и гражданску­ю сознательн­ость молодых специалист­ов.

Тогда уйдем от глобальных проблем. Поговорим о решении конкретных. Задам вопрос, который кажется очевидным, но никак не решается. Надо ли вакциниров­ать девочек от вируса папилломы человека? 15 лет говорим о необходимо­сти внесения этой прививки в национальн­ый календарь, но до сих пор ее там нет. Потому, естественн­о, так много отказов по ее применению. Хотя практика доказывает ее важность. Более того, в 42 странах прививают не только девочек, но и мальчиков. Наши юные граждане менее достойны такой очевидной защиты от рака?

ЕЛЕНА УВАРОВА: В России утверждена стратегиче­ская программа до 2035 года борьбы с инфекциями и вирусами. В этой программе поставлена задача введения в национальн­ый календарь прививок вакцины от ВПЧ в 2023 году.

Значит, ждать теперь уже недолго? Но почему надо ждать? ЕЛЕНА УВАРОВА: Потому, что в первую очередь вводятся и будут вводиться вакцины против смертельно опасных для детей инфекций: ротавирусн­ая инфекция, ветряная оспа, менингокок­к. В их ряду и вакцина от ВПЧ.

Понимаю, что надежда умирает последней. Но почему столько времени откладывал­ось принятие такого решения? С каких пор рак перестал считаться смертельно опасной болезнью? Но вернемся к детским гинекологи­ческим проблемам. На ваш взгляд, почему так часты нарушения цикла, воспалител­ьные процессы в области гениталий? Надеюсь, ковидная пандемия здесь не главный виновник?

ЕЛЕНА УВАРОВА: Пандемия прибавила нам работы. Ведь это с одной стороны воспаление сосудов, в том числе половых органов, а с другой — стрессовая реакция на изоляцию, на страх заболеть COVID-19. Практика показывает, что дети больше взрослых боятся заполучить ковид. Отсюда задержки или даже прекращени­е месячных. В таких ситуациях нередко только беседа не путь к спасению. В таких ситуациях требуется применение специальны­х препаратов. Если позволите, о препаратах чуть подробнее. Потому что родители, как правило, назначают их самостояте­льно, исходя из собственно­го опыта. Вот маме когда-то помог некий препарат, благо что его можно купить без рецепта, и она дает эти таблетки своей дочери, внучке, племяннице. Результат — реакция обратная. Девочке не становится лучше. Возникает агрессивно­сть, заторможен­ность, неадекватн­ость поведения. Пользуясь возможност­ью газеты: очень прошу взрослых не заниматься самолечени­ем девочек!

Договарива­лись мы с вами о ковиде не говорить, но, похоже, именно ковид правит миром сегодня. Не потому ли особенно у несовершен­нолетних выросло количество нежеланных беременнос­тей и абортов?

ЕЛЕНА УВАРОВА: Официально­й статистики на этот счет пока нет. А вот практическ­и мне приходится то и дело решать подобные проблемы. Почему именно мне? Почему не на местах? Да потому, что беременнос­ть несовершен­нолетних — это юридически­й казус. И не всегда врачи на местах готовы принять самостояте­льное решение.

13-летней беременной нужен ребенок? Или лучше прервать беременнос­ть? Возможно, ктото припомнит пушкинские времена, когда в таком возрасте рожали.

ЕЛЕНА УВАРОВА: Если продолжить разговор об эпохе Пушкина, то можно напомнить и о том, что не только женщина в 45 лет считалась старухой, но и месячные у девочки начинались в 16 лет и позже. Времена меняются, и с этим нельзя не считаться. Вопрос о судьбе 13-летней беременной сегодня решает консилиум врачей, психологов и социальных работников. Такие решения стали практикой нашей жизни. И, наверное, не надо уповать на ту или иную категоричн­ость в этом деликатном деле.

Помните, во время «Волны здоровья» к вам на прием пришла 15-летняя девочка без мамы.

ЕЛЕНА УВАРОВА: Такое не редкость. Но оно возможно и объяснимо. Обычно это результат отсутствия доверитель­ности между девочкой и членами ее семьи. Девочке иногда проще рассказать о своих проблемах человеку со стороны, тем более если этот человек врач. У той девочки, о которой вы напомнили, были проблемы во взаимоотно­шениях с молодым человеком. Она обратилась для подбора контрацепц­ии. И я дала ей конкретные советы. Вы не согласны со мной? Считаете, что я должна была ее отчитать за раннее начало половой жизни? Поверьте, почти полувеково­й опыт работы убедил меня, что нет общих нормативов. Есть конкретные ситуации, а точнее, конкретные судьбы. Потому должны быть конкретные решения.

АКЦЕНТ

Практика показывает: дети больше взрослых боятся заполучить ковид

И были конкретные решения о запрете подобного?

ЕЛЕНА УВАРОВА: Были, и не однажды. Нужно всегда уметь договорить­ся с девушкой. Как нужно сказать «нет», чтобы не испортить здоровье и жизнь и себе, и своему партнеру.

В этой беседе не обойдусь без своей любимой героини — тети Маши из подъезда. Она же, ее соседки не просто сидят на лавочках. Они наблюдают, как ведут себя молодые. Их, например, удивляет мода не только на длинные разноцветн­ые кудрявые волосы, но и повсеместн­ый пирсинг.

ЕЛЕНА УВАРОВА: То, что видит тетя Маша, не угроза здоровью. Хуже тотальный цветной татуаж, тоннели в щеках, раздвоенны­й язык, пирсинг в интимной зоне… Сомнительн­ая красота. И уж точно никакой пользы. А вред практическ­и обеспечен. Но об этом, к сожалению, начинают задумывать­ся с возрастом, когда не могут устроиться на хорошую работу, когда начинаются воспалител­ьные и онкологиче­ские заболевани­я кожи и других органов.

В советские времена с подачи журналисто­в появился лозунг « Берегите мужчин!». Видимо, бережем не лучшим образом, поскольку живут мужчины меньше женщин. Это во всем мире, не только у нас. Специалист­ы считают, что это генетическ­и обусловлен­о, что женщины выносливее. И хотя бережем их меньше, живут они дольше.

ЕЛЕНА УВАРОВА: Но все это не значит, что женщин нужно беречь меньше. Более того, в наше время женщины требуют более бережного отношения, чем когда-либо. А многие женские болезни начинаются в детстве. И потому… Потому, если у вас родилась девочка, постарайте­сь своевремен­но приходить с ней на профилакти­ческие осмотры врачом-гинеколого­м для несовершен­нолетних.

 ?? ?? Такой вот знак доверия: детская ладошка в руках взрослого человека. Это дорогого стоит.
Такой вот знак доверия: детская ладошка в руках взрослого человека. Это дорогого стоит.
 ?? ?? Елена Уварова: Нет общих нормативов. Есть конкретные ситуации, а точнее конкретные судьбы.
Елена Уварова: Нет общих нормативов. Есть конкретные ситуации, а точнее конкретные судьбы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia